Возмещение будущих убытков

Предлагаем рассмотреть тему: "Возмещение будущих убытков" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:
  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Читайте так же:  Нарушение уродинамики правой почки

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

Источник: http://www.garant.ru/article/963086/

Возмещение убытков — от доказанности к умозрительности?

В последнее время в юридическом сообществе серьезно возрос интерес к проблематике возмещения убытков. Во многом это объясняется планируемой реформой гражданского законодательства, в рамках которой предполагается серьезно изменить существующее отношение судов к порядку взыскания убытков. Свой вклад в этот процесс может внести и Президиум ВАС уже в сентябре этого года.

Долгое время судебная практика по вопросам взыскания убытков в виде упущенной выгоды считалась устоявшейся. Арбитражные суды, опираясь на ст.15 ГК РФ, указывали, что заявляя требование о взыскании убытков, истец обязан доказать все элементы состава убытков, к которым относятся факт причинения убытков, их размер, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Так, ФАС Московского округа, в Постановлении от 14.11.2010 г. по делу А40-155298/09-40-11-60 оставляя в силе решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда об отказе во взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, исходил из недоказанности истцом наличия и размера убытков, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков. Более ранняя практика арбитражных судов федеральных округов (например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2006 г. по делу Ф04-7980/2006) свидетельствует о том, что такой подход был устоявшимся. ВАС РФ, рассматривая споры о возмещении убытков, подчеркивал, что обязательным элементом состава убытков нужно считать причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Недоказанность причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков становилась причиной отказа в удовлетворении требований об их взыскании в полном объеме даже при наличии самого факта причинения убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2005 №14354/04). Эта позиция прослеживается и в п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. №145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

Читайте так же:  Перерегистрация права собственности на землю

В этом документе излагалась суть дела по иску о возмещении вреда, причиненного акционерному обществу распространением федеральным органом исполнительной власти сведений, порочащих его деловую репутацию. Истец указал, что на официальном сайте упомянутого органа в интернете была опубликована информация о проведенной проверке и низком качестве производимых этим обществом товаров, после чего несколько контрагентов истца расторгли с ним договоры на поставку данных товаров, и в результате истец понес убытки в виде неполученных доходов.

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, указав, что судом установлен факт распространения сведений федеральным органом исполнительной власти, порочащий характер этих сведений, ошибочность упоминания акционерного общества в спорной публикации, которую этот орган признал, а также тот факт, что договоры поставки расторгнуты именно из-за опубликования этого сообщения.

Однако суд апелляционной инстанции с указанной позицией не согласился, решение суда первой инстанции отменил, указав, что расторжение договоров в отсутствие предусмотренных законом оснований для этого (существенное нарушение условий договора) не может рассматриваться как правомерное действие со стороны контрагентов истца. Следовательно, не основанное на законе расторжение договоров не может рассматриваться как прямое и непосредственное следствие действий ответчика по опубликованию недостоверной информации. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в данном деле не установлена причинно-следственная связь между сообщением федерального органа исполнительной власти и убытками истца. Таким образом, изложенный в пункте 13 упомянутого выше информационного письма ВАС подход еще раз подтвердил генеральный принцип, согласно которому при заявлении требования о взыскании убытков обязательному доказыванию подлежит причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненным ущербом.

Принимая во внимание, что до последнего времени судебная практика придерживалась единообразного доктринального подхода к разрешению споров о взыскании убытков, особый интерес представляет дело о взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, которое ВАС РФ рассмотрит в начале сентября текущего года. Из содержания определения о передаче дела в президиум усматривается, что судьям будет предложено принципиально иначе взглянуть на ст.15 ГК РФ и существенно изменить сложившийся подход к взысканию упущенной выгоды.

Как следует из определения о передаче дела в Президиум ВАС РФ по делу А56-44387/2006, компания «Ангентро Трейдинг Энд Инвестментс Лимитед» (один из акционеров ЗАО «СМАРТС») предъявила иск о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных акционерам ЗАО «СМАРТС» в результате наложения обеспечительных мер (включая арест акций) по исковым требованиям «Сигмы». По мнению заявителя, наложение обеспечительных мер не позволило ЗАО «СМАРТС» развиваться наравне с другими участниками гражданского оборота в данном сегменте рынка. Акционеры не имели возможности провести реорганизацию, вывести общество на IPO, получать банковские кредиты, что принесло им значительные убытки. Сохранение обеспечительных мер не позволило акционерам «СМАРТС» продать принадлежащие им акции по наиболее высокой цене.

Суды первой и кассационной инстанций оставили исковые требования без удовлетворения, отмечая, что наряду с обеспечительными мерами, указанными заявителем, в спорный период действовали и другие обеспечительные меры, акции «СМАРТС» были обременены залогом, факт возникновения у акционеров убытков в виде упущенной выгоды и их размер не доказан, равно как не доказана и причинно-следственная связь. Однако Коллегия судей ВАС РФ с вынесенными судебными актами не согласилась, предложив, по сути, расширить понятие упущенной выгоды, сформулированное действующим законодательством.

В действующей редакции пункта 2 ст.15 ГК РФ под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые потерпевший должен был получить при обычных условиях гражданского оборота. При этом ст.393 ГК РФ гласит, что истец должен доказать, что им были предприняты меры для ее получения и сделаны необходимые приготовления.

Убытки же, заявленные к взысканию компанией «Ангентро», носят вероятностный характер и не отхватываются содержанием ст.15 ГК РФ. Фактически, «Ангентро» требует взыскать с ответчика неполученные доходы, вызванные утратой заявителем потенциальных благоприятных возможностей на получение прибыли. При этом утрата возможности понимается не как утрата конкретных возможностей (которые можно подтвердить и доказать), а как некая общая утрата возможности эффективно осуществлять деятельность и получать соответствующую прибыль.

Позиция коллегии судей ВАС РФ по данному делу выглядит достаточно неоднозначно сразу по нескольким основаниям. Во-первых, далеко не все развитые правопорядки допускают взыскание убытков, связанных с утратой благоприятной возможности. Во-вторых, действующая редакция ст. 15 ГК РФ взыскания такого рода убытков, очевидно, не предусматривает, поскольку понятие упущенной выгоды сформулировано достаточно узко. В-третьих, проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предполагает внесение изменений в ст. 393 только в части определения размера убытков, однако никак не изменяет ст.15 ГК РФ, содержащую само понятие упущенной выгоды.

Большое количество вероятностных утверждений, положенных в основу такого иска, фактически делает невозможным применение существующей в российском праве концепции причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков. Вместе с тем очевидно, что именно причинно-следственная связь является, по сути, единственным адекватным инструментом, который способен учесть интересы как причинителя вреда, так и потерпевшего.

Ряд вопросов возникает и в связи с тем, что «Ангентро» заявляет о взыскании убытков на основании ст. 98 АПК РФ, а именно в связи с принятием обеспечительных мер. Действие любых обеспечительных мер потенциально ограничивает права ответчика на совершение определенных действий, доступных иным участникам гражданского оборота. Однако должен ли истец, реализующий предоставленное ему законом процессуальное правомочие заявлять об обеспечении иска, нести риск предъявления к нему требований о взыскании убытков в случае проигрыша иска по любым основаниям? Не слишком ли карательным будет такой подход в отношении лиц, обращающихся в суд исключительно с целью защиты нарушенных прав? Возможно ли в принципе взыскивать в такой ситуации убытки за правомерные по своей сути действия?

С другой стороны, какова вероятность, что лицо, в отношении которого применены меры, действительно воспользовалось бы рыночными механизмами и получило в результате этого прибыль? Возможно ли в принципе исключить все иные факторы, влияющие на бизнес-процессы, и подсчитать неполученный доход, а также установить причинно-следственную связь в такой ситуации?

Таким образом, вопросов возникает более чем достаточно, и потому с большим интересом приходится ожидать рассмотрения дела «Ангентро» на заседании Президиума ВАС и опубликования постановления по нему.

Читайте так же:  Права и обязанности ликвидационной комиссии

На указанные вопросы так или иначе предстоит ответить членам Президиума ВАС РФ при вынесении Постановления по указанному делу. Можно с уверенностью говорить, что данное постановление, безусловно, скажется на практике применения положений об убытках.

Александр Хренов, партнер юридической компании «Юков, Хренов и партнеры», председатель Комиссии по правам человека Ассоциации юристов России

Источник: http://pravo.ru/review/view/59760/

Андрей Егоров: «Место заранее оцененных убытков в системе частного права России»

В нормах российского права нигде не упоминаются заранее оцененные убытки. Вместе с тем стороны, особенно привыкшие работать с английским правом, включают их в договоры, подчиненные российскому праву, все чаще. Получат ли они защиту в судах — вот самый главный и интересный вопрос.

Заранее оцененные убытки можно рассматривать как неустойку, но это самый простой путь.

Кстати, некоторые суды не готовы идти даже таким простым путем, а просто, по сути, признают условия о заранее оцененных убытках недействительными (см., постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.11.2010 № Ф02-5888/2010 по делу № А19-1828/10 и АС Московского округа от 21.01.2015 № Ф05-14196/2014 по делу № А40-42680/14). Суды говорят: убытки не могут быть запланированы и определены заранее, в том числе их размер… наличие убытков, их причинение виновными действиями лица, причинно-следственная связь между действиями лица и убытками… подлежат доказыванию в каждом случае.

Понятно, что при такой позиции никаких перспектив у института заранее оцененных убытков в российском праве не имеется. И эта позиция в целом представляется неправильной. Но предупредить о ней читателя было необходимо.

В российской практике имеются также примеры, когда заранее оцененные убытки признаются неустойкой.

Есть два постановления (ФАС Северо-Кавказского округа от 31.01.2014 по делу № А53-27651/2012 и Уральского округа от 06.02.2013 № Ф09-13685/12 по делу № А50-11086/2012), в которых условие договоров о заранее оцененных убытках было написано как под копирку: «В соответствии с п. 2.8.3 договора, если сроки поставки нарушаются, поставщик компенсирует покупателю согласованные и заранее оцененные убытки в размере 0,1% от суммы полученной предоплаты за продукцию за каждый день просрочки платежа».

Наверное, стороны использовали какую-то единую проформу договора, автор которой явно хотел уйти от понятия неустойки, возможно, рассчитывая на неприменение к таким «заранее оцененным убыткам» ст. 333 ГК РФ.

На самом деле, эта ситуация не такая интересная. Здесь мы имеем дело не с подлинными, заранее оцененными убытками, а с обычной неустойкой, которую стороны просто переименовали. А суд переименовал ее обратно. То есть такие дела не позволяют ответить на вопрос о том, как соотносятся между собой институты неустойки и подлинных, заранее оцененных убытков.

Та позиция, что паушальные убытки являются разновидностью неустойки, оказывается довольно неприятной при банкротстве должника, поскольку в силу п. 3 ст. 137 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» суммы неустоек понижаются в реестре требований кредиторов в очередности (так называемая вторая подочередь третьей очереди).

Возможно, ориентируясь именно на это, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 01.04.2014 № Ф07-8728/2012 по делу № А56-47238/2011 при установлении требований кредитора по взысканию заранее оцененных убытков в деле о банкротстве расценил их как полноценные убытки, а не как неустойку. Логически из этого следует включение их в первую подочередь третьей очереди требований кредиторов. И это третья позиция в отношении заранее оцененных убытков в отечественной судебной практике.

За рубежом есть разные решения. Англо-американское право брать не стоит, поскольку там слишком отличная от России система координат. Там неустойки вообще не может быть, ибо она штраф, а он недопустим в частном праве. Так называемые карательные убытки запрещены и не взыскиваются. Это всем известно.

Интереснее посмотреть на германское право. В нем с конца 60-х годов прошлого века победило мнение о самостоятельности института заранее оцененных убытков (они называют такие убытки паушальными).

Наиболее интересное обоснование в Германии говорит о том, что смысл паушальных убытков заключается всего лишь в переносе бремени доказывания с истца на ответчика, то есть в облегчении доказывания кредитором размера убытков. Эта точка зрения говорит: договорное условие о неустойке нацелено на самостоятельную санкцию, идущую далее возмещения ущерба (договорная неустойка, которая покрывает не более чем типичный ожидаемый ущерб, не имеет штрафной функции). И напротив, паушальные убытки желают и могут лишь облегчить расчет ущерба; их функция давления на должника сводится исключительно к возмещению ущерба.

Видео (кликните для воспроизведения).

Логичное развитие данной точки зрения состоит в том, чтобы предоставить должнику возможность доказать, что фактический ущерб у кредитора возник в меньшем размере, чем согласовано в договоре.

Конечно, бывают пограничные ситуации, когда непонятно, идет речь о неустойке или паушальных убытках. Для разграничения играет решающую роль установленная судом цель сторон: должно ли соответствующее условие договора служить исключительно упрощенной реализации требования о возмещении ущерба (паушальные убытки) или прежде всего речь идет о том, чтобы оказывать «давление» на должника для исполнения его обязанности (договорный штраф). Важную роль также играет, идет ли речь о серьезной оценке типично ожидаемого ущерба или нет. 1

Подводя итог данным рассуждениям, можно придерживаться следующей точки зрения: рассматривать паушальные убытки как самостоятельный институт, который позволяет в договорном порядке перебрасывать бремя доказывания с лица, потерпевшего убытки (кредитора), на нарушителя обязательства (должника). В этом проявляется свобода договора. Если свобода договора позволяет ограничивать ответственность должника, то она же должна позволять ее ужесточать.

Понятно, что любой свободой можно злоупотреблять. Поэтому особое внимание следует уделить способам борьбы с возможными злоупотреблениями со стороны потенциальных кредиторов при помощи условия о заранее оцененных убытках. Здесь можно использовать ст. 10, 428, 333 ГК РФ.

Но режим паушальных убытков рекомендуется максимально подробно расписать в договоре. Условия нужно формулировать так, чтобы по их прочтении у судьи не возникало ощущения, что одна сторона обманывает другую. Он должен видеть, что стороны имели представление о реальном хозяйственном интересе кредитора и хотели установить определенный баланс интересов кредитора и должника. В число убытков можно включать:

затраты на обслуживание банковского кредита (процент за пользование теми деньгами, которые кредитор своевременно не получает от должника и вынужден их занимать в банке);

плату за подбор альтернативного контрагента в экстренном порядке;

расходы на замещающую сделку (например, если вовремя не будет выполнен ремонт автомобиля — плата за аренду аналогичного автомобиля или средние расходы на услуги такси).

Читайте так же:  Минусы некоммерческого партнерства

В любом случае польза от закрепления в договоре паушальных убытков может быть уже в том, что должник не сможет возражать в случае спора против того, что потери, о которых заявляет кредитор, не являются адекватными нарушению должника или должник не мог предвидеть подобные убытки.

Автор благодарен коллегам, которые подсказали данную тему как полезную для рассмотрения на открытом вебинаре для практиков. Детальное обращение к ней показало, что в данной сфере гражданско-правовой ответственности остается большая перспектива улучшения регулирования.

1 Grueneberg in: Palandt Kommentar zum BGB. 74. Aufl., 2015. § 276 Rn 26 S. 370.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/368252/

Что говорит ГК РФ о возмещении убытков

Стороны и участники гражданских правоотношений, коих большое многообразие, должны соблюдать права друг друга и иных лиц. Нарушение прав приводит для нарушителя к определенным законом негативным последствиям. Одно из них – возмещение убытков по ГК РФ, который регулирует возможность и порядок такого возмещения.

Понятие убытков

Одна из базовых норм ГК о возмещении убытков – ст. 15. Согласно ей, убытки складываются из 3-х составляющих:

  • расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет понести для восстановления нарушенного права;
  • утрата или повреждение его имущества (это реальный ущерб);
  • неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (это упущенная выгода).

Реальный ущерб – это не только фактические расходы, но и затраты на восстановление утраченного имущества, уменьшение его стоимости (в т. ч. если оно обнаружено по прошествии времени).

Упущенная выгода – неполученный доход, на который с учетом предпринятых для его получения мер и сделанных приготовлений увеличилось бы имущество, если бы право не было нарушено. Размер истец обычно определяет приблизительно.

По закону возмещение убытков можно требовать в полном объёме, если только их возмещение в меньшем размере не предусмотрено (п. 1 ст. 15 ГК РФ):

Важный нюанс: если лицо, нарушившее право, получило от этого доходы, то лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды – в размере не меньшем, чем такие доходы.

Возмещение убытков властями

Как известно, убытки могут причинить не только частные лица, но и незаконные действия (бездействия):

  • государственные органы;
  • местные власти;
  • их должностные лица.

В частности, такие убытки могут выражаться в издании не соответствующего закону или иному правовому акту акта госоргана или органа местного самоуправления.

В этой части возмещение убытков в гражданском праве регулирует ст. 16 ГК РФ. В ней заложен общий принцип, что убытки подлежат возмещению соответствующим уровнем властей.

Не забыл Гражданский кодекс и возмещение убытков от правомерных действий госорганов и органов местной власти. Это ст. 16.1 ГК РФ. Компенсация положена пострадавшему, юрлицу, а также их имуществу.

Если убытки причинило руководство компании

Убытки также могут причинить:

  • лица, уполномоченные выступать от имени юридического лица;
  • члены коллегиальных органов юрлица;
  • лица, определяющие действия компании.

Им посвящена статья 53.1 ГК о возмещении убытков. При наличии вины и по требованию предприятия лицо должно возместить причинённые убытки. Речь идёт о человеке, который уполномочен выступать от его имени организации в силу (п. 3 ст. 53 ГК РФ):

  • закона;
  • иного правового акта;
  • учредительного документа юрлица.

Однако ответственность наступает, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей такое лицо:

  • действовало недобросовестно или неразумно;
  • его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Члены же коллегиальных органов общества не несут ответственность, кто:

1. Голосовал против решения, которое повлекло причинение юрлицу убытков.

2. Действовал добросовестно и потому не принимал участия в голосовании.

Варианты возмещения вреда

На основании ст. 1082 есть два способа возмещения вреда:

1. Возместить в натуре (предоставить такую же вещь, исправить поврежденную вещь и т. п.).

2. Возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Если нарушено обязательство

Должник обязан кредитору возместить убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК РФ). При этом по общему правилу кредитор может использовать и иные способы защиты нарушенных прав, предусмотренные законом или договором.

Здесь при определении убытков за основу берут цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора. А если требование добровольно удовлетворено не было, – в день предъявления иска (хотя суд взять цены, существующие в день вынесения решения).

При определении упущенной выгоды учитывают:

  • предпринятые кредитором для ее получения меры;
  • сделанные с этой целью приготовления.

Общий принцип – размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

Отдельная ст. 393.1 ГК РФ регулирует возмещение убытков при прекращении договора. Так, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков – в виде разницы между ценой в прекращенном договор и ценой на сопоставимые товары (работы или услуги) по условиям договора, заключенного взамен прекращенного.

Соотношение убытков и неустойки

Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются только в части, не покрытой неустойкой (ст. 394 ГК РФ).

Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда:

  • допустимо взыскание только неустойки, но не убытков;
  • убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки;
  • по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки.

Источник: http://buhguru.com/otvetstvennost/chto-govorit-gk-rf-o-vozmeshhenii-ubytkov.html

Возмещение убытков

В гражданском праве возмещение убытков рассматривается как универсальный способ защиты прав гражданина.

Понятие убытка в аспекте гражданского законодательства

Возмещение убытков как форма гражданско-правовой ответственности закреплено в Гражданском кодексе и ряде нормативно-правовых актов. В законодательстве фигурирует ряд синонимичных понятий – «ущерб», «убытки», «вред» и другие. В сущности, эти понятия имеют тождественное значение.

Убытки могут быть материальными и моральными:

  • Моральный вред или ущерб предполагает нанесение лицу нравственных или физических страданий. Такой вид ущерба не имеет имущественной природы. Последствием нанесения морального вреда может быть подрыв репутации, оскорбление личности.
  • Материальный ущерб – нанесение вреда имуществу, материальным ресурсам личности, что повлекло утрату прибыли или возможности получить прибыль в будущем. Такой вид убытков имеет выраженный имущественный характер. Может быть нанесен физическому или юридическому лицу вследствие нарушения условий договора или других противоправных действий.

Любые убытки или ущерб – это последствия отрицательной направленности действий или бездействия человека по отношению к другому человеку или группе лиц.

Убытки, подлежащие возмещению, указаны в Гражданском кодексе РФ. В гражданском праве убытки – это имущественные последствия, отрицательные, невыгодные для кредитора, которые стали последствием правонарушения – действия должника.

Читайте так же:  Возмещение материального ущерба от пожара

Формы проявления убытков:

  • Упущенная выгода – доходы, которые могли быть получены, при условии, что ситуация, которая произошла по вине лица или группы лиц, организации, не нарушила бы планы;
  • Реально нанесенный ущерб – расходы, материальные потери, которые одно лицо понесло по вине другого лица или организации.

Возмещение убытков как способ защиты гражданских прав

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, возмещение убытков – одна из форм защиты гражданских прав.

Прямое возмещение убытков – вид защиты прав, требующий компенсации ущерба, нанесенного лицу действиями другого лица или группы лиц, организацией.

В гражданском праве возмещение убытков рассматривается как универсальный способ защиты прав гражданина.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса РФ, убытки – это определенные расходы, которые собственник имущества понес по причине противоправных действий другого лица. В рамках рассмотрения убытков в контексте норм гражданского права, выделяют несколько их признаков:

  • Носят, преимущественно, имущественный характер;
  • Требуют компенсации согласно принципам и нормам права;
  • Являются поводов для ответственности виновной стороны;
  • Всегда имеют отрицательное значение;
  • Требуют аргументации виновности, а обвиняемая сторона имеет право доказать свою невиновность;
  • Процесс возмещения убытков происходит исключительно на законных принципах;
  • Потерпевшая сторона должна доказать убытки.

Поскольку возмещение убытков считается универсальным способом, его можно применять даже в тех случаях, когда оно не предусмотрено конкретными нормами права или договором. Данный способ ответственности распространяется на различные юридические факты и считается максимально возможной мерой гражданской ответственности. Наиболее современная форма — прямое возмещение убытков. Ущерб в большинстве случаев подлежит полному возмещению – это зафиксировано в статье 15 Гражданского кодекса. Юридические лица имеют основания требовать полного возмещения ущерба по факту возникновения ситуации невыполнения обязательств по договору с данным юридическим лицом. При этом возмещение ущерба не обязательно является единственной мерой, применяемой в качестве наказания виновной стороны.

Целью возмещения ущерба, согласно Гражданскому кодексу, является восстановление права гражданина, которое было нарушено в условиях противоправных действий другого лица. При установлении суммы ущерба, который нужно выплатить пострадавшей стороне, необходимо учитывать реальный ущерб, нанесенный имуществу, и упущенную выгоду.

Разновидности убытков

Убытки или ущерб – материальные потери, которые несет одна сторона по вине другой (физического или юридического лица). Ущерб имеет всегда негативные последствия для потерпевшей стороны, поэтому задача гражданского законодательства – защитить имущественные права потерпевшего в рамках действующего законодательства. В качестве формы защиты прав граждан возмещение ущерба упоминается в нескольких статьях Гражданского кодекса РФ. В современной практике часто используется прямое возмещение убытков.

Ущерб существует в двух формах:

  • Реальный ущерб (имущественный, материальный ущерб, реальная потеря имущества или дохода) – вред, нанесенный фактически, при условии прямого негативного воздействия на имущество пострадавшего.
  • Упущенная выгода – вред, нанесенный возможной будущей прибыли от владения имуществом.

Ущерб может быть также представлен как:

  • Имущественный вред – вид убытков, который касается непосредственно имущества. Применяется прямое возмещение убытков.
  • Неимущественный или моральный вред – нанесение личных оскорблений, подрыв репутации. В данном случае, имеется в виду нанесение моральных или физических страданий.

В основе возмещения ущерба – принцип полной компенсации ущерба, который нанесен пострадавшей стороне. Это касается упущенной выгоды и реального ущерба. Решение каждого вопроса, который касается полного возмещения ущерба, требует индивидуального рассмотрения – не в каждой ситуации можно применить универсальный способ решения проблемы.

Основной вид возмещения убытков, как формы защиты гражданских прав – уплата неустойки. Используется в качестве формы гражданско-правовой ответственности в различных делах. Неустойка взымается в качестве денежных средств – определенных процентов за пользование чужими финансами или за нарушение обязательств по договору.

  • Штрафная неустойка – вид материальной ответственности, взымается, исключительно по нормам законодательства. Применение данного вида требует выплаты полной суммы сверх суммы неустойки.
  • Зачетная неустойка: оплачивается та часть, которую не покрывает неустойка, при условии наличия убытков. Этот вид является универсальным, не требующим применения специальных норм права.
  • Альтернативная неустойка применяется редко – это вариант неустойки, при котором кредитор сам выбирает способ выплаты – либо убытки, либо неустойка.
  • Исключительная неустойка: способ выплаты, которые исключают оплату суммы убытков. Для защиты прав потерпевшего выплачивается только сама неустойка.

Порядок возмещения убытков

Возмещение ущерба – универсальная, основная форма ответственности в гражданском законодательстве, зафиксированная Гражданским кодексом. Основной принцип – полное возмещение ущерба. Согласно закону, лицо, которое понесло убытки в результате противоправных действий другого лица или организации, имеет право требовать полной компенсации материального и морального вреда. Компенсация требуется также, если ущерб нанесен государственными организациями или должностными лицами в результате правомерной деятельности. В данном случае, исключения два:

  • Пострадавшее лицо дало согласие на определенные действия со стороны государственных органов.
  • Пострадавший гражданин просил о совершении определенных действий, зная о возможных последствиях.

Принцип полного возмещения для защиты прав действует во всех случаях, кроме ситуаций, которые решаются по заранее подписанному договору.

По договору вероятна выплата другой суммы, меньше полной стоимости.

Для полного возмещения ущерба пострадавшая сторона должна доказать наличие и размер убытков, виновная сторона, в свою очередь, имеет право защищать себя, доказать свою невиновность законными способами.

Понятие реального прямого ущерба и упущенной выгоды, их особенности

  • Реальный прямой ущерб – форма убытков, когда речь идет о непосредственном ущербе имуществу гражданина. К реальному ущербу относят расходы, которые кредитор произвел для компенсации нанесенного вреда. Например: сбои поставки продукции в магазин по вине транспортной компании стали причиной потери продуктов, поэтому хозяину магазина необходимо осуществить определенные расходы. Для возмещения применяется прямое возмещение убытков.
  • Упущенная выгода – форма нанесенного вреда, связанная с потерей возможного дохода, который можно было бы получить, если бы вред не был нанесен. Например: при работе на такси таксист получает основную прибыль от извоза, но, если машина повреждена не по его вине, он теряет возможность зарабатывать деньги – это его упущенная выгода.

Реальный ущерб оценивается фактически, имеет, преимущественно, имущественный характер. Для оценки реального ущерба и упущенной выгоды рекомендуется воспользоваться профессиональными услугами специалистов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://advokat-malov.ru/grazhdanskoe-pravo/vozmeshhenie-ubytkov.html

Возмещение будущих убытков
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here