Статус постановления конституционного суда

Предлагаем рассмотреть тему: "Статус постановления конституционного суда" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

II. Правовые позиции Конституционного суда России по вопросам конституционного статуса личности

Конституционные принципы. Ограничения прав и свобод

Постановления

1. Дискриминация граждан не допускается не только по прямо указанным в. Конституции, но и по другим признакам. . Конституция не ограничивает перечень признаков, по которым исключается любая дискриминация граждан, а напротив, предполагает его дальнейшую конкретизацию как в законодательстве, так и в правоприменительной практике (Постановление Конституционного Суда от 4 февраля 1992 года N 2-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 11 статьи 33 КЗоТ РСФСР; абзацы восьмой и девятый мотивировочной части).

2. Из смысла. Конституции вытекает, что закон направленный на ограничение прав граждан, обратной силы не имеет (Постановление Конституционного Суда от 23 июня 1992 года N 8-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики восстановления на работе, сложившейся при применении части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, части пятой статьи 211 КзоТ РСФСР и пункта 27N постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года «О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора»; абзац восьмой мотивировочной части).

3. (Общеправовые принципы) справедливости, юридического равенства, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина, возмещения государством всякого ущерба, причиненного личности незаконными действиями государственных органов и должностных лиц, закрепленные в Конституции Российской Федерации. обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права (Постановление Конституционного Суда от 27 января 1993 года N 1-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложившейся на основе применения законодательства о труде и постановлений Пленума Верховного Суда СССР, Верховного Суда РСФСР, Верховного Суда Российской Федерации, регулирующих данные вопросы; абзац пятнадцатый мотивировочной части).

4. /Норма Конституции о возможности ограничения прав и свобод при определенных условиях/ не может служить оправданием ущемления прав и свобод человека и гражданина в зависимости от национальной принадлежности или иного обстоятельства. Напротив, она является гарантией от произвольных ограничений прав и свобод человека и гражданина; какие-либо ограничения возможны только на основании закона, в предусмотренных Конституцией целях и лишь в пределах, необходимых для нормального функционирования демократического общества.

/Лица, виновные в использовании прав и свобод для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, религиозной ненависти, для пропаганды войны и насилия,/ подлежат установленной законом ответственности, но сами эти действия не являются основанием для установления ограничительных условий пользования правами в зависимости от национальной принадлежности, места жительства и других обстоятельств (Постановление Конституционного Суда от 17 сентября 1993 года N 17-П по делу о проверке конституционности постановлений Верховного Совета Северо-Осетинской ССР, касающихся проблемы беженцев и вынужденных переселенцев; абзацы третий и четвертый пункта 3 мотивировочной части).

5. Личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми незапрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов.

Равенство перед законом и судом не исключает фактических различий и необходимости их учета законодателем. Однако это не должно приводить к ограничению прав и свобод, в отношении которых согласно Конституции Российской Федерации такое ограничение недопустимо (Постановление Конституционного Суда от 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна; абзацы второй пункта 4, второй пункта 6 мотивировочной части).

6. Ограничения прав допустимы в строго определенных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целях, не могут толковаться расширительно и не должны приводить к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда от 20 декабря 1995 года N 17-П по делу о проверке конституционности ряда положений пункта «а» статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова; абзац пятый пункта 3 мотивировочной части).

7. . Государство, даже имея цель воспрепятствовать злоупотреблению правом, с тем чтобы осуществление конституционных прав. не нарушало права и свободы других лиц, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод, закрепленный в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, означает, что публичные интересы, перечисленные в данной конституционной норме, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям (Постановление Конституционного Суда от 13 июня 1996 года N 14-П по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина; абзац второй пункта 5 мотивировочной части).

8. По смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исходя из общих принципов права, введение ответственности за /правонарушение/ и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния (Постановление Конституционного Суда от 11 марта 1998 года N 8-П по делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан М.М. Гаглоевой и А.Б. Пестрякова; абзац четвертый пункта 5 мотивировочной части).

9. Федеральный законодатель обязан обеспечивать /соразмерность ограничения прав и свобод конституционно закрепленным целям/ и в случаях, если он предоставляет органам законодательной власти субъектов Российской Федерации полномочия по конкретизации условий реализации гражданами /соответствующего права/. Если законодатель субъекта Российской Федерации выходит за рамки делегированных ему полномочий, четко определенных федеральным законом, то тем самым он нарушает статью 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда от 27 апреля 1998 года N 12-П по делу о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан «О Президенте Республики Башкортостан» (в редакции от 28 августа 1997 года) и статей 1 и 7 Закона Республики Башкортостан «О выборах Президента Республики Башкортостан»; абзац третий пункта 3 мотивировочной части).

10. Непринятие своевременных мер к выявлению и устранению нарушений прав и свобод, особенно в тех случаях, когда в дальнейшем их восстановление оказывается невозможным, должно расцениваться как невыполнение государством и его органами своей конституционной обязанности. Поэтому задачей федерального законодателя является создание надлежащих, в том числе процессуальных механизмов, которые позволяли бы гражданам, чьи права и свободы оказались нарушенными, добиваться их реальной защиты, используя все не запрещенные законом способы (статья 45, часть 2, Конституции Российской Федерации) (Постановление Конституционного Суда от 2 июля 1998 года N 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан; абзац второй пункта 6 мотивировочной части).

Читайте так же:  Возмещение убытков ответственность организацию

11. Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона (Постановление Конституционного Суда от 15 июля 1999 года N 11-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции»; абзац третий пункта 4 мотивировочной части).

12. Принцип равенства всех перед законом (статья 19, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных условий привлечения к ответственности для различных категорий субъектов права. Такие различия, однако, не могут быть произвольными, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъектов (Постановление Конституционного Суда от 27 апреля 2001 года N 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВаз» и «комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита-Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное Российско-Южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова; абзац семнадцатый пункта 1 мотивировочной части).

Определения

13. /Законодательство Российской Федерации может устанавливать/ специальные требования к лицам, желающим осуществлять определенные виды государственной деятельности, что обусловлено специфическим публично-правовым статусом, который приобретает гражданин, занимающий определенные государственные должности.

Гражданин Российской Федерации, пожелавший реализовать конституционное право быть избранным в орган государственной власти, должен принять те условия (преимущества, ограничения), с которыми связан приобретаемый им при этом публично-правовой статус. Одно из таких условий — запрет иметь в собственности предприятие. Такой запрет не может рассматриваться как неправомерное ограничение конституционного права (Определение Конституционного Суда от 19 апреля 1996 года N 74-О; абзацы второй и третий пункта 2 мотивировочной части).

14. Устанавливаемая уголовным законом дифференциация ответственности в зависимости от особенностей объектов уголовно-правовой охраны сама по себе не затрагивает принципа равенства в отношении лиц, совершивших те или иные преступления, поскольку предполагает использование равных для всех оснований и пределов ответственности (Определение Конституционного Суда от 4 февраля 1997 года N 10-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

15. /Конституционный принцип равенства всех перед законом/ не означает равенства в объеме прав и обязанностей граждан в различных правоотношениях, включая налоговые. Из него не вытекает и равенство в объеме публично-правовой обязанности по уплате гражданами налогов (Определение Конституционного Суда от 20 ноября 1998 года N 152-О; абзац первый пункта 2 мотивировочной части).

16. Конституционные принципы равенства и равноправия, а также запрет на ограничение в правах, закрепленные статьей 19 Конституции Российской Федерации, не означают, что законодатель не вправе предусматривать льготы и компенсационные выплаты для отдельных категорий граждан, нуждающихся в государственной поддержке, — таких, как пенсионеры, инвалиды, участники войны, либо граждан, осуществляющих те или иные публичные функции. Установление транспортных льгот для лиц, которые в силу специфики своей деятельности пользуются общественным транспортом в служебных целях, носит компенсационный характер и потому не может рассматриваться как нарушение статьи 19 Конституции Российской Федерации (Определение Конституционного Суда от 1 декабря 1999 года N 224-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

17. Когда коллизия правовых норм приводит к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав, обязанность по устранению возникающего противоречия лежит также на законодательных и исполнительных органах, которые должны своевременно обеспечивать необходимое правовое регулирование и исполнение нормативных предписаний, с тем чтобы не порождать необоснованные ограничения чьих-либо конституционных прав и свобод (Определение Конституционного Суда от 18 апреля 2000 года N 98-О; абзац четвертый пункта 2 мотивировочной части).

18. Реализация прав и законных интересов отдельных граждан (групп граждан) не должна оказывать чрезмерно негативное влияние на обеспечение бюджетными средствами прав и интересов всех. Это особенно актуально в условиях недостаточности бюджетных средств для решения многих социальных проблем, связанных с обеспечением таких прав, как право на жизнь и достоинство личности. Следовательно, именно и только в форме федерального закона может быть, в принципе, найден баланс между правами и законными интересами лиц, состоящих в имущественных отношениях с государством в качестве кредиторов, и всех иных лиц (Определение Конституционного Суда от 15 декабря 2000 года N 251-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

Источник: http://infopedia.su/6x18f0.html

II. Правовые позиции Конституционного суда России по вопросам конституционного статуса личности

Конституционные принципы. Ограничения прав и свобод

Постановления

1. Дискриминация граждан не допускается не только по прямо указанным в. Конституции, но и по другим признакам. . Конституция не ограничивает перечень признаков, по которым исключается любая дискриминация граждан, а напротив, предполагает его дальнейшую конкретизацию как в законодательстве, так и в правоприменительной практике (Постановление Конституционного Суда от 4 февраля 1992 года N 2-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 11 статьи 33 КЗоТ РСФСР; абзацы восьмой и девятый мотивировочной части).

2. Из смысла. Конституции вытекает, что закон направленный на ограничение прав граждан, обратной силы не имеет (Постановление Конституционного Суда от 23 июня 1992 года N 8-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики восстановления на работе, сложившейся при применении части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, части пятой статьи 211 КзоТ РСФСР и пункта 27N постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года «О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора»; абзац восьмой мотивировочной части).

3. (Общеправовые принципы) справедливости, юридического равенства, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина, возмещения государством всякого ущерба, причиненного личности незаконными действиями государственных органов и должностных лиц, закрепленные в Конституции Российской Федерации. обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права (Постановление Конституционного Суда от 27 января 1993 года N 1-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложившейся на основе применения законодательства о труде и постановлений Пленума Верховного Суда СССР, Верховного Суда РСФСР, Верховного Суда Российской Федерации, регулирующих данные вопросы; абзац пятнадцатый мотивировочной части).

Читайте так же:  Ходатайство о проведении судебной строительно технической экспертизы

4. /Норма Конституции о возможности ограничения прав и свобод при определенных условиях/ не может служить оправданием ущемления прав и свобод человека и гражданина в зависимости от национальной принадлежности или иного обстоятельства. Напротив, она является гарантией от произвольных ограничений прав и свобод человека и гражданина; какие-либо ограничения возможны только на основании закона, в предусмотренных Конституцией целях и лишь в пределах, необходимых для нормального функционирования демократического общества.

/Лица, виновные в использовании прав и свобод для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, религиозной ненависти, для пропаганды войны и насилия,/ подлежат установленной законом ответственности, но сами эти действия не являются основанием для установления ограничительных условий пользования правами в зависимости от национальной принадлежности, места жительства и других обстоятельств (Постановление Конституционного Суда от 17 сентября 1993 года N 17-П по делу о проверке конституционности постановлений Верховного Совета Северо-Осетинской ССР, касающихся проблемы беженцев и вынужденных переселенцев; абзацы третий и четвертый пункта 3 мотивировочной части).

5. Личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми незапрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов.

Равенство перед законом и судом не исключает фактических различий и необходимости их учета законодателем. Однако это не должно приводить к ограничению прав и свобод, в отношении которых согласно Конституции Российской Федерации такое ограничение недопустимо (Постановление Конституционного Суда от 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна; абзацы второй пункта 4, второй пункта 6 мотивировочной части).

6. Ограничения прав допустимы в строго определенных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целях, не могут толковаться расширительно и не должны приводить к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда от 20 декабря 1995 года N 17-П по делу о проверке конституционности ряда положений пункта «а» статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова; абзац пятый пункта 3 мотивировочной части).

7. . Государство, даже имея цель воспрепятствовать злоупотреблению правом, с тем чтобы осуществление конституционных прав. не нарушало права и свободы других лиц, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод, закрепленный в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, означает, что публичные интересы, перечисленные в данной конституционной норме, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям (Постановление Конституционного Суда от 13 июня 1996 года N 14-П по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина; абзац второй пункта 5 мотивировочной части).

8. По смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исходя из общих принципов права, введение ответственности за /правонарушение/ и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния (Постановление Конституционного Суда от 11 марта 1998 года N 8-П по делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан М.М. Гаглоевой и А.Б. Пестрякова; абзац четвертый пункта 5 мотивировочной части).

9. Федеральный законодатель обязан обеспечивать /соразмерность ограничения прав и свобод конституционно закрепленным целям/ и в случаях, если он предоставляет органам законодательной власти субъектов Российской Федерации полномочия по конкретизации условий реализации гражданами /соответствующего права/. Если законодатель субъекта Российской Федерации выходит за рамки делегированных ему полномочий, четко определенных федеральным законом, то тем самым он нарушает статью 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда от 27 апреля 1998 года N 12-П по делу о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан «О Президенте Республики Башкортостан» (в редакции от 28 августа 1997 года) и статей 1 и 7 Закона Республики Башкортостан «О выборах Президента Республики Башкортостан»; абзац третий пункта 3 мотивировочной части).

10. Непринятие своевременных мер к выявлению и устранению нарушений прав и свобод, особенно в тех случаях, когда в дальнейшем их восстановление оказывается невозможным, должно расцениваться как невыполнение государством и его органами своей конституционной обязанности. Поэтому задачей федерального законодателя является создание надлежащих, в том числе процессуальных механизмов, которые позволяли бы гражданам, чьи права и свободы оказались нарушенными, добиваться их реальной защиты, используя все не запрещенные законом способы (статья 45, часть 2, Конституции Российской Федерации) (Постановление Конституционного Суда от 2 июля 1998 года N 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан; абзац второй пункта 6 мотивировочной части).

11. Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона (Постановление Конституционного Суда от 15 июля 1999 года N 11-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции»; абзац третий пункта 4 мотивировочной части).

12. Принцип равенства всех перед законом (статья 19, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных условий привлечения к ответственности для различных категорий субъектов права. Такие различия, однако, не могут быть произвольными, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъектов (Постановление Конституционного Суда от 27 апреля 2001 года N 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ «АвтоВаз» и «комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита-Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное Российско-Южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова; абзац семнадцатый пункта 1 мотивировочной части).

Читайте так же:  В арбитражный суд поступило исковое заявление

Определения

13. /Законодательство Российской Федерации может устанавливать/ специальные требования к лицам, желающим осуществлять определенные виды государственной деятельности, что обусловлено специфическим публично-правовым статусом, который приобретает гражданин, занимающий определенные государственные должности.

Гражданин Российской Федерации, пожелавший реализовать конституционное право быть избранным в орган государственной власти, должен принять те условия (преимущества, ограничения), с которыми связан приобретаемый им при этом публично-правовой статус. Одно из таких условий — запрет иметь в собственности предприятие. Такой запрет не может рассматриваться как неправомерное ограничение конституционного права (Определение Конституционного Суда от 19 апреля 1996 года N 74-О; абзацы второй и третий пункта 2 мотивировочной части).

14. Устанавливаемая уголовным законом дифференциация ответственности в зависимости от особенностей объектов уголовно-правовой охраны сама по себе не затрагивает принципа равенства в отношении лиц, совершивших те или иные преступления, поскольку предполагает использование равных для всех оснований и пределов ответственности (Определение Конституционного Суда от 4 февраля 1997 года N 10-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

15. /Конституционный принцип равенства всех перед законом/ не означает равенства в объеме прав и обязанностей граждан в различных правоотношениях, включая налоговые. Из него не вытекает и равенство в объеме публично-правовой обязанности по уплате гражданами налогов (Определение Конституционного Суда от 20 ноября 1998 года N 152-О; абзац первый пункта 2 мотивировочной части).

16. Конституционные принципы равенства и равноправия, а также запрет на ограничение в правах, закрепленные статьей 19 Конституции Российской Федерации, не означают, что законодатель не вправе предусматривать льготы и компенсационные выплаты для отдельных категорий граждан, нуждающихся в государственной поддержке, — таких, как пенсионеры, инвалиды, участники войны, либо граждан, осуществляющих те или иные публичные функции. Установление транспортных льгот для лиц, которые в силу специфики своей деятельности пользуются общественным транспортом в служебных целях, носит компенсационный характер и потому не может рассматриваться как нарушение статьи 19 Конституции Российской Федерации (Определение Конституционного Суда от 1 декабря 1999 года N 224-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

17. Когда коллизия правовых норм приводит к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав, обязанность по устранению возникающего противоречия лежит также на законодательных и исполнительных органах, которые должны своевременно обеспечивать необходимое правовое регулирование и исполнение нормативных предписаний, с тем чтобы не порождать необоснованные ограничения чьих-либо конституционных прав и свобод (Определение Конституционного Суда от 18 апреля 2000 года N 98-О; абзац четвертый пункта 2 мотивировочной части).

18. Реализация прав и законных интересов отдельных граждан (групп граждан) не должна оказывать чрезмерно негативное влияние на обеспечение бюджетными средствами прав и интересов всех. Это особенно актуально в условиях недостаточности бюджетных средств для решения многих социальных проблем, связанных с обеспечением таких прав, как право на жизнь и достоинство личности. Следовательно, именно и только в форме федерального закона может быть, в принципе, найден баланс между правами и законными интересами лиц, состоящих в имущественных отношениях с государством в качестве кредиторов, и всех иных лиц (Определение Конституционного Суда от 15 декабря 2000 года N 251-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

Источник: http://infopedia.su/6x18f0.html

Конституционно-правовой статус Конституционного Суда России

Видео (кликните для воспроизведения).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: «Что-то тут концом пахнет». 8611 —

| 8174 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Источник: http://studopedia.ru/7_99312_konstitutsionno-pravovoy-status-konstitutsionnogo-suda-rossii.html

Решения Конституционного Суда Российской Федерации по определению статуса субъектов Российской Федерации

Статус субъекта РФ — это его правовое положение, определяемое государственно-правовым состоянием, компетенцией и отношениями с федеральным органами власти. Статус субъекта в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 66 Конституции РФ определяется федеральной Конституцией и конституциями (уставами) субъектов РФ.

К настоящему времени Конституционный Суд РФ принял множество решений по вопросам, касающимся определения статуса субъектов РФ. Одна часть из них связана с проверкой положений федерального законодательства, в том числе с толкованием Конституции РФ, другая часть — с проверкой конституционности основных законов субъектов РФ.

В постановлении от 1 февраля 1996 г. № 3-П Суд определил место устава субъекта РФ, признав, что он занимает высшее место в иерархии нормативных актов, принимаемых субъектом РФ. Но это не означает его верховенства по отношению к Конституции РФ и федеральным законам, которым он не может противоречить. Сходный вопрос был рассмотрен при принятии постановления от 18 июля 2003 г. № 13-П, когда Суд пришел к выводу, что конституции (уставы) субъектов РФ по своему характеру являются учредительными документами, определяют организацию субъектов РФ и образуют основу законодательства и иного правотворчества по вопросам их исключительного ведения. В вопросах совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов конституции (уставы) субъектов РФ служат основой законодательства по этим вопросам наряду с федеральными законами без ущерба для верховенства последних. Конституция (устав) субъекта РФ — это целостный, единый акт, имеющий высшую юридическую силу в системе правовых актов субъекта РФ, такой силой также обладает любое его положение. Поэтому нельзя разделить нормы конституций (уставов) субъектов РФ на имеющие и не имеющие учредительный характер.

7 июня 2000 г. Суд принял постановление № 10-П, в котором признал, что статус субъекта РФ может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта в соответствии с федеральными конституционными законами. Однако из этого не следует, что он не устанавливается самой Конституцией РФ: именно Конституция РФ является актом, определяющим такой статус, а любое соглашение Российской Федерации и ее субъекта, а также федеральный конституционный закон не могут иметь ббльшую юридическую силу, чем Конституция РФ.

Важные вопросы, касающиеся одного из элементов конституционного статуса республик — государственного языка этих субъектов РФ, были проанализированы в постановлении от 27 апреля 1998 г. № 12-П. В решении Суда говорится, что ч. 2 ст. 68 Конституции РФ закрепляет право республик устанавливать свои государственные языки, которые употребляются органами государственной власти, органами местного самоуправления, государственными учреждениями республик наряду с государственным языком Российской Федерации, что обусловлено государственной целостностью Российской Федерации, единством системы государственной власти, особенностями федеративного устройства России и служит интересам сохранения двуязычия (многоязычия) их многонациональных народов.

16 ноября 2004 г. (постановление № 16-П) Суд рассмотрел аналогичный вопрос о проверке конституционности ряда актов Республики Татарстан. Суд отметил, что вопросы, касающиеся правового статуса государственных языков республик, затрагивают конституционные права как граждан — носителей соответствующего государственного языка республики, так и граждан, проживающих в Российской Федерации за пределами данной республики, и граждан, проживающих в ней и не владеющих этим языком, включая права в области общения, воспитания, обучения, творчества, изучения и развития родных языков, а также в сфере культуры, в том числе право на доступ к культурным ценностям. Более того, Суд признал, что статус государственных языков республик в составе Российской Федерации, как затрагивающий статус государственного языка Российской Федерации, права и свободы ее граждан в сфере образования и культуры, не может быть предметом исключительного ведения субъектов РФ.

Читайте так же:  Какие жалобы подаются в прокуратуру

Большое значение имеет постановление Конституционного Суда РФ от 18 января 1996 г. № 2-П по делу, инициированному администрацией Алтайского края по вопросам образования краевых органов государственной власти, разграничения их полномочий и порядка взаимодействия. Конституционный Суд РФ подтвердил конституционное право субъектов РФ устанавливать свою систему органов государственной власти, признав при этом необходимость соблюдения конституционного принципа единства государственной власти, который требует, чтобы субъекты РФ в основном исходили из федеральной схемы взаимоотношений исполнительной и законодательной власти. Кроме того, органы государственной власти субъектов РФ должны формироваться на тех же принципах, что и федеральные.

В развитие правовых позиций, сформулированных в предыдущем постановлении, в постановлении от 1 февраля 1996 г. № 3-П Конституционный Суд РФ уточнил: соблюдая принцип разделения властей, недопустимо устанавливать правила, ставящие исполнительную власть в подчинение представительному органу, что не исключает обязанности исполнительной власти отчитываться в установленном порядке по определенным вопросам перед представительной властью. К нарушению баланса властей в сфере, например, законодательного процесса приводят принятие и промульгация законов одним и тем же органом, исключение необходимости подписания законов высшим должностным лицом субъекта РФ.

Среди решений, касающихся рассмотрения других вопросов определения статуса субъектов РФ, можно назвать постановления от 24 января 1997 г. № 1-П (о праве субъекта формировать как высшие органы власти, так и территориальные органы, в том числе органы соответствующих административно-территориальных единиц, предусмотренных административно-территориальным устройством субъекта РФ), от 16 октября 1997 г. № 14-П (о возможности прекращения полномочий органа власти только законом), от 4 апреля 2002 г. № 8-П (о возможности досрочного прекращения полномочий выборных должностных лиц исполнительной власти субъектов РФ в связи с их незаконными решениями и действиями (бездействием)), от 9 июля 2002 г. № 12-П (о возможности одному и тому же лицу избираться на должность высшего должностного лица несколько раз) и др.

Источник: http://studref.com/393798/pravo/resheniya_konstitutsionnogo_suda_rossiyskoy_federatsii_opredeleniyu_statusa_subektov_rossiyskoy_federatsi

Статус решений Конституционного суда РФ, принятых в сфере уголовно-процессуальных отношений

Формы решений Конституционного суда РФ и различия между ними

Рассмотрение поставленного вопроса позволит по сути определить предмет исследования иных частей работы, поэтому автор ставит цель в данном параграфе в самом общем виде, опираясь на положения закона, практики Конституционного суда РФ, научной литературы, выделить виды решений Конституционного суда РФ и их свойства.

Как сказано в ст. 71 Закона о Конституционном суде, итоговое решение Конституционного суда Российской Федерации по существу вопросов, проверки конституционности законов и иных нормативных правовых актов, спорах о компетенции), по жалобам граждан на конституционность закона, по запросам судов о конституционности закона,по запросам о возможности использования решения международного суда, толкования конституции и 5.1 конституционности вопросов, выносимых на референдум,именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.

Итоговое решение Конституционного суда Российской Федерации по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления именуется заключением.

Все иные решения Конституционного суда Российской Федерации, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями. Как правило, в форме определений выносится решения об отказе в рассмотрении обращения в Конституционный суд в судебном заседании.

В рамках настоящей работы, стало быть, будут интересны решения, принятые в форме постановлений и определений, поскольку ни одного заключения действующим по Конституции РФ 1993 г. Конституционным судом РФ не выносилось. Кроме того, такой вид решения, как заключение, исходя из его назначения, не будет входить в предмет исследования настоящей работы. Определения, выносимые в порядке заседания Конституционного суда РФ (итогом которого служит принятие постановления), на основе которых суд разрешает те или иные вопросы, ходатайства сторон, также не рассматриваются в работе, поскольку не имеют отношения к исследованию.

Исходя из того, что законодатель разделил решения Конституционного суда РФ на три вида, возникает вопрос о том, насколько один вид решения различается в практической деятельностиправоприменителя, какие преимущества имеет решение одного вида над другим. (Следует напомнить, что в работе исследуются постановления и определения Конституционного суда РФ, принятые в сфере уголовно-процессуальных отношений.)

Рассмотрев положения Закона о Конституционном суде, можно сделать следующие выводы.К постановлениям и определениям предъявляются одинаковые общие требования, в частности о том, что постановления, определения основаны на материалах дела, суд не связан доводами сторон и т. д. (ст. 74).

Различия постановления и определения, исходя из требований к форме, заключаются в разном порядке опубликования (ст. 78).Постановления незамедлительно публикуются в официальных изданиях органов государственной власти, которых касается принятое решение. Аналогичного требования к определениям не установлено.

Исходя из положений ст. 79 Закона о Конституционном суде решение Конституционного суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию.Решение Конституционного суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Следовательно, обязательно для исполнения как постановление, так и определение. В силу ст. 81 неисполнение решения (постановления, определения) влечет ответственность.

С одной стороны, очевидно, что постановление, определение имеют одинаково обязательный характер для исполнения. Вместе с тем стоит порассуждать о практической части такой обязательности.

В силу ст. 79 акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Исходя из вышеприведённых положений ст. 71 такое признание может быть осуществлено только путём принятия постановления. Следовательно, в данном случае практическую значимость имеет только постановление.

Следует порассуждать также об исполнении, вернее исполнимости, определения. Фактически в резолютивной части определения содержится лишь указание на отказ в рассмотрении жалобы заявителя, его обязательность связана с самим фактом отказа; согласно буквальному толкованию закона никаких действий в резолютивной части определения, подлежащих исполнению, не должно содержаться.

В соответствии со ст. 79 решения органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

В практике сложилось достаточно устойчивая тенденция, когда Конституционный суд РФ в рамках вынесения определения даёт конституционно-правовое толкование нормы, обязывает правоприменительный орган пересмотреть вынесенное решение.

Возникает двойственная ситуация: с одной стороны, обязывать пересмотреть правоприменительные решения можно только в форме постановления, однако любое решение Конституционного суда РФ подлежит обязательному исполнению и за неисполнение следует ответственность.

В научной доктрине такие определения, по существу разрешающие вопрос, поставленный в обращении, получили название «определения с положительным содержанием»Тарабан, Н.А. Правовая природа судебного прецедента в России и его место в национальной правовой системе [Текст] / Н. А. Тарабан // Мировой судья. — 2014. — N 11. — С. 29-33. Кокотова, М.А. Обеспечение процессуальных гарантий в Конституционном совете Франции в сравнении с Конституционным Судом РФ [Текст] / М. А. Кокотова // Российский юридический журнал. — 2014. — N 4. — С. 46-51. . С. В. Нарутто отмечает, что с 2007 г. отказные определения нумеруются с присвоением порядковому номеру буквенного обозначения «О-П», в то время как обычные «отказные» определения обозначаются буквами «О-О»Нарутто, С.В. Обращение граждан в Конституционный Суд Российской Федерации. [Текст]: научно-практическое пособие / С.В. Нарутто. — М.: Инфра-М. 2011. — С. 314.. Автор приходит к выводу о положительном значении подобной практики, отмечая, что отказные определения необходимы, во-первых, для разгрузки работы Конституционного суда РФ; во-вторых, для ответа на обращения, по которым решение уже принято в форме постановления.

Читайте так же:  Безвизовый выезд за границу из россии

Согласно п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ признание Конституционным судом РФ закона, примененного судом в уголовном деле, не соответствующим Конституции РФ, является основанием для пересмотра приговора, вступившего в законную в силу.

То есть, с одной стороны, решение, принятое по жалобе одного гражданина, которым признана неконституционность закона, в дальнейшем исключит необходимость обращения с тем же вопросом в Конституционный суд иных граждан, права которых также были затронуты применением спорного закона (и следовательно, данная практика может являться оправданной, т. к. прав граждан не нарушает).

С другой стороны, Конституционный суд РФ неоднократно принимал постановления, касающиеся по сути конкретного гражданина, не распространяя его действие на иные группы людей (например, Постановление Конституционного суда РФ от 25.02.2016 N 6-П Постановление Конституционного суда РФ от 25.02.2016 N 6-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.С. Лымарь». Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».Постановление Конституционного суда РФ от 16.03.2017 N 7-ППостановление Конституционного суда РФ от 16.03.2017 N 7-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части второй статьи 30 и пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части второй статьи 57 и части второй статьи 59 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Д. Лабусова». Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».; данные постановления будут отдельно разобраны в следующих главах).

Поэтому с мнением С. В. Нарутто о положительности такой практики согласиться в полном объеме нельзя.

По общему правилу, как отмечалось выше (ст. 79 Закона о Конституционном суде), не соответствующим Конституции РФ признаются нормативные правовые акты путём вынесения постановления Конституционного суда. Однако встречаются и случаи, когда фактически тот или иной акт признаётся не соответствующим Конституции РФ путём вынесения определения Конституционного суда РФ (например, Определение Конституционного суда РФ от 4 марта 2004 г. N 138-ООпределение Конституционного суда РФ от 4 марта 2004 г. N 138-О «По жалобе гражданина Каленова Андрея Федоровича на нарушение его конституционных прав положением подп. «и» п. 7 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию и абз. 2 п. 16 Постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 13 декабря 1979 г. N 1117 «О дальнейшем укреплении трудовой дисциплины и сокращении текучести кадров в народном хозяйстве»». Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».).По мнению автора, подобная практика тем более (по сравнению с вопросами, рассмотренными выше), не соответствует букве закона.

Основное, по мнению автора, различие в определении и постановлении Конституционного суда РФ состоит в том, что постановление выносится по итогам полноценного судебного разбирательства, с заслушиванием объяснений лиц, участвующих в деле, что обеспечивает наиболее полное и открытое рассмотрение дела (и открытым остаётся и сам порядок принятия итогового решения, степень исследования спорного вопроса судом).

Поэтому автор считает, что принятие решений в форме определений и выражение в них обязательных позиций, требований о пересмотре (или тем более выводы о неконституционности обжалованных актов) не отвечает требованиям устности, гласности, состязательности, предусмотренных главой IVЗакона о Конституционном суде РФ. Учитывая, что определение выносится не именем Российской Федерации, можно предположить, что соответствующий акт является скорее частным мнением лица, чем полноценным актом правосудия.

Подтвердить сказанное выше можно, остановившись на таком принципе конституционного судопроизводства, как состязательность.

Несмотря на то что суд не связан доводами сторон, оценивает как буквальный смысл оспариваемого нормативного акта, так и смысл, придаваемый ему судебной практикой, тем не менее признание акта не соответствующим Конституции РФ, обязание пересмотреть вынесенное решение будет оправданнее, справедливее, если обе стороны правового конфликта выскажут свою точку зрения по данному вопросу.


Как известно, в споре рождается истина, а потому, даже не заслушав различное по содержанию мнение, аргументацию, но признав закон не соответствующим Конституции РФ, обязав пересмотреть правоприменительное решение, качество работы Конституционного суда РФ однозначно бы снизилось.

Показательно в этом плане особое мнение судьи Конституционного суда РФ В. О. Лучина, в котором чётко разделяются постановления и определения, отмечается, что определенияне являются итоговыми решениями (как постановления), т. к. подписываются не всеми судьями, участвовавшими в голосовании, а только Председателем и судьей — секретарем Конституционного суда; могут не направляться органам и лицам, указанным в статье 75 Закона; не подлежат опубликованию в официальных изданиях, если иное установлено в самом определении. Особенности юридической природы определений как преимущественно процессуальных актов указывают на то, что ими не могут осуществляться предусмотренные статьей 3 Закона полномочия. Принимая «определение с позитивным содержанием», Суд отступает от требований закона Определение Конституционного суда РФ от 27.06.2000 N 92-О «По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия — Алания и Республики Татарстан». Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс»..

Нечёткое законодательное регулирование статуса определений позволяет избирательно применять их на практике. (Подробнее о статусе решений и об их применении в следующих частях работы.)

Исходя из изложенного можно сделать следующие выводы. Постановление и определение имеют сходные требования к форме вынесения. Как постановление, так и определение имеют обязательный характер, за их неисполнение следует ответственность.

Вместе с тем лишь постановление выносится именем Российской Федерации, лишь с помощью постановления (по буквальному толкованию ст. 79 Закона о Конституционном суде РФ) возможно признать нормативный правовой акт не соответствующим Конституции РФ, обязать пересмотреть принятые решения.

Однако в практике Конституционного суда РФ достаточно распространены случаи принятия определений вопросам, по которым их вынесение законом не предусмотрено. В научной литературе к такой практике относятся нормально, «с пониманием» (загруженность суда, ненужность рассмотрения всех вопросов в заседании и т. п.).Публикация достаточно большого количества определений является проблемой, рассмотрению которой посвящён параграф 2 главы 2 работы.

Выводы, изложенные в данной главе, позволяют в полной мере определить предмет исследования второго параграфа: лишь постановления Конституционного суда РФ в полной мере являются решениями Конституционного суда РФ — источниками уголовно-процессуального права.

Между тем сказанное не отменяет необходимость затронуть фактическое значение ряда определений Конституционного суда РФ относительно влияния на уголовно-процессуальные отношения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studbooks.net/2425277/pravo/status_resheniy_konstitutsionnogo_suda_prinyatyh_sfere_ugolovno_protsessualnyh_otnosheniy

Статус постановления конституционного суда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here