Срок исковой давности убытки с директора

Предлагаем рассмотреть тему: "Срок исковой давности убытки с директора" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

  • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
  • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.

В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Читайте так же:  Документы содержащие персональные данные

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

Источник: http://www.garant.ru/article/701781/

Андрей Егоров: «Субсидиарная ответственность при банкротстве и исковая давность»

Исковая давность при субсидиарной ответственности в делах о банкротстве, как оказалось, является сложнейшей проблемой. В судах идут дела, в которых к ответственности привлекают людей, предположительно совершивших противоправные деяния семь, восемь, десять лет назад (см., например, Определение АС г. Москвы от 23.04.2018 по делу № А40-133945/2010). И это начинает вызывать опасения.

С 30 июля 2017 г. действуют правила Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), устанавливающие довольно неприятную для виновных лиц модель: срок исковой давности начинает течь с момента, когда о нарушении узнал или должен был узнать арбитражный управляющий или иное лицо, управомоченное на подачу иска (п. 5 ст. 61.14). При этом глубина заглядывания в прошлое довольно существенная — десять лет, отсчитывая от даты подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Однако раньше такого правила не существовало. В 2009 г., когда законодатель принялся развивать субсидиарную ответственность при банкротстве, вопросы исковой давности вообще никак не регулировались (вплоть до 2013 г., когда они были введены, — и достаточно короткие, сопоставимые со сроком на оспаривание сделок при банкротстве).

Эти пробелы привели к достаточно радикальному решению, представленному в практике ВАС РФ (см. постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12 по делу № А21-10191/2005).

При этом на данное радикальное решение продолжают до сих пор ссылаться суды, рассматривая споры, относящиеся к 2009—2013 гг. Такое положение я считаю глубоко ошибочным.

Начать нужно с того, что модель субсидиарной ответственности, созданная законодателем, фактически воспроизвела ответственность за причинение вреда юридическому лицу, через которую опосредуется ответственность перед кредиторами. В литературе обращалось внимание на неизбежные проблемы, связанные с такой моделью 1 .

Одной из особенностей субсидиарной ответственности является то, как определяется ее размер. Он исчисляется не в зависимости от размера фактически причиненных юридическому лицу убытков, а в зависимости от того, в каком размере сложится разница между активами и пассивами юридического лица — банкрота к концу конкурсного производства (см. п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве в ред. Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ).

Поэтому возник вопрос: как может применяться исковая давность по требованию, относительно которого не понятен его размер?

В постановлении использована следующая мотивировка.

При определении момента начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении собственника имущества должника к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы.

Избранный Президиумом ВАС РФ подход означает, что в условиях правовой неопределенности суд посчитал наименьшим злом удлинение исковой давности по сравнению с подходом, при котором виновные лица смогли бы уходить от ответственности ввиду пропуска срока исковой давности.

Поясним, что же являлось еще большим злом, от которого уходила высшая судебная инстанция. Предположим, виновное действие совершено за год до возбуждения дела о банкротстве. Далее дело затянулось (шло более двух лет), что не редкость в российских реалиях, особенно в том случае, если у должника имеется значительное имущество, подлежащее продаже. В этом случае срок исковой давности, если бы он исчислялся по дате причинения ущерба имуществу юридического лица — должника (будущей конкурсной массе), оказался бы пропущен.

Читайте так же:  Пояснение на отзыв на исковое заявление

Если даже срок исковой давности можно было бы считать с даты открытия конкурсного производства или более поздней даты, когда об основаниях для субсидиарной ответственности узнал или должен был узнать конкурсный управляющий, то затягивание конкурсного производства на срок более трех лет также лишало бы кредиторов возможности покрыть свои потери через механизм субсидиарной ответственности.

Именно так и получилось в деле, которое попало на рассмотрение Президиума ВАС РФ: конкурсное производство было введено 14 июня 2006 г., далее 13 декабря 2010 г. принято решение о собрании кредиторов с предложением в адрес конкурсного управляющего об обращении в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности администрации как собственника предприятия, а заявление в суд подано 5 марта 2011 г.

Отдавая дань решению ВАС РФ, которое в текущей исторической ситуации, по-видимому, было оправданным, не можем промолчать о том, что наличие института исковой давности, направленного на защиту правовой определенности и правовых ожиданий ответчика, является весьма значимым достижением правопорядка. На важность исковой давности неоднократно обращал внимание КС РФ (см., например, определения от 03.11.2006 № 445-О, от 24.06.2008 № 364-О-О, постановления от 20.07.2011 № 20-П, от 15.02.2016 № 3-П) 2 . Понимая важность исковой давности, вскоре после принятия постановления Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12 федеральный законодатель установил гораздо более короткие сроки исковой давности — один год с момента, когда истец узнал об основаниях своего иска (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в ред. Федерального закона от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям»).

Таким образом, из всего последующего развития событий следует воля законодателя устранить несправедливость в виде неограниченного по сроку привлечения к ответственности контролирующего лица и соответствующий перекос в балансе интересов сторон, вызванный пробелами в законодательстве, действовавшем до 2013 г.

Эту волю необходимо учитывать при рассмотрении судебных споров.

Это означает, что в реалиях 2018 г. нецелесообразно и неправомерно использовать правовую позицию Президиума ВАС РФ, выраженную в 2012 г. и относящуюся к событиям 2005 г., без поправок на изменившееся законодательство.

И главное изменение законодательства заключается в том, что более не требуется дожидаться точного определения размера субсидиарной ответственности (читай — завершения конкурсного производства), чтобы предъявить иск. Иск можно предъявлять сразу же, а размер требования считать уже потом, постфактум.

Это значит, что и субъективная исковая давность должна начинать свое исчисление гораздо раньше, чем это следует согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ из постановления от 07.06.2012 № 219/12. Не должно быть такого, чтобы истец мог предъявить иск, но исковая давность не текла бы. Это совершенно невзвешенный и непропорциональный подход. Он не просто загоняет в ловушку многих бизнесменов. Он объявляет им: вы уже в ловушке, бежать никуда не надо. Такие-то ваши действия объявляются неправомерными. А то, что вы этого не знали и не собирали доказательства обратного, это ваша проблема. И в итоге мы получаем не обычную, а какую-то ползучую обратную силу закона, которая наносит вред правовой определенности и правовым ожиданиям граждан. И это, на мой взгляд, очень плохо.

1 Егоров А.В., Усачева К.А. Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства — неудачный эквивалент западной доктрины снятия корпоративного покрова // Вестник ВАС РФ. 2013. № 12; Егоров А.В., Усачева К.А. Доктрина «снятия корпоративного покрова» как инструмент распределения рисков между участниками корпорации и иными субъектами оборота // Вестник гражданского права. 2014. № 1.

2 Подробнее см.: Головнина Е.Н. Исчисление и применение исковой давности по обособленным спорам в делах о банкротстве // Судья. 2017. № 8. С. 59—64; Сарбаш С.В. в кн.: Сделки,представительство, исковая давность: постатейный комментарий к статьям 153—208 Гражданского кодекса Российской Федерации // Отв. ред. А.Г. Карапетов. — М.: М-Логос, 2018. С. 1154 и след.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/376029/

Исковая давность по субсидиарной ответственности

Или как должнику выиграть даже безнадежное дело по субсидиарке

Клиенты часто спрашивают, как именно мы в «Игумнов Групп» выигрываем суды по субсидиарке. Заранее регламентированных ходов в таких делах быть не может, но один из самых действенных и эффективных приемов ? заявить о пропуске срока исковой давности. Рассказываем, как использовать этот метод для защиты своих интересов. Следуйте за световыми индикаторами.

Две большие разницы

Тополиный пух, жара, июль… и новая редакция закона о банкротстве. Таким юристы запомнят лето 2017 года. До 01.07.2017 субсидиарке была посвящена всего лишь одна, 10-я статья закона о банкротстве, а в новой редакции по нашей любимой теме написали целую главу. Основания для привлечения принципиально не изменились, но два значимых момента в новой редакции переписали:

  1. Значительно расширили круг лиц, привлекаемых к субсидиарке. В зоне риска оказались финдиректора, главбухи и юристы, но этим круг потенциальных субсидиарщиков не ограничился. Новый закон позволяет привлечь к ответственности вообще кого угодно при одном условии ? если привлекаемое лицо отдавало указания должнику или приобрело выгоду в результате противозаконной деятельности компании.
  2. Кредиторы получили право привлекать должников к субсидиарке. До июля 2017 года в зависимости от основания на субсидиарку могли подать либо управляющие, либо работники и их представители, либо налоговая. Если речь шла о возмещении убытков, то такое право было и у кредиторов. Теперь любое из этих лиц может привлечь КДЛ к субсидарке по любому из оснований, прописанных в законе.

А еще незадолго до выхода новой редакции закона, в том же 2017 году изменились сроки исковой давности.

Следите за руками: до середины 2017 года заявление о привлечении к субсидиарке можно было подать в течение одного (!) года. Этот срок отсчитывался с момента, когда привлекающий узнал или должен был узнать об основаниях для применения субсидиарной ответственности. Например, в ходе банкротства управляющему не передали бухгалтерские документы. Это готовое основание для субсидиарки. Вот с того момента, как не передали, и пошел отсчет годичного срока.

Читайте так же:  Электронный родовый сертификат фсс

Оставьте здесь свой e-mail, чтобы получить на почту текст 10-ой статьи в 70-ой редакции.

В то же время закон ограничивал право подать такое заявление тремя годами с начала конкурсного производства. Разумно: иначе иски подавались бы до бесконечности и через четыре года, и через десять ? дескать, вот только что узнали об основаниях.

В новой, 71-ой редакции устанавливается единый срок исковой давности: 3 года с момента, когда лицо узнало/должно было узнать об обстоятельствах для привлечения к субсидиарке.

Оставьте здесь свой e-mail, чтобы получить на почту текст 10-ой статьи в 71-ой редакции.

Итого: право привлекать к субсидиарке получил более широкий круг лиц. При этом шанс залететь на нее получило еще больше народу. А сроки для подачи заявления предупредительно расширили. Как видите, все изменения не в пользу должников. Это и понятно: 2017 год, санкции, нефть дешевеет. И тут у родного государства как по волшебству появляются новые инструменты для пополнения бюджета за счет субсидиарщиков. Совпадение? Не думаю.

Который закон ? ваш?

Видео (кликните для воспроизведения).

Итак, у нас есть две редакции закона: до июля 2017 была одна, а после ? другая. Казалось бы, все просто. Вот только в делах о субсидиарной ответственности разбирают события, которые произошли несколько лет назад. Признаки неплатежеспособности появляются у компании задолго до начала банкротного процесса, а цепочки сделок, которые оспариваются при банкротстве, вообще уходят вглубь веков.

И вот у вас в 2019 году идет суд по субсидиарке, в котором анализируются события 2013-2017 годов. Какую редакцию закона применять в этом случае? Весь прошлый год суды лихорадило. Практика была разной, но в основном тупо ко всем делам применяли новые нормы.

На практике это означает следующее: должник совершил правонарушение, например, в 2015 году. Банкротить его начали в 2016. Соответственно, по старым нормам привлекать его к субсидиарке имеют право только в течение года (если не погружаться в детали). Но заявление на субсидиарку подают в 2018 году (спустя 2 года после начала банкротства), мотивируя это тем, что по новым правилам срок исковой давности составляет 3 года. И вот, руководитель бизнеса, уволившийся с поста еще в 2015 году, уже расстается со всем своим личным имуществом.

Ну нельзя же так!

Наш взгляд

Мы в «Игумнов Групп» тоже столкнулись с этим вопросом. Поэтому перелопатили десятки судебных дел, поматерились, а выпустив пар, сформулировали собственную позицию по применению сроков исковой давности в делах по субсидиарке. Вот она.

Право делится на материальное и процессуальное. Если говорить упрощенно, то материальное — это то, где расписаны наши права и обязанности. Кто кому за что и сколько должен. А процессуальное регулирует ход судебного процесса.

Так вот, согласно АПК, в арбитражном судопроизводстве применяются современные нормы процессуального права.

Чтобы получить соответствующую статью, оставьте свой e-mail здесь:

То есть, если мы судимся сегодня, то процесс идет в соответствии с теми нормами процессуального права, которые действуют сегодня. Многие пункты в законе о банкротстве подходят под определение процессуальных. Например, тот, где речь идет о наделении правом. И тут мы возвращаемся к новым правам кредиторов привлекать КДЛ к субсидиарке.

Да, кредитор может в 2019 году обратиться в суд с требованием привлечь в субсидиарной ответственности должника по обстоятельствам 2016 года. Таких прецедентов полно. Но удовлетворить заявление можно только в том случае, если срок исковой давности еще не прошел. А срок этот относится к материальному праву.

С материальным правом дела обстоят иначе. Согласно письму Верховного суда, положения закона о субсидиарной ответственности применяются только к тем действиям / бездействиям, которые имели место после того, как закон вступил в силу. То есть к обстоятельствам прошлого применяется норма материального права, которая действовала на тот момент.

Чтобы получить письмо Верховного суда, оставьте свой e-mail здесь:

В конечном итоге такая позиция опирается на норму Конституции. Статья 54, часть 1: закон, который устанавливает или отягчает ответственность, не имеет обратной силы. А в нашем случае происходит именно это ? для ответчика по субсидиарке новая редакция закона отягчает ответственность.

Итого: если вы в 2018 году разбираете дело о субсидиарке, обстоятельства которого относятся к 2015, берите редакцию закона о банкротстве 2015 года. Срок исковой давности будет годичным.

А это значит, что должник может и должен защищаться, опираясь на старый закон, даже если на момент судебного разбирательства тот уже утратил силу.

Что могут возразить

Логика, которую мы изложили выше, — это наша правовая позиция, а не абсолютная истина. Вот два основных возражения против нее. Эти доводы мы слышали от коллег и находили в практике.

  1. Не все юристы согласны с тем, что сроки исковой давности относятся к материальному праву. Некоторые говорят, что это процессуальное право. А кое-кто вообще считает весь закон о банкротстве нормой процессуального права, потому что он описывает (сюрприз!) процесс банкротства. По этой логике использовать нужно самые свежие нормы, вне зависимости от того, когда происходили события, о которых идет речь в банкротном деле. Некоторые судьи рассуждают именно так.
  2. Другие наши оппоненты не заморачиваются с материальным и процессуальным правом, а делают ставку на момент, с которого отсчитывается срок исковой давности. Они согласны применять годовой срок давности для правонарушений 2013-2016 гг., но настаивают на том, чтобы этот срок начинал отсчитываться с момента окончания всех мероприятий по формированию конкурсной массы ? когда станет понятно, что денег на всех не хватает. Фишка в том, что этого момента можно дожидаться вечно. Сделки оспариваются годами и под этим предлогом можно до бесконечности отодвигать начало отсчета срока исковой давности. Очень удобно.

И у нас, и у оппонентов доводы в данном случае субъективные. То есть суд может интерпретировать их по-разному, в зависимости от убедительности и профессионализма сторон.

Но мы никогда не публикуем теоретические выкладки, не опробованные нами на практике (этим «Игумнов Групп» и отличается от профессоров и докторов юридических наук): только в первом квартале 2019 года мы дважды выиграли суды по защите от субсидиарки, доказав, что к событиям прошлого должны применяться нормы того же (прошлого!) периода.

Читайте так же:  Адрес инспекции по делам несовершеннолетних

Две разные апелляционные инстанции согласились с нами и подтвердили в своих выводах, что ст. 10 закона о банкротстве — это норма материального права, а значит, срок исковой давности для правонарушений 2013 ? начала 2017 гг. составляет 1 год, а не три. Эти постановления на текущий момент никем не отменены.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты с нашим участием:

Пока не поздно

Если кредитор мог узнать об основаниях для привлечения КДЛ к субсидиарке из открытых источников, значит, срок исковой давности уже тикает. Смотрите нашу схему по срокам в разных редакциях закона о банкротстве:

Вместо унылых итогов тут будет лайфхак от «Игумнов Групп»: в любой непонятной ситуации подавайте заявление об истечении срока исковой давности. Это можно сделать на любом этапе судебного разбирательства. Хоть в самую последнюю минуту. И это может стать самостоятельным и безупречным основанием для полного отказа в иске.

Главное в этом деле ? учесть все нюансы. Например, если к субсидиарке привлекают нескольких КДЛ, то заявить о пропуске сроков исковой давности должно каждое из них. Заявление обязательно должно быть грамотно мотивированным ? разницу между материальными и процессуальными нормами не понимают даже многие судьи (не раз видели таких своими глазами). Поэтому вы должны разжевать все до последней запятой. Если вы далеки от юриспруденции, то самый простой вариант выиграть дело по субсидиарке — это заказать грамотное заявление о пропуске срока исковой давности в «Игумнов Групп».

И надо успеть это сделать до того, как первая инстанция огласит определение по итогам рассмотрения дела.

И напоследок: набив руку в защите банкиров от субсидиарной ответственности, мы не можем не отметить, что в делах о банкротстве кредитных организаций применяются другие нормы и другие сроки. Там свои нюансы и много интересного, приходите к нам ? расскажем.

Возможно, ваши кредиторы уже остались с носом, но еще не знают об этом. Суд ? отличное место, чтобы поделиться с ними этой прекрасной новостью.

Практикуем и рассказываем о защите бизнеса, учредителей, гендиров и бухгалтеров, списании долгов, банкротстве, сохранении активов, снятии субсидиарной ответственности и не только. Своими знаниями делимся в блоге, с подписчиками нашей рассылки и при встречах. А ещё — у нас офис с видом на Кремль и Зарядье. Ждем в гости.

Источник: http://www.klerk.ru/blogs/igumnovgroup/486377/

Срок давности для взыскания организацией ущерба с директора

В данном случае действует общий срок исковой давности по ст. 196 ГК РФ — три года.

В статье 197 ГК РФ определено, что указанный срок применяется, если законом для отдельного вида требований не установлен специальный срок исковой давности, который может быть как более коротким, так и более длительным по сравнению с общим сроком.

Один из таких специальных сроков предусмотрен в ст. 392 ТК РФ: по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, работодатель имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня обнаружения ущерба. Исходя из положений ст. 11, 15, 16, 20, 56, 59 и 273—277 ТК РФ между директором и организацией возникают трудовые отношения. Вместе с тем между ними возникают и корпоративные отношения, регламентируемые Федеральным законом от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон № 14-ФЗ).

Вопрос, какой срок исковой давности применять, связан с определением подведомственности спора. Она, в свою очередь, зависит от того, из каких правоотношений вытекает спор.

Спор о возмещении ущерба вытекает из корпоративных правоотношений, иск следует подавать в арбитражный суд. Именно поэтому применяется общий срок исковой давности. Если бы спор вытекал из трудовых правоотношений, то он разрешался бы судом общей юрисдикции, а значит, применять следовало бы специальный срок исковой давности, закрепленный ТК РФ.

Объясним, почему, несмотря на принадлежность отношений между директором и организацией и к категории трудовых, и к категории корпоративных одновременно, данный спор все же корпоративный.

В соответствии со ст. 32 и, 40 Закона № 14-ФЗ директор общества признается его единоличным исполнительным органом. В пунктах 1 и 2 ст. 44 Закона № 14‑ФЗ определено, что единоличный исполнительный орган общества при осуществлении прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Он несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные ему своими виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 12.04.2011 № 15201/10 отметил, что добросовестность и разумность при исполнении возложенных на единоличный исполнительный орган ООО обязанностей заключаются в принятии им всех необходимых и достаточных мер для достижения максимального положительного результата от предпринимательской и иной экономической деятельности общества, а также в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на него действующим законодательством.

Статьей 201 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за злоупотребление полномочиями, а именно за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Факт привлечения директора к уголовной ответственности по данной статье свидетельствует о том, что он совершил преступление (продал здание, злоупотребив своими полномочиями) в процессе предпринимательской деятельности от имени общества. А в соответствии с п. 1 ст. 27 АПК РФ дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, разрешают арбитражные суды.

Из сказанного об особенностях статуса директора как единоличного исполнительного органа общества и характера совершенного в данной ситуации преступления следует, что требование общества о взыскании убытков напрямую связано с его предпринимательской деятельностью.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 33 и п. 3 и 4 ст. 225.1 АПК РФ к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены корпоративные споры. К ним причислены споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, а также споры, связанные с ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица. При этом в ч. 2 ст. 33 АПК РФ закреплено, что такие дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Читайте так же:  Неизвещение предварительного судебного заседания

Следовательно, на основании приведенных норм участники общества вправе предъявить иск о возмещении убытков, причиненных обществу, в арбитражный суд в течение трех лет с момента вступления в силу приговора суда в отношении директора по ст. 201 ГК РФ.

Организация могла бы предъявить иск еще на стадии рассмотрения уголовного дела. Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрено, что лицо (физическое или юридическое), которому преступлением причинен вред, вправе заявить гражданский иск о возмещении такого вреда в рамках уголовного дела. Такой иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции (ст. 44 УПК РФ). По предъявленному гражданскому иску суд должен принять решение при вынесении приговора (ст. 299, 309 и 347 УПК РФ).

Судебная практика, подтверждающая, что указанный в вопросе спор считается корпоративным

В Определении от 07.07.2010 № ВАС-8509/10 судебная коллегия Высшего арбитражного суда РФ сочла ошибочным довод лица о неподведомственности арбитражному суду спора о взыскании убытков, причиненных этим лицом обществу в период исполнения им обязанностей генерального директора. ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 07.10.2009 по делу № А13-3725/2008 также пришел к выводу, что требование общества о возмещении убытков, причиненных его единоличным исполнительным органом, является корпоративным, поскольку вытекает из деятельности общества.

ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 18.01.2011 по делу № А43-15329/2010 указал, что годичный срок исковой давности по ст. 392 ТК РФ не может быть применим, поскольку исковые требования предъявлены не на основании норм трудового законодательства, регулирующих вопросы материальной ответственности работников, а на основании закона, регулирующего деятельность коммерческой организации (в данном случае Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

ФАС Московского округа постановлением от 28.01.2011 № КГ-А40/17541-10 разрешил дело по требованию общества о взыскании убытков с генерального директора, признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ.

Источник: http://www.eg-online.ru/consultation/147559/

Срок исковой давности по договору подряда. Взыскание убытков по договору подряда.

Срок исковой давности по договору подряда. Взыскание убытков по договору подряда.

Срок исковой давности по договору подряда — может равняться трем годам, а может быть сокращенным и составлять 1 год. Положения п. 1 ст. 725 ГК РФразграничивают срок исковой давности по искам о ненадлежащем качестве работы в зависимости от объекта: в отношении недвижимого имущества действует общий срок исковой давности, в остальных случаях – сокращенный срок равный 1 году. Каков же срок исковой давности по искам о взыскании убытков в связи с выполнением работ ненадлежащего качества?Общий или сокращенный, равный одному году? Ждем ответа от ВАС РФ, а пока разбираемся в сути вопроса.

Определение о передаче дела № А05-823/2012 в Президиум ВАС РФ от 20.08.2013 г.

Из материалов дела.

Ситуация классическая. Заказчик и Подрядчик заключают договор подряда с установлением гарантийного срока на выполненные работы по устройству наливных полов равного двум годам. При обнаружении мелких трещин, Заказчик обращается к Подрядчику, который еще не получил окончательный расчет по договору, после чего последний устраняет недостатки. Однако спустя полгода трещин становятся больше и их размер также увеличивается. Стороны составляют акт осмотра. После чего, Подрядчик отказывается устранять недостатки, ссылаясь на неправильную эксплуатацию. Заказчик выиграл две судебные инстанции с требованием о взыскании убытков, однако кассация отменяет все судебные акты по данному делу, полагая, что Заказчик пропустил срок исковой давности, предусмотренный п.1 ст. 725 ГК РФ.

Позиция ВАС РФ.

1. Суды первой и апелляционной инстанции считают, что сокращенный срок исковой давности равный году, установленный п. 1 ст. 725 ГК РФ не распространяется на требования Заказчика о взыскании убытков, предъявляемое на основании п. 3 ст. 723 ГК РФ. Так как данный срок применяется только к требованиям, перечисленным в п. 1 ст. 723 ГК РФ, а именно безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, соразмерного уменьшения цены, возмещения расходов на устранение недостатков.

2. Кассационная инстанция напротив не увидела взаимосвязи между п. 1 ст. 725 ГК РФ и п. 1 ст. 723 ГК РФ из-за отсутствия прямой ссылки в ст. 725 ГК РФ на указанную норму.

3. Заказчик в своей жалобе ссылается на то, что сокращенный срок не может быть применен к его требованию, так как работы по устройству наливных полов носят капитальный характер, а ст. 725 ГК РФ предусмотрено применение общего срока исковой давности по требованиям, связанным с ненадлежащим качеством работы в отношении зданий и сооружений.

4. В связи с необходимостью выработки единого подхода в отношении применения сокращенного срока исковой давности дело необходимо передать в Президиум ВАС РФ.

Комментарий.

1. Единый подход действительно необходим, так как ряд судов придерживаются позиции Заказчика о применении общего срока исковой давности к требованиям о ненадлежащем качестве работ (см. решение Арбитражного суда Волгоградской области по делу № А12-19087/2011, решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-10097/2012, решения Арбитражного суда Оренбургской области по делам № А47-5890/2010 и А47-9453/2010).

2. Данный случай демонстрирует, что лучше не медлить с предъявлением иска Подрядчику. Так как изначально позиция Заказчика была беспроигрышной, в суде было доказано материалами судебной строительно-технической экспертизой, что устройство полов было выполнено некачественно. И если бы требование было предъявлено не по истечении более 1,5 лет после направления претензии, у подрядчика не осталось бы шансов на отказ в удовлетворении требований Заказчика.

А значит, заявляя требование о взыскании убытков в связи с некачественно выполненными работами, помним и учитываем сокращенный срок исковой давности по договору подряда, а именно по искам о ненадлежащем качестве работы.

Зоя Левашева

p.s 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://vitvet.com/blog/levasheva/kakov_srok_iskovoj_davnosti_pri_vzyskanii_ubytkov_po_dogovoru_podryada/

Срок исковой давности убытки с директора
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here