Виндикационный иск постановление пленума

Предлагаем рассмотреть тему: "Виндикационный иск постановление пленума" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Некоторые особенности рассмотрения арбитражными судами виндикационных исков

Изварина Олеся Александровна
студент 2 курса магистратуры
Ростовского института (филиала) в г. Ростове-на-Дону
ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный
университет юстиции (РПА Минюста России)

За последние несколько десятилетий произошли существенные изменения не только экономических, но и правовых отношений. Право собственности стало фундаментальной правовой категорией, на которой стали строиться имущественные отношения в обществе. Вовлечение в имущественный оборот множества собственников неизбежно привело к сталкиванию интересов указанных категорий субъектов гражданско-правовых отношений. Все это привело к увеличению количества дел с участием собственников в арбитражных судах.

Во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 [1] были разработаны концептуальные изменения российского гражданского законодательства, ряд которых направлен и на совершенствование правового регулирования виндикационно-правовой защиты права собственности и других вещных прав.

Участившиеся случаи применения субъектами гражданско-правовых отношений виндикации как правового способа разрешения своих имущественных интересов, в т.ч. и субъектами государственной собственности разных уровней, муниципальной собственности, вызывают необходимость с учетом изучения материалов правоприменительной практики провести анализ виндикационного иска на предмет возможности его признания в качестве безусловного правового механизма защиты права собственности.

В современной юридической литературе утвердилось следующее понятие виндикационного иска. Под ним понимают иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате вещи в натуре [2]. Однако дискуссию вызывает правовая природа виндикационного притязания. Так, Е.А. Крашенинников утверждает, что виндикационное притязание не тождественно праву собственности и представляет собой самостоятельное субъективное право. Автор при рассмотрении правовой природы виндикации аргументированно обосновывает, что данное притязание является частью права собственности и не может существовать в рамках отдельного правоотношения.

Виндикация — это способ защиты имущественных интересов титульного владельца, способ получить конкретно-определенную вещь в свое фактическое владение и пользование, а в случае, если таким лицом является собственник, то и получение вещи в свое распоряжение от лица, незаконного его удерживающего.

Этот вывод вытекает из содержания ст. ст. 301 и 305 ГК РФ, которые устанавливают, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). Права, предусмотренные ст. 301 ГК РФ, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором [3]. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Следовательно, использованию виндикации как способа защиты имущественных интересов титульного владельца должно предшествовать наличие определенных правовых условий.

Наличие у истца права собственности, либо иного вещного права, либо юридического титула на обладание вещью. Закон устанавливает требования, предъявляемые к основаниям возникновения права собственности (иного юридического титула) на вещь.

В судебной практике часто возникает вопрос, должен ли суд при рассмотрении виндикационного иска проверять действительность сделки, породившую право собственности истца. Если материалы дела свидетельствуют о том, что сделка, на основании которой возникло право собственности истца, ничтожна, например, вследствие несоответствия закону или иным правовым актам, то суду предоставлено право применить последствия недействительности такой сделки по собственной инициативе.

Ответ этому дан в Постановлении Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» [4], которым установлено, что при разрешении исков об истребовании имущества из чужого незаконного владения, заявленных лицами, титул собственника которых основан на ничтожной сделке или акте государственного органа либо органа муниципального самоуправления, противоречащих законодательству, арбитражный суд вправе дать оценку такой сделке или, соответственно, не применять акт указанного органа (абз. 12 ст. 12 ГК РФ) независимо от того, предъявлялись ли требования о признании сделки или акта недействительными. Если истец приобрел право собственности на основании ничтожной сделки или акта органа, не соответствующих требованиям законодательства, у него не имеется правовых оснований для истребования имущества.

Необходимым условием, порождающим основание для обращения с виндикационным иском, является факт утраты собственником (титульным владельцем) фактического владения вещью. Виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того самого имущества, которое выбыло из его владения, либо вещи, обладающей едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например зерновых, строительных материалов и т.д. Данное условие имеет существенное правовое значение при виндицировании имущества, т.к. в случае невозможности идентифицировать вещь должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения.

Виндикация применяется к лицу, фактически владеющему вещью при отсутствии законных на то оснований.

Виндикационный иск может быть удовлетворен в зависимости от добросовестности ее приобретения ответчиком. Согласно ст. 302 ГК РФ владелец признается добросовестным, если, «приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае если владелец вещи знал или должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. Для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность».

Таким образом, в данном случае не действуют общие правила виндикации имущества: добросовестный приобретатель гарантирован от истребования у него денег или ценных бумаг на предъявителя независимо от того, завладел он ими возмездно или безвозмездно. Также не имеет значения, выбыли ли указанные объекты из владения собственника по его воле или против его воли. Такое правило применимо лишь к движимым вещам, т.к. регистрационный принцип оборота недвижимости предполагает исключение возможности добросовестного приобретения чужого имущества.

Важным условием защиты права собственности при помощи виндикации является законность имущественного права лица на виндицируемое имущество.

За долгие годы в юридической практике выработались определенные условия предъявления данного вида исков:

— вещь должна находиться во владении другого лица;

— истец должен доказать свои права собственника на истребуемую вещь;

— ответчиком является незаконный владелец, у которого находится вещь;

— не истек трехлетний срок исковой давности.

Однако до недавнего времени возможность использования виндикационного иска как в среде юристов, так и в правоприменительной практике в целом вызывала большой вопрос.

Как показывает практика, виндикационные иски имеют сложный состав предмета и способов доказывания.

Читайте так же:  С какого возраста нужен загранпаспорт ребенку

В предмет доказывания входят: 1) право собственности (или иного вещного права) на истребуемый объект; 2) факт нахождения спорного имущества у ответчика; 3) обстоятельства выбытия имущества из обладания собственника; 4) условия поступления имущества к ответчику; 5) другие обстоятельства. Аналогичные положения содержит и судебная практика: при рассмотрении виндикационного иска суду необходимо установить наличие права собственности истца на истребуемое имущество, наличие спорного имущества в натуре, незаконность владения ответчиком спорным имуществом, отсутствие между истцом и ответчиком отношений обязательственного характера по поводу истребуемого имущества. Предметом такого иска является индивидуально-определенная вещь, отличающаяся от вещей, определенных родовыми признаками, конкретными, только ей присущими характеристиками. Собственник индивидуально-определенной вещи, истребующий эту вещь из чужого незаконного владения, обязан указать на те признаки, которые позволили бы выделить ее из однородных вещей, возможно, имеющихся у ответчика [5].

Для того чтобы истребовать имущество из чужого незаконного владения, истцу необходимо доказать: 1) наличие у него права собственности (или иного вещного права) на истребуемый объект; 2) факт нахождения спорного имущества у ответчика; 3) обстоятельства выбытия имущества из обладания собственника; 4) условия поступления имущества к ответчику; 5) наличие спорного имущества в натуре.

Ответчик должен доказать факты, которые опровергают вышеуказанные обстоятельства.

К необходимым доказательствам относятся: 1) правоустанавливающие документы, подтверждающие право собственности или иное вещное право истца на имущество (например, договор купли-продажи, заключенный в установленной законом форме, свидетельство о государственной регистрации права, акт приема-передачи имущества, бухгалтерский баланс и др.); 2) подтверждение факта нахождения имущества во владении ответчика (переписка сторон, свидетельские показания и проч.); 3) свидетельства об обстоятельствах выбытия имущества из обладания собственника (договоры, акты приема-передачи, свидетельские показания); 4) другие доказательства.

В порядке оказания содействия лицам, участвующим в деле, в представлении необходимых доказательств суду по их ходатайству необходимо запросить у истцов: документы, подтверждающие право собственности на спорный объект; уточняющую информацию по вопросу идентификации истребуемого объекта; документы, подтверждающие стоимость спорного имущества, или соответствующие документы бухгалтерского учета и отчетности истца, заявляющего о принадлежности ему спорного объекта и др.

Таким образом, особенности рассмотрения арбитражными судами виндикационных требований является истребование своего имущества из чужого незаконного владения; необходимость доказывания наличия права собственности или иного правового основания владению вещью; строго индивидуальный характер требования, поскольку виндицировать имущество возможно только от лица, осуществляющего фактическое незаконное владение; истребуемую вещь возможно индивидуализировать и идентифицировать; отсутствие обязательственных отношений или отношений, связанных с последствиями недействительности сделки Условиями удовлетворения заявленных требований являются безвозмездность приобретения вещи и недобросовестность приобретателя.

Источник: http://journalpro.ru/articles/nekotorye-osobennosti-rassmotreniya-arbitrazhnymi-sudami-vindikatsionnykh-iskov/

Виндикационный иск как способ защиты прав наследников на «лежачее наследство»

Живихина Ирина Борисовна, профессор кафедры гражданского права и процесса Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, доктор юридических наук.

В статье на примере конкретного судебного дела иллюстрируется, что иск о возврате имущества в наследственную массу, предъявляемый наследником до момента принятия наследства (пока наследство является «лежачим»), отвечает признакам виндикационного иска.

Гражданский закон традиционно закрепляет в качестве классического вещно-правового иска виндикационный, под которым понимается требование невладеющего собственника к фактическому незаконному владельцу индивидуально-определенной вещи о возврате данной вещи в натуре. На каком бы праве, вещном или обязательственном, ни было основано владение, оно должно быть для истца по виндикационному иску именно владением . Если же лицо управомочено быть владельцем вещи, но фактически это владение не было ему передано, то данное лицо не вправе требовать изъятия имущества непосредственно из незаконного владения третьего лица.

Подробно см.: Блинкова Е.В. Конкуренция договорных и деликтных исков в гражданском праве: исторический и сравнительно-правовой аспект // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия «История и право». 2011. N 2. С. 16 — 24; Кархалев Д.Н. Способы защиты наследственных прав // Наследственное право. 2013. N 2. С. 33 — 35; Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право. 2012. N 3. С. 21 — 28; Тужилова-Орданская Е.М. Гражданско-правовая защита права на наследование недвижимости // Наследственное право. 2007. N 2. С. 24 — 26.

По мнению некоторых ученых, общим юридическим основанием виндикационного иска является право (правомочие) владения спорной вещью . Поэтому, выступая с виндикационным требованием, истец должен не только указать, что он фактически лишен возможности владеть имуществом, но и доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве (праве собственности, праве залогодержателя и т.д.). Следовательно, истцом по виндикационному иску выступает лишенное владения спорного имущества управомоченное лицо, а ответчиком признается любой, фактический его владелец, независимо от добросовестности или недобросовестности своего незаконного владения.

См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1955. С. 100 — 101.

В этой связи возникает вопрос: обладает ли правом подачи виндикационного иска наследник до момента принятия наследства, пока наследство является «лежачим» ? С одной стороны, согласно п. 4 ст. 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации. С другой стороны, в период принятия наследства, т.е. до истечения шестимесячного срока (по общему правилу) и выдачи свидетельства о праве на наследство, является ли наследник владельцем имущества, входящего в наследственную массу, и если да, то на каком титуле основано его владение?

См.: Абраменков М.С. Наследование по закону и по завещанию в римском частном праве // Наследственное право. 2014. N 3. С. 7 — 12; Блинков О.Е. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР (Латвия) // Бюллетень нотариальной практики. 2006. N 4. С. 8 — 13; Он же. Кодификация местного наследственного права в России // История государства и права. 2007. N 4. С. 17 — 19.

Следует отметить, что проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (которому не было суждено стать единым актом рекодификации российского гражданского права ) предусматривал включение в раздел II ГК РФ «Вещное право» подраздела 1 «Владение», который определял понятие и виды владения, а также гражданско-правовой механизм защиты владения.

Об этом см.: Блинков О.Е. Рекодификация российского гражданского права // Наследственное право. 2009. N 3. С. 3.

Юридическое значение владения как фактического состояния заключалось бы в том, что оно подлежало судебной и административной защите независимо от того, имеется ли у владельца какое-либо право на вещь. Владелец в рамках владельческой защиты был бы не обязан доказывать свое право на вещь, тем самым владельческая защита была бы направлена на оперативную защиту интересов владельца от самоуправного лишения владения.

Читайте так же:  Возмещение материального ущерба от пожара

Д.В. Лоренц считает, что «в ситуации посягательства на лежачую индивидуально-определенную наследственную вещь классических условий виндикации не будет в силу отсутствия фактического нарушения владения конкретного лица на момент вмешательства в наследственную массу. Допущение классического нарушения возможно только на основании фикции, а это уже нетипично для данного способа защиты, следовательно, появляется некая квазивиндикация (наследственный иск виндикационного характера)» . Несмотря на то что на настоящий момент нет теоретико-нормативных оснований для предъявления наследниками (до принятия наследства) виндикационного иска, судебная практика допускает случаи этого.

Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право. 2012. N 3. С. 23.

Так, Ю.А. Лопатникова предъявила иск к О.В. Соину, И.В. Скориновой и Н.П. Жеребновой о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, обязании передать имущество и внести изменения в реестр. Из материалов дела усматривалось, что N. являлся собственником квартиры. 21 апреля 2012 года он был привлечен к административной ответственности за утерю паспорта. 25 апреля 2012 года от имени N. по утерянному паспорту был заключен договор купли-продажи спорной квартиры с О.В. Соиным. На основании договора купли-продажи от 18 мая 2012 года право собственности на указанную квартиру было зарегистрировано за И.В. Скориновой и Н.П. Жеребновой в равных долях. В обоих договорах было указано, что в данной квартире зарегистрирован по месту жительства N., который должен быть снят с регистрационного учета в течение 14 дней с момента государственной регистрации настоящего договора.

9 июня 2012 года N. умер. 21 июня 2012 года мать N., Ю.А. Лопатникова, обратилась в суд с иском как наследник по завещанию. Поскольку подпись N. в договоре купли-продажи оспаривалась истицей, была назначена и проведена судебно-почерковедческая экспертиза, согласно заключению которой было установлено, что подпись от имени N. выполнена другим лицом с подражанием подписи N.

Доводы И.В. Скориновой и Н.П. Жеребновой, что они являются добросовестными приобретателями, суд признал несостоятельными, поскольку при заключении договора купли-продажи им было известно, что О.В. Соин фактически собственником спорной квартиры не являлся, так как продал ее сразу после регистрации права собственности. При этом И.В. Скориновой, Н.П. Жеребновой было известно о том, что N. вопреки п. 7 договора купли-продажи, заключенного О.В. Соиным в качестве покупателя, продолжал оставаться зарегистрированным в спорной квартире, поэтому покупатели могли знать, что N. свою квартиру не продавал.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 9 января 2013 года постановлено: признать недействительным договор купли-продажи квартиры, заключенный 25 апреля 2012 года между N. и О.В. Соиным; признать недействительным договор купли-продажи этой же квартиры, заключенный 18 мая 2012 года между О.В. Соиным и И.В. Скориновой, Н.П. Жеребновой; погасить запись о праве собственности О.В. Соина, И.В. Скориновой, Н.П. Жеребновой на указанную квартиру в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и восстановить запись о праве собственности N. на указанный объект. В иске же Ю.А. Лопатниковой к И.В. Скориновой об обязании передать имущество отказать.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассматривая указанное дело по апелляционной жалобе И.В. Скориновой и Н.П. Жеребновой, нашла основания для отмены решения суда в части восстановления записи о праве собственности N. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также в части отказа в удовлетворении иска об обязании передать имущество Ю.А. Лопатниковой; в остальной части судебная коллегия оснований для отмены или изменения решения суда по доводам жалобы, изученным по материалам дела, не усмотрела.

Судебная коллегия вышла за доводы жалобы и отменила решение суда в части восстановления записи о праве собственности на спорную квартиру за N., поскольку судом установлено, что N. умер, а также посчитала необходимым решение суда в части отказа в удовлетворении иска Ю.А. Лопатниковой об обязании передать квартиру отменить и вынести в этой части новое решение об удовлетворении иска.

Судом установлено, что в установленный законом шестимесячный срок Ю.А. Лопатникова фактически приняла наследство , обратившись в суд с настоящим иском, тем самым она приняла меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц. Апелляционным определением от 2 апреля 2013 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда определила решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 9 января 2013 года в части восстановления записи о праве собственности N. в отношении квартиры, а также отказа в удовлетворении иска Ю.А. Лопатниковой к И.В. Скориновой, Н.П. Жеребновой об обязании передать указанную квартиру отменить и вынести в этой части новое решение, которым обязать И.В. Скоринову, Н.П. Жеребнову, каждую, передать Ю.А. Лопатниковой по доле в праве собственности на указанную квартиру; в остальной части указанное решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 9 января 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Подробно см.: Вавилин Е.В. Механизм осуществления права на принятие наследства // Наследственное право. 2009. N 1. С. 16 — 18; Он же. Осуществление наследственных прав : субъекты, объекты, механизм реализации // Наследственное право. 2011. N 1. С. 9 — 13; Смирнов С.А. Механизм фактического принятия наследства и его развитие в современной судебной практике // Наследственное право. 2015. N 1. С. 31 — 35; Фиошин А.В. Фактическое принятие наследства : спорные вопросы правоприменения // Наследственное право. 2014. N 3. С. 39 — 42.

Данное дело наглядно показывает, что иск о возврате имущества в наследственную массу, предъявляемый наследником до момента принятия наследства (пока наследство является «лежачим»), отвечает признакам виндикационного иска.

1. Абраменков М.С. Наследование по закону и по завещанию в римском частном праве // Наследственное право. 2014. N 3. С. 7 — 12.

2. Блинков О.Е. Кодификация местного наследственного права в России // История государства и права. 2007. N 4. С. 17 — 19.

3. Блинков О.Е. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР (Латвия) // Бюллетень нотариальной практики. 2006. N 4. С. 8 — 13.

4. Блинков О.Е. Рекодификация российского гражданского права // Наследственное право. 2009. N 3. С. 3.

5. Блинкова Е.В. Конкуренция договорных и деликтных исков в гражданском праве: исторический и сравнительно-правовой аспект // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. 2011. N 2. С. 16 — 24.

6. Вавилин Е.В. Механизм осуществления права на принятие наследства // Наследственное право. 2009. N 1. С. 16 — 18.

Читайте так же:  Протокол ревизионной комиссии тсж образец

7. Вавилин Е.В. Осуществление наследственных прав : субъекты, объекты, механизм реализации // Наследственное право. 2011. N 1. С. 9 — 13.

8. Кархалев Д.Н. Способы защиты наследственных прав // Наследственное право. 2013. N 2. С. 33 — 35.

9. Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право. 2012. N 3. С. 21 — 28.

10. Смирнов С.А. Механизм фактического принятия наследства и его развитие в современной судебной практике // Наследственное право. 2015. N 1. С. 31 — 35.

11. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1955. 219 с.

12. Тужилова-Орданская Е.М. Гражданско-правовая защита права на наследование недвижимости // Наследственное право. 2007. N 2. С. 24 — 26.

13. Фиошин А.В. Фактическое принятие наследства : спорные вопросы правоприменения // Наследственное право. 2014. N 3. С. 39 — 42.

Источник: http://pravo163.ru/indikacionnyj-isk-kak-sposob-zashhity-prav-naslednikov-na-lezhachee-nasledstvo/

Дмитрий Булгаков → Совместное постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 о защите права хозяйственного ведения и оперативного управления в арбитражном суде

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления относятся к вещным правам лиц, не являющихся собственниками, и защищаются в порядке, предусмотренном cт. 305 ГК РФ (cт. 216 ГК РФ).

Какие же обстоятельства следует учитывать истцам при обращении в арбитражный суд за защитой от нарушения права хозяйственного ведения или оперативного управления.

Видео (кликните для воспроизведения).

В соответствии с ч. 1 cт. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения или право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием или учреждением, возникает у этого предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или решением собственника.

Как разъяснили Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в абз. 2 п. 5 совместного Постановления от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в силу абз. 5 п. 1 cт. 216 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления относятся к вещным правам лиц, не являющихся собственниками. В этой связи право хозяйственного ведения и право оперативного управления на недвижимое имущество возникают с момента их государственной регистрации.

Права, предусмотренные cт. 301–304 ГК РФ, также принадлежат лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право защищать свои права от собственника (cт. 305 ГК РФ).

Лицам, обращающимся в арбитражный суд, следует учитывать следующее.

В Постановлении КС РФ от 21.01.2010 № 1-П указано, что Пленум ВАС РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики и по этим вопросам принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в РФ (подп. 1 п. 1 и п. 2 cт. 13 Федерального конституционного закона от 28.04.95 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»).

Согласно п. 61.9 главы 12 Регламента арбитражных судов РФ, утвержденного Постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.96 № 7, Постановление Президиума ВАС РФ подлежит опубликованию в журнале «Вестник ВАС РФ» и размещается на сайте ВАС РФ.

При этом со дня размещения Постановления Президиума ВАС РФ в полном объеме на сайте ВАС РФ практика применения законодательства, на положениях которого основано данное Постановление, для них считается определенной.

Аналогичные правила применяются при установлении даты, когда считается определенной практика применения законодательства по вопросам, разъяснения по которым содержатся в постановлениях Пленума и информационных письмах Президиума ВАС РФ.

Если унитарное предприятие или учреждение обратилось в суд с иском о признании права хозяйственного ведения, оперативного управления или об истребовании имущества из чужого незаконного владения, суду согласно абз. 2 п. 6 Пленума № 10/22 необходимо:

— установить, находится ли спорное имущество в государственной или муниципальной собственности;

— привлечь к участию в деле собственника унитарного предприятия или учреждения.

Условием истребования имущества из чужого незаконного владения является представление надлежащих доказательств, подтверждающих, что истребуемое имущество находится во владении ответчика. В силу ст. 65 АПК РФ такие доказательства должен представить невладеющий собственник, заявивший о виндикации.

Виндикационный иск – это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику (Постановление ФАС ЦО от 20.01.2010 № Ф10-5941/09).

В пункте 7 Постановления Пленума № 10/22 указано: предъявляя иск об истребовании из чужого незаконного владения имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления за унитарным предприятием или учреждением, собственник имущества обращается в защиту не только права собственности, но и права хозяйственного ведения или оперативного управления. В этой связи суд извещает соответствующее предприятие или учреждение о предъявлении иска в защиту его вещного права.

При предъявлении иска собственником имущества унитарного предприятия или учреждения срок исковой давности следует исчислять со дня, когда о нарушенном праве стало известно или должно было стать известно унитарному предприятию или учреждению (ст. 200 ГК РФ).

При этом следует учитывать, что утверждение судом мирового соглашения или принятие судом отказа истца от иска по таким делам возможны в случаях, когда как собственник, так и унитарное предприятие, учреждение выразили свое согласие на это.

Если в удовлетворении иска собственнику было отказано, унитарное предприятие, учреждение не вправе обратиться с иском о том же предмете и по тем же основаниям к этому же ответчику. Производство по таким делам подлежит прекращению.

Уставом унитарного предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия. При рассмотрении споров о признании недействительными указанных сделок судам следует руководствоваться ст. 174 ГК РФ (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума № 10/22).

Иск собственника о признании недействительной сделки, совершенной унитарным предприятием с нарушениями требований закона или устава о необходимости получения согласия собственника на совершение сделки, не подлежит удовлетворению, если в деле имеются доказательства одобрения, в том числе последующего, такой сделки собственником (п. 9 Пленума № 10/22).

Согласно п. 10 Пленума № 10/22 сделки, в результате которых предприятие лишено возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом, являются ничтожными независимо от факта их совершения с согласия собственника.

Р.S. Картина вверху: создана в 1879 году художником Василием Перовым, «Суд Пугачёва».

Источник: http://blog.pravo.ru/blog/433.html

Виндикационный иск: основания виндикации

Виндикационный иск (иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения) – довольно сложная юридическая конструкция, корни которой уходят в эпоху процветания римского права – системы, которая легла в основу, в том числе, и нашего современного гражданского права.

Читайте так же:  Основание перехода права собственности на квартиру

В настоящее время основные требования к иску изложены в статьях 301-302 ГК РФ, а также в Постановлении Пленума 10/22.

Чтобы была понятна суть виндикационного иска, приведем ситуацию, в которой иск используется.

Лицо владеет вещью вследствие совершения кражи или на основании поддельных документов. Истребовать у него имущество можно на основании норм о виндикации. Возврат вещи от арендатора после истечения или расторжения договора аренды и в случае отказа ее вернуть, осуществляется уже не на основании виндикационного иска, а на основании одного из обязательственно – правовых исков по статье 622 ГК РФ.

По делам из лишения собственника владения, правом на иск обладает невладеющий собственник. При этом, требования предъявляются к владеющему без законных оснований несобственнику.

Самым важным вопросом, связанным с видами исков, является вопрос об их разграничении (особенно актуальны проблемы виндикации и реституции, виндикации и негаторных требований, а также виндикационного иска и кондикционного иска).

Для разграничения разных видов исков необходим детальный анализ фактических обстоятельств конкретной ситуации.

Виндикационный и другие иски

Юристы расщепляют право собственности на три правомочия: владения (довольно точное понятие для этого правомочия – фактическое господство над вещью), пользование (подразумевает извлечение полезных свойств из вещи) и распоряжение (определение юридической судьбы вещи).

Суть виндикационного иска в том, что истец просит прекратить именно незаконное владение ответчиком спорной вещью и вернуть ему владение над ней.

Главным отличием виндикационного иска от других вещно – правовых исков является то, что вещь при этом выходит из владения собственника и попадает неправомерно к другому лицу.

В случае с негаторными требованиями («об устранении препятствий в пользовании») владение вещью не утрачивается, речь может идти только об ограничениях правомочий пользования и распоряжения.

Виндикационный и реституционный иски (о применении последствий недействительности сделки) в настоящее время разграничиваются на основании судебной практики — Постановления Конституционного суда № 10 2003 года.

Основной критерий разграничения виндикации и кондикции (неосновательного обогащения) — индивидуальная определенность вещи в случае с виндикацией. Также для возникновения кондикционного обязательства не имеет значение выбытие из владения, воля собственника.

Истребование вещи из незаконного владения (виндикация) через суд

Какие обстоятельства необходимо доказать по делам о виндикации:

1. Наличие у истца права собственности на вещь (если права на вещь подлежат регистрации – это устанавливается легко, чуть сложнее с другими вещами). Кроме того, по аналогии такой иск дается и другим лицам, обладающим вещью на других титулах.
2. Вещь должна быть индивидуально – определенной (возможность отграничить ее от однородных вещей). Деньги являются родовыми вещами.
3. Утрата фактического владения вещью (выбытие вещи из под господства собственника)
4. Выбытие вещи во владение ответчика (даже если вещь прошла цепочку незаконных владельцев, иск может быть предъявлен к тому, кто обладает ей фактически).

При наличии следующих юридических фактов в совокупности, иск не подлежит удовлетворению:

  • Возмездность передачи вещи (имущества), то есть встречного предоставления для собственника вещи.
  • Добросовестность приобретения имущества ответчиком (не знал о незаконности отчуждения), за исключением случаев безвозмездного приобретения ответчиком.
  • Выраженная воля собственника, направленная на разрешение передачи вещи.

Судебная практика по виндикационным искам

Приведем пример из текста судебного решения по виндикационному требованию.

В предмет доказывания по виндикационному иску входят обстоятельства наличия права собственности истца на истребуемое имущество и незаконность владения этим имуществом лицом, у которого оно истребуется.

При этом виндикационный иск может быть заявлен собственником только в отношении индивидуально-определенной вещи.

Для удовлетворения исковых требований необходимо наличие указанных обстоятельств в совокупности, отсутствие или недоказанность одного из них влечет отказ в удовлетворении иска.

Давая оценку заявленным требованиям, сложившимся правоотношениям сторон, суд приходит к выводу, что каких-либо законных оснований, для удержания ответчиком спорного транспортного средства, принадлежащего истцу не имеется, в связи с чем требования истца подлежат удовлетворению.

Решение Октябрьского районного суда города Омска от «20» ноября 2014 года по делу 2-4224/2014.

Также еще одно решение суда:

В целом, для данной конструкции есть много особенностей и деталей, о каждой из которых можно написать отдельную книгу. Если Вы столкнулись с необходимостью применения данного иска, Вам следует обратиться за консультацией к знающему юристу.

Наша консультация юриста посредством онлайн — консультанта производится бесплатно. Вы можете задать вопрос юристу на нашем сайте. Мы осуществляем платные юридические консультации и предоставляем юридические услуги по защите ваших интересов в суде в Екатеринбурге и других регионах. Если вам нужен юрист или адвокат по защите от виндикационного иска или для предъявления требования об истребовании из чужого незаконного владения, позвоните нам по телефону. Мы самостоятельно защитим ваши права или посоветуем опытного, надежного, квалифицированного, компетентного в конкретном деле адвоката или юриста.

Судебная практика по истребованию имущества

Примеры судебных решений по истребованию имущества из чужого незаконного владения:

Исковое заявление об истребовании имущества из чужого незаконного владения

Скачать бланк искового заявления об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск) можно на странице примеров и образцов исковых заявлений.

Источник: http://yurist-ekaterinburg.ru/vindikacionnyj-isk-vindikaciya-obrazec-istrebovanie-iz-nezakonnogo-vladeniya-301-302-gk-rf

Совместимость реституции и виндикации

Дело о банкротстве: ВС признал возможным одновременное взыскание стоимости имущества и его истребование из владения конечного приобретателя.

24.10.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Отметив следование ВС РФ правовой позиции, высказанной ранее ВАС РФ, эксперты указали на ряд недостатков такого подхода. В частности, один из них отметил, что, осуществив двойное взыскание, компания-банкрот может сразу рассчитаться со своими конкурсными кредиторами и тем самым лишиться средств, которые должны быть возвращены одному из должников.

В рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий холдинговой компании обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества (коттеджей), заключенного должником и покупателем, и об истребовании отчужденного имущества из незаконного владения общества, которому оно было перепродано первым приобретателем.

При рассмотрении дела было установлено, что оспариваемая сделка заключена между взаимозависимыми сторонами, поскольку покупателем коттеджей выступила дочь генерального директора холдинговой компании. Сам договор был заключен за два месяца до принятия заявления о признании продавца банкротом, а согласованная в договоре цена недвижимости в 15 млн руб. была почти в три раза ниже рыночной. При этом второй договор купли-продажи был подписан в день, когда конкурсный управляющий подал заявление о признании первой сделки недействительной.

Суд удовлетворил исковые требование частично: признал недействительным договор купли-продажи и применил последствия его недействительности в виде взыскания с первого приобретателя в пользу холдинговой компании 29,6 млн руб., уменьшив подлежащую взысканию рыночную стоимость недвижимости на сумму, уплаченную по сделке.

Читайте так же:  Разрешение продление огнестрельного оружия

В истребовании имущества из незаконного владения суд отказал, указав, что общество является добросовестным приобретателем, поскольку коттеджи выбыли из владения холдинговой компании по ее воле и на возмездной основе. Кроме того, обществом были получены документы, подтверждающие основание возникновения права собственности первого приобретателя, а также запрошены выписки из государственного реестра на спорные объекты, которые не содержали отметок о наличии правопритязаний других лиц, в том числе о судебных спорах. Имущество оплачено обществом в полном объеме, и у него не могли возникнуть сомнения относительно порочности прав первого приобретателя.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции, применив последствия недействительной сделки в виде взыскания с первого покупателя полной рыночной стоимости коттеджей и восстановления ее требования к холдинговой компании в размере 15 млн руб. Также апелляция признала неверным вывод о добросовестности конечного приобретателя – суд указал, что имущество приобреталось по цене в несколько раз ниже рыночной (12 млн. руб.), что «должно было вызвать у любого разумного участника гражданского оборота обоснованные сомнения». Кроме того, суд указал, что договор купли-продажи между первым приобретателем и обществом был подписан в день подачи заявления о признании первой сделки недействительной, а регистрация перехода права собственности на имущество к обществу была осуществлена уже после того, как информация об этом судебном споре стала общедоступной.

Тем не менее окружной суд отменил постановление суда апелляционной инстанции в части истребования недвижимости из незаконного владения общества, оставив в этой части в силе решение первой инстанции, согласившись с добросовестностью конечного приобретателя коттеджей. Также суд округа счел, что использование судом апелляционной инстанции механизма защиты прав холдинговой компании, предусмотренного ст. 167 ГК РФ, в отношении первого приобретателя имущества в принципе исключало возможность одновременного применения положений ст. 302 ГК РФ и удовлетворения виндикационного иска, предъявленного к конечному покупателю.

Конкурсные кредиторы холдинговой компании обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд, в которых они просили отменить постановление суда округа. Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобы подлежащими удовлетворению.

Верховный Суд отметил, что суды трех инстанций пришли к единому выводу о том, что договор купли-продажи недвижимого имущества является недействительным на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о несостоятельности (банкротстве) как сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов холдинговой компании.

При этом ВС РФ указал, что суды первой инстанции и округа, отказывая в удовлетворении виндикационного требования, не приняли во внимание правовую позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в п. 9 Информационного письма от 13 ноября 2008 г. № 126, согласно которому явно заниженная цена продаваемого имущества может свидетельствовать о том, что приобретатель не является добросовестным. Намереваясь приобрести имущество по явно заниженной стоимости, покупатель, проявляя обычную при таких обстоятельствах степень осмотрительности, должен предпринять дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи, пояснил Суд.

Как отметил ВС РФ, только суд апелляционной инстанции учел приведенные разъяснения и верно указал на то, что обычная проверка позволяла из открытых источников получить информацию о продаже коттеджей первому приобретателю связанным с ней лицом, о нахождении холдинга в процедуре банкротства, о совершении первоначальной сделки в период подозрительности и о ее несоответствии требованиям Закона о банкротстве. Кроме того, суд апелляционной инстанции принял во внимание момент перехода права собственности на коттеджи к обществу – после принятия к производству заявления об оспаривании первоначальной сделки.

Судебная коллегия сочла ошибочным вывод окружного суда о том, что принятие судебного решения о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания со стороны этой сделки стоимости вещи препятствует удовлетворению иска о виндикации. «Действующее законодательство допускает защиту конкурсной массы как путем предъявления арбитражным управляющим иска о признании недействительной первой сделки об отчуждении имущества должника и применении последствий ее недействительности в виде взыскания стоимости отчужденного имущества с первого приобретателя (статьи 61.1, 61.6 Закона о банкротстве), так и путем предъявления иска об истребовании этого же имущества из незаконного владения конечного приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ)», – поясняется в определении ВС РФ.

Кроме того, Суд указал, что по смыслу разъяснений, данных в абз. 4–5 п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, виндикационный иск не подлежит удовлетворению, если к моменту его рассмотрения стоимость вещи уже будет полностью возвращена должнику стороной первой сделки. В иных случаях допускается вынесение двух судебных актов: о применении последствий недействительности сделки путем взыскания стоимости вещи с первого приобретателя и о виндикации той же вещи у конечного приобретателя. При наличии таких судебных актов, если один из них будет исполнен, исполнительное производство по второму оканчивается судебным приставом-исполнителем в порядке ст. 47 Закона об исполнительном производстве.

«Таким образом, правовые механизмы, ограничивающие возможность должника восстановить владение вещью и одновременно получить денежные средства, составляющие ее стоимость, подлежали применению на стадии исполнения постановления суда апелляционной инстанции», – заключил ВС РФ.

Комментируя определение Верховного Суда, партнер, руководитель практики разрешения споров компании Noerr Виктор Гербутов отметил, что оно фактически воспроизвело и поддержало правовую позицию ВАС РФ, отраженную в упомянутом Постановлении Пленума ВАС РФ № 63. При этом он обратил внимание, что недопущение двойного взыскания и неосновательного обогащения истца-банкрота, по мнению ВАС РФ, а теперь и Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, должно обеспечиваться лишь на стадии исполнительного производства в отношении таких требований.

Видео (кликните для воспроизведения).

По мнению Виктора Гербутова, данная правовая позиция, направленная на максимальную защиту конкурсной массы, не лишена недостатков. В частности, он отметил, что стадия исполнительного производства при нынешнем регулировании менее пригодна для контроля за недопущением двойного взыскания и неосновательного обогащения взыскателя-банкрота, чем стадия судебного рассмотрения требований. «Осуществив двойное взыскание, компания-банкрот может сразу рассчитаться со своими конкурсными кредиторами и тем самым лишиться средств, которые должны быть возвращены одному из должников», – пояснил эксперт.

Виктор Гербутов также обратил внимание на то, что остается открытым вопрос о применимости указанной позиции к внебанкротным отношениям. В этой связи эксперт выразил сомнение в ее универсальности.


Источник: http://www.intellectpro.ru/press/commenters/sovmestimost_restitutsii_i_vindikatsii/
Виндикационный иск постановление пленума
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here