Проблема судебно психологической экспертизы

Предлагаем рассмотреть тему: "Проблема судебно психологической экспертизы" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Организация судебных экспертиз с участием психолога в Российской Федерации

Правовую основу производства СПЭ и КСППЭ, равно как и других видов судебной экспертизы, составляют Конституция РФ, ГПК РФ, УПК РФ, Закон о ГСЭД, законодательство РФ о здравоохранении, другие федеральные законы, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы. Судебными являются экспертизы, которые проводятся по назначению суда при производстве по уголовному или гражданскому делу.

В уголовном процессе такие экспертизы могут назначаться также на стадии предварительного расследования дознавателем, следователем, а также руководителем следственного органа. В гражданском процессе судебные экспертизы назначает только суд.

Большинство СПЭ проводится в государственных СЭУ Минюста России. Психологи СЭУ занимают должности экспертов, старших экспертов, ведущих экспертов, главных экспертов в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте России и в региональных СЭУ. Они обязаны пройти аттестацию на право самостоятельного производства судебной экспертизы. Такое право присваивается работникам СЭУ, имеющим высшее профессиональное образование, прошедшим подготовку по конкретной экспертной специальности в соответствии с приказом Минюста России от 15.06.2004 № 112 «Об утверждении Положения об организации профессиональной подготовки и повышения квалификации государственных судебных экспертов государственных судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации». Право самостоятельного производства судебной экспертизы в СЭУ Минюста России присваивается сроком на 5 лет. Через каждые 5 лет экспертно-квалификационной комиссией рассматривается вопрос о его продлении.

Производство КСППЭ практически всегда осуществляется в государственных СПЭУ Минздрава России. Судебно-психиатрическое экспертное учреждение может состоять из одного или нескольких отделений. Существует три типа таких отделений: 1) амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, 2) стационарной судебно-психиатрической экспертизы для лиц, не содержащихся под стражей, 3) стационарной судебно-психиатрической экспертизы для лиц, содержащихся под стражей.

В этих отделениях предусмотрены ставки медицинских психологов. Согласно приказу Минздрава России от 19.05.2000 № 165 «О медицинском психологе в судебно-психиатрической экспертизе» предусмотрена одна должность медицинского психолога на 250 судебных психиатрических и комплексных с ней экспертиз, проводимых в амбулаторном отделении за один год (для экспертиз несовершеннолетних — на 200 проводимых комиссией экспертиз в год), а в стационаре — одна должность медицинского психолога предусмотрена на 15 коек.

Права и обязанности судебного эксперта

При назначении на должность руководитель экспертного учреждения разъясняет работнику права и обязанности судебного эксперта, ответственность за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ) и за разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ), о чем у эксперта берется подписка, которая приобщается к его личному делу. При производстве экспертизы вне экспертного учреждения эксперту разъясняются права и обязанности при вручении постановления следователя (или объявлении определения суда) о назначении СПЭ, а также он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, и об этих действиях следователь делает пометку в самом постановлении, которая удостоверяется подписью эксперта. В суде эксперт расписывается в протоколе судебного заседания или на специальном бланке.

Данные права и обязанности определяются процессуальным законодательством и ст. 16 и 17 Закона о ГСЭД.

Эксперт-психолог обязан:

  • 1) принять к производству порученную ему экспертизу, провести полное исследование предоставленных ему объектов и материалов, включая необходимое обследование (ЭПИ) подэкспертного (при очной экспертизе), и дать обоснованное заключение по всем вопросам, входящим в его компетенцию, поставленным на разрешение экспертизы;
  • 2) отказаться от дачи экспертного заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных знаний или предоставленные материалы недостаточны или непригодны для дачи заключения. В этих случаях эксперт составляет письменное сообщение о невозможности дать заключение. В нем кратко описываются проведенные исследования и излагаются основания, по которым невозможно дать заключение;
  • 3) являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи) в предусмотренных процессуальным законом случаях в связи с назначаемой, назначенной или уже проведенной экспертизой (для производства судебной экспертизы за пределами экспертного учреждения или для допроса в качестве эксперта);
  • 4) заявить руководителю экспертного учреждения самоотвод при наличии данных, указанных в законе в качестве оснований для отвода судебного эксперта. В ст. 70 У11К РФ и ст. 18

ГПК РФ перечислены следующие основания для отвода эксперта. Эксперт-психолог подлежит отводу, если:

  • — он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем поданному уголовному или гражданскому делу;
  • — он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному или гражданскому делу;
  • — он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей;
  • — обнаружится его некомпетентность;
  • — имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного или гражданского дела.

Участие эксперта в предыдущем рассмотрении данного дела в качестве эксперта или специалиста не является основанием для его отвода (кроме случаев назначения повторных экспертиз);

  • 5) обеспечить сохранность представленных объектов исследования и материалов дела;
  • 6) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, сведения, составляющие государственную, врачебную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;
  • 7) не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если эксперт был об этом заранее предупрежден дознавателем, следователем или прокурором в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

Эксперт-психолог не вправе:

  • 1) самостоятельно собирать объекты и материалы для экспертного исследования;
  • 2) без ведома органа или лица, назначивших экспертизу, вести переговоры с участниками процесса по вопросам, связанным с судебной экспертизой; вступать в личные контакты с участниками процесса и иными лицами, если это ставит под сомнение незаинтересованность эксперта в исходе дела;
  • 3) сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;
  • 4) принимать поручение о производстве экспертизы в экспертном учреждении непосредственно от каких-либо органов или лиц (включая дознавателя, следователя, прокурора, судей), кроме руководителя экспертного учреждения, в котором работает эксперт.
Читайте так же:  Куда подать жалобу на верховный суд

Эксперт-психолог вправе:

Права и обязанности эксперта распространяются на любое лицо, производящее порученную ему экспертизу. При производстве СПЭ все эксперты обладают равными правами и несут равные обязанности, предусмотренные законодательством в отношении судебного эксперта. Распределение функций между отдельными членами экспертной комиссии не должно нарушать равноправия экспертов и требования закона о личной ответственности каждого из них за проведение им исследования и данное заключение.

Источник: http://studme.org/1280052830175/psihologiya/obschie_problemy_sudebno-psihologicheskoy_ekspertizy

Проблемы назначения судебно-психологической экспертизы аффекта

(Будякова Т. П.) («Эксперт-криминалист», 2014, N 1)

ПРОБЛЕМЫ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ АФФЕКТА

——————————— Problems of assignment of judicial-psychology expert evaluation of temporary insanity. Budyakova Tatyana Petrovna, head of the Chair of Psychology of I. A. Bunin Eletsk State University, candidate of psychological sciences, assistant professor.

Будякова Татьяна Петровна, заведующая кафедрой психологии Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина, кандидат психологических наук, доцент.

Рассматриваются как уголовно-правовые, так и связанные с ними юридико-психологические проблемы судебно-психологической экспертизы аффекта. Обосновываются предложения по совершенствованию уголовно-правового определения аффекта исходя из психологической теории аффекта. Анализируется проблема экспертной психологической оценки временного критерия при определении возможности управления поведением в состоянии аффекта.

Ключевые слова: аффект, судебно-психологическая экспертиза, случайный преступник, жертва.

How criminal law and related to them, legal and psychological problems of forensic psychological examination of affect. Substantiated proposals to improve the criminal law definition of affect, based on the psychological theory of affect. The problem of expert psychological assessment of a time criterion in determining the possibility of controlling the behavior of passion.

Key words: affect, forensic psychological examination, occasional criminal, the victim.

Текст комментариев к проекту Уложения не содержит информации о том, что при его разработке использовались данные научной психологии или физиологии, как утверждают некоторые авторы. К примеру, С. Шишков писал, что замена использовавшихся первоначально в Уголовном Уложении России признаков для квалификации аффекта «запальчивость и раздражение» на термин «сильное душевное волнение», появившийся в российском Уголовном Уложении 1903 г., «была во многом обусловлена научными достижениями рубежа XIX — XX в., прежде всего в области психологии и физиологии» . Однако текст комментариев к проекту Уложения свидетельствует об обратном. ——————————— Шишков С. Установление внезапно возникшего сильного душевного волнения // Законность. 2002. N 11. С. 19.

Признаки «запальчивость и раздражение» были удалены из диспозиций статей, предусматривавших привилегированную ответственность за аффектированные преступления, не из-за достижений в психологии и физиологии, а потому что старая формулировка, имевшаяся в уголовном законе, допускала ограничительное понимание аффектов. Ограничивая легальное проявление аффектов «запальчивостью и раздражительностью», закон оставлял без внимания другие заслуживающие снисхождения случаи аффектов, например, обусловленные страхом, отчаянием, стыдом и т. д. Соглашаясь с приведенными нами выше доводами профессора Легонина, редакционная комиссия поддержала также его мнение о том, что формулировка «сильное душевное волнение», использовавшаяся тогдашними уголовными законодательствами Австрии и Венгрии, отвечает задаче закрепления в уголовном законе общих признаков разных по своему происхождению аффектов, а также позволяет их отделить от страстей, «развивающихся продолжительное время и держащихся на относительно незначительном уровне» . ——————————— Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. … С. 81 — 82.

Замечательный российский эксперт-психиатр А. У. Фрезе характеризовал состояние психологии в период составления и обсуждения проекта Уголовного Уложения как продукт кабинетного, умозрительного мышления, основанный на случайно собранных, отрывочных, поверхностных данных наблюдения или литературных образах, вдобавок еще и субъективно интерпретируемых. В силу скудости психологического знания в рассматриваемый период психология, по мнению А. У. Фрезе, объективно не могла стать основой для судебной экспертизы . ——————————— Фрезе А. У. Очерк судебной психологии. Предисловие. Казань, 1874. С. 7, 8.

Примечательно, что выдающийся русский криминалист Н. С. Таганцев в начале XX в. писал о том, что вопрос о влиянии и значении аффектов в уголовном праве представляется весьма спорным (выделено нами. — Б. Т.), как со стороны теоретической, так и практической . Это свидетельствовало, в частности, и о том, что дальнейшее изучение уголовно-правовых аффектов требовало дополнительных, предметно ориентированных психологических исследований. Прежде чем строить правовые конструкции, надо было изучить сам предмет юридического опосредования — психологию аффекта. Вместе с тем именно потребности юридической теории и судебно-следственной практики подтолкнули и психологическое изучение аффектов. ——————————— Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 1. М., 2001. С. 384.

Традиционно, начиная с Б. Спинозы, в психологии изучалась преимущественно способность аффектов вызывать висцеральные реакции организма, по которым можно судить о степени значимости для человека эмоциогенного события, в т. ч. преступления (В. Вундт, З. Фрейд, А. Р. Лурия и др.) . Но одно дело — выявлять причастность человека к преступлению, другое — определять наличие аффекта в момент его совершения. Данные, полученные в этих исследованиях, стали первым шагом в практической разработке методик экспертизы аффекта — определения наличия аффекта по остаточным аффективным следам в психике человека. ——————————— Лурия А. Р. Психология в определении следов преступления // Психологическое наследие. М., 2003. С. 107; Лурия А. Р. Экзамен и психика // Там же. С. 126 — 127.

Читайте так же:  Сколько времени рассматривается заявление в суде

Иной ракурс в изучении аффектов, как отмечал С. Л. Рубинштейн, возник из потребностей судебной и следственной практики. Так, при квалификации преступления нужно было определить наличие или отсутствие сильного душевного волнения в момент совершения убийства или умышленного причинения тяжких телесных повреждений или менее тяжких телесных повреждений (см., например, признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 144 и 151 УК РСФСР 1922 г.). Определение аффекта, данное С. Л. Рубинштейном, решало задачу соотнесения юридической категории «сильное душевное волнение» с психологическим понятием «аффект». Некоторыми экспертами-психологами в дальнейшем оно было признано классическим . По С. Л. Рубинштейну, аффект — «это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера» . Ученый предлагал также различать понятия «страсть» — сильную, но длительную реакцию и «аффект» — краткосрочную, бурно протекающую реакцию взрывного характера . Это был второй шаг в экспертной психологической диагностике аффекта — отделение его от других сильных эмоций. ——————————— Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1999. С. 175. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2007. С. 579 — 580. То же. С. 580.

На наш взгляд, к классическим можно отнести и определение аффекта, данное А. Н. Леонтьевым: «Аффектами называют в современной психологии сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями» . ——————————— Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976. С. 25.

В советской психологии уже в 80-е гг. был описан феномен кумулятивного аффекта. Отмечалось, что «повторение ситуаций, вызывающих то или иное отрицательное аффективное состояние, ведет к аккумуляции аффекта, который может разрядиться в бурном неуправляемом аффективном поведении — «аффективном взрыве» . Это стало основанием для совершенствования законодательного определения уголовно-правового понятия аффекта при принятии УК РФ в 1996 г. ——————————— Вилюнас В. К. Аффект // Большой психологический словарь / Сост. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко. М., 2002. С. 48.

В правовой литературе отмечалось, что «юридическая оценка преступления, совершенного в состоянии аффекта, не может ограничиваться совершением аффекта вообще, а предполагает наличие т. н. оправданного аффекта, вызванного извинительными с позиции общечеловеческой морали обстоятельствами» . Другими словами, одним из векторов развития учения об аффекте в уголовном праве является направление по выявлению из вариантов проявления аффектов у человека юридически значимых вариантов. С точки зрения проблем судебно-психологической экспертизы, это, например, задача вычленения перечня «неизвинительных» аффектов, когда СПЭ аффекта вообще будет не нужна, поскольку в диспозициях статей об аффектированных преступлениях будет закреплено соответствующее ограничение. ——————————— Сидоров Б. В. Аффект, его уголовно-правовое и криминалистическое значение. Казань, 1978. С. 5.

Пятый критерий, который можно рассматривать как обстоятельство, или уменьшающее в отдельных случаях виновность, или, напротив, не смягчающее ответственность, — это характерологический облик личности виновного. В нашем исследовании личностей случайных преступников было установлено, что преступники, совершившие аффектированное преступление, не всегда раскаиваются в содеянном, нередко винят в произошедшем исключительно жертву . Это создает опасность рецидива подобных деяний, поскольку, оправдывая себя, такой человек не исключает для себя возможность повторения подобного поведения. Значит, наказание здесь не достигает одной из своих целей — предупреждения новых преступлений. ——————————— Будякова Т. П. Проблемы профилактики виктимизации случайного преступника // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. N 2. С. 84 — 90.

При обсуждении содержания норм об аффектированных преступлениях Проекта Уголовного Уложения России высказывалось мнение, что иногда аффектированное преступление является последствием простого нежелания сдерживать порывы страсти, последствием привычки легко и небрежно относиться к интересам других. По мнению разработчиков Проекта, указанные характерологические свойства не являются извинительными, если они стали причиной аффектированного преступления . ——————————— Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. … С. 80.

Подобное мнение высказывалось и в современной научной литературе. Б. В. Сидоров отмечал, что аффект не может смягчать ответственность в тех случаях, когда он вызван мотивами или личными качествами и привычками, отрицательно характеризующими виновного, которые отчетливо проявились в конфликтной ситуации (повышенная мстительность и склонность к насилию, нравственная и эмоциональная распущенность и т. п.) . ——————————— Сидоров Б. В. Указ. соч. С. 5.

В работах по судебно-психологической экспертизе в качестве одного из диагностических психологических параметров при экспертизе аффекта указываются устойчивые особенности личности виновного . Экспертизой, в частности, может быть установлено наличие у обвиняемого негативных характерологических свойств, в формировании которых виноват он сам. При надлежащем отношении к оценке социальной приемлемости собственного поведения виновный должен был бы попытаться избавиться от негативных черт характера. Если он этого не сделал и эти черты стали причиной аффективной реакции, то такой аффект не может по нравственным основаниям считаться извинительным. Здесь необходима судебно-психологическая экспертиза, целью которой было бы установление наличия или отсутствия негативных черт характера личности обвиняемого, исключающих возможность применения к нему норм, смягчающих ответственность за аффектированное преступление. Однако, чтобы было основание для проведения такого вида СПЭ, нормы УК РФ, предусматривающие ответственность за совершение преступления в состоянии аффекта, должны быть дополнены соответствующим ограничительным условием. ——————————— Коченов М. М. Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977. С. 60.

1. Будякова Т. П. Проблемы профилактики виктимизации случайного преступника // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. N 2. С. 84 — 90. 2. Коченов М. М. Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977. 3. Кудрявцев И. А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999. 4. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976. 5. Попов А. Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. 6. Сидоров Б. В. Аффект, его уголовно-правовое и криминалистическое значение. Казань, 1978. 7. Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. СПб., 1895. 8. Шишков С. Установление внезапно возникшего сильного душевного волнения // Законность. 2002. N 11. С. 17 — 19.

Читайте так же:  Мировое соглашение по жилищным делам

Источник: http://center-bereg.ru/f16.html

Обзор видов судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе

Обязательный учет личностного фактора при совершении различного рода преступлений немаловажен в юридическом смысле, и поэтому должен повсеместно применяться в уголовном и исправительном процессах. Но при этом важно отметить, что и юристы, и психологи, и психиатры нередко расшифровывают понятие личности абсолютно различно. К тому же, в психологической литературе представлено значительное число разноплановых и далеко не в каждом случае совместимых подходов к этой проблеме, что, конечно же, препятствует полноценному и эффективному применению профессиональных знаний о личности подозреваемого или обвиняемого в рамках уголовного процесса.

Проблема личности в работе судебного психолога-эксперта

Проблема личности – это одна из центральных проблем в работе судебного психолога-эксперта. Психологическое исследование личности подэкспертного требуется почти во всех предметных видах экспертизы. Например, особенности смысловой и мотивационных сфер личности свидетелей способны влиять и на их возможность верно воспринимать значимые для конкретного дела обстоятельства, а также давать относительно них верные показания. Диагностика аффекта либо другого эмоционального состояния, которое способно оказывать значительное влияние на поведение обвиняемого или подсудимого, почти невозможна без грамотной оценки роли личности в их появлении и дальнейшем развитии. Определение правильного уровня личностного и интеллектуального развития имеет важнейшее значение при исследовании способности лиц, не достигших совершеннолетия, являющихся потерпевшими по сексуальным правонарушениям, верно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий, либо оказывать сопротивление совершающему преступление. В то же самое время СПЭ личности обвиняемых является и отдельным предметным видом судебно-психологических экспертиз.

Юридическим основанием этого вида экспертизы выступает пункт 3 части 1 статьи 73 УПК Российской Федерации, в котором среди возможных обстоятельств, которые подлежат доказыванию, описываются также обстоятельства, которые характеризуют личность обвиняемого. Учитывая, что согласно пункту 3 части 2 статьи 74 УПК РФ заключение эксперта считается доказательством по уголовному делу, в значительной части случаев появляется необходимость назначения экспертизы личности обвиняемого по данному делу, которая способна проводиться в рамках СПЭ или КСППЭ. Важность привлечения психолога-эксперта к судебному исследованию личности определяется двумя важнейшими, но не в полной мере проясненными проблемами: в первую очередь, дискуссионным остается вопрос касательно объема судебного исследования личности обвиняемого, и при этом не до конца разработан вопрос касательно предмета СПЭ индивидуальных особенностей обвиняемого.

Данные взаимосвязанные проблемы обуславливаются тем, что законодательная формулировка содержательно не в полной мере демонстрирует свойства личности обвиняемого, которые имеют уголовно-правовое значение и подлежат обязательному доказыванию, а также не уточняет, какие именно обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, имеются в виду.

Видео (кликните для воспроизведения).

При имеющей неоднозначности взглядов на эти проблемы, которые имеются в юридической литературе, общепринятым можно назвать положение о том, что с уголовно-правовой точки зрения понятие «личность преступника (либо обвиняемого)» нужно:

  • Для решения актуальных вопросов, которые касаются определения оснований уголовной ответственности.
  • Индивидуализации уголовной ответственности и, соответственно, наказания.

Какую именно роль в реализации указанных направлений деятельности суда может выполнять СПЭ оценки личности обвиняемого?

Характеристики личности как основание для уголовной ответственности

Разберем, какие именно характеристики личности совершившего преступление включены законодательством в состав преступления, выступающий основанием уголовной ответственности. Это, в первую очередь, общие и специальные признаки субъекта преступления, среди которых возраст уголовной ответственности, гражданство человека, его должностное положение и прочее, то есть такие свойства личности (в ее юридическом понимании), которые не выступают предметом психологического исследования, а являются преимущественно социально-демографическими характеристиками. В это же время невозможно однозначно сказать, что при определении должных оснований уголовной ответственности не существует необходимости использовать заключение, сделанное психологом-экспертом. Можно сказать, что экспертиза личности обвиняемого зачастую способствует верному нахождению мотивов преступления, которые могут быть важнейшим признаком состава преступления, либо выступать в роли квалифицирующего обстоятельства. Естественно, становление таких мотивов – это исключительно прерогатива суда.

Применение психологических знаний для правильной характеристики личности обвиняемого

Для решения актуальных вопросов касательно индивидуализации уголовной ответственности и дальнейшего наказания определение и применение психологических знаний во время установления обстоятельств, которые характеризуют личность обвиняемого, становится более значимым. В данном аспекте для судебно-следственных органов обоснованная научно оценка личности обвиняемого выступает, в первую очередь, в качестве явных предпосылок установления точных обстоятельств, значительно влияющих на степень и характер ответственности, то есть обстоятельств смягчающих. Естественно, далеко не все обстоятельства, которые непосредственно влияют на степень и характер ответственности, причисляются к личностным характеристикам, но важно знать, что в соответствии с частью 2 статьи 61 УК РФ судом при назначении какого-либо наказания допускается использование в качестве смягчающих и тех обстоятельств, которые не предусмотрены первой частью данной статьи. А как становится понятно из долговременной практики судопроизводства – в роли таких нередко выступают обстоятельства, которые характеризуют личность виновного.

Во-вторых, судебно-психологическая оценка личности подозреваемого помогает суду более подробно раскрыть те обстоятельства, которые поспособствовали совершению данного преступления (часть 2 статьи 73 УПК РФ). Также обширное исследование личности обвиняемого способствует верному решению вопроса о назначении определенного вида наказания (часть 3 статьи 60 УК РФ). Законодателем указывается, что при назначении осужденному вида наказания необходимо проявлять индивидуальный подход, учитывая среди остальных обстоятельств и личность конкретного человека, виновного в совершении преступления. О значительной роли СПЭ личности обвиняемого говорит и то, что недостаточное выяснение обстоятельств, которые характеризуют личность виновного, рассматривается в судебной практике (в случае невозможности закрыть данный пробел во время судебного заседания) как явное основание направления дела для проведения дополнительного расследования.

Читайте так же:  Постановление правительства о возмещении убытков

Получается, что в большей степени общими основаниями назначения СПЭ ИПО обвиняемого для следственных, а также судебных органов можно назвать следующее: потребность в точном установлении обстоятельств, которые повлияли на степень и характер ответственности, выяснении конкретных мотивов и механизма преступления, раскрытии причин и условий (то есть обстоятельств), которые поспособствовали совершению конкретного преступления, а также в определении подходящего вида наказания с учетом строго индивидуального подхода – в таких случаях, когда достижение всего этого сложно без всесторонней и полной оценки личности подозреваемого, которая не может быть достигнута обычными средствами, имеющимися в распоряжении следователя либо суда, а требует использования особых знаний в области психологии.

Источник: http://zaochnik.com/spravochnik/psihologija/sudebno-psihologicheskaja-ekspertiza/vidy-sudebno-psihologicheskoj-ekspertizy/

3. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

3.1. Методологические принципы судебно-психологического экспертного исследования

3.1.1. Системный подход

Основой производства судебно-психологической экспертизы является психодиагностическая деятельность эксперта. Потребность в применении специальных психологических познаний появляется у судебно-следственных органов именно тогда, когда они не могут доступными им средствами получить объективные данные об особенностях психической деятельности человека, имеющих значение для принятия судебного решения, и которые могут быть получены только в результате психодиагностического исследования, проведенного профессиональным психологом.

Психодиагностика в целом — это теория и практика постановки психологического диагноза.

Психодиагностика применяется в самых разных прикладных отраслях психологии, и различия психодиагностической деятельности психологов, практикующих в этих областях, определяются не столько тем, какие методы психологического исследования они применяют, сколько тем, какой методологии они придерживаются в своей работе.

Психодиагностическая деятельность эксперта-психолога имеет свою ярко выраженную специфику, обусловленную тем, что она вплотную примыкает к деятельности судебноследственных органов. Эта специфика вытекает из своеобразного положения психодиагностической деятельности эксперта-психолога, определяемой необходимостью использования специальных психологических познаний для исследования разных сторон психики человека в целях правильного решения правовых вопросов.

Предметом исследования эксперта-психолога являются особенности и нарушения структуры и динамики психической деятельности, имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия. В большинстве предметных видов судебнопсихологической экспертизы объектом внимания становятся такие свойства психики, которые нарушают способность подэкспертного лица к осуществлению той или иной деятельности, предусмотренной уголовным правом и сформулированной в определенных юридических критериях. Эти юридические критерии, являясь уголовно-правовыми нормами, сформулированы в психологических понятиях, раскрывающих наиболее интегративные, обобщенные особенности отражения окружающего мира и регуляции поведения.

Следовательно, основным методологическим принципом исследования психической деятельности подэкспертных лиц является системный подход. Для конкретизации особенностей системного подхода в судебной экспертизе необходимо проанализировать проблему нормы и патологии регуляции поведения.

Можно выделить три основных операциональных подхода к этой проблеме. Следует подчеркнуть, что они употребляются практически одновременно, только в разных ситуациях на первый план могут выступать те или иные элементы.

Первый-подход можно обозначить как «измерительный». В предельном своем выражении такой подход приводит к пониманию различий между нормой и патологией как количественных. Это, например, методологический принцип Кречмера, рассматривающий различия между здоровьем

и психическими заболеваниями как количественные. Согласно такому подходу, существует цепочка «нормальные характеры — акцентуированные характеры — психопатические характеры»,

и не случайно центральным становится понятие не «личности», а «характера», поскольку в психологии с измерительным подходом связывают в первую очередь инструментальные проявления — характер и темперамент. В судебной психиатрии — это так называемая «осевая» модель [II], построенная по принципу измерения глубины психических расстройств. Таким образом, одним из вариантов рассмотрения проблемы нормы и патологии в отношении свойств психики является понятие «количественной (статистической) нормы».

Другой подход можно обозначить как «оценочный». В крайнем своем выражении такой подход подразумевает патологию как социальную патологию, поскольку нормативное, адаптивное поведение предполагает социализацию, приспособление к окружающей действительности. Положение о том, что различие между нормой и патологией выступает как социальное, или

оценочное, хорошо иллюстрирует история становления взглядов на проблему психопатий. Широко известны попытки ввести термин «социопатия». В основе понимания психопатии как «анетопатии» также лежат социальные основания: отсутствие совести, чувства любви, вины и т.д. В судебной психиатрии такой подход необходим, например, при выборе вида принудительных мер медицинского характера, при оценке «социальной опасности» больных, совершивших общественно опасные действия. Итак, другим вариантом соотношения нормы и патологии психических особенностей человека является понятие «социальной нормы». Третий подход к проблеме нормы и патологии — с позиций изучения структуры психики (структурно-динамических особенностей мотивационной, эмоциональной, волевой, смысловой сфер и т.д.). В центре внимания такого подхода оказываются различные аспекты психической деятельности, но их объединяет понимание различий между нормой и патологией как различий

в структуре психики, мотивации, поведения. Патология выступает как расстройство нормальной структуры психических функций, как системное нарушение. При таком подходе на первый план выходит «системно-структурная норма».


Итак, проблема нормы и патологии решается с помощью трех элементов: 1) через установление количественных изменений ( измерительный подход), 2) через социальную оценку ( оценочный подход), либо 3) через установление различий в системно-структурной организации психических процессов ( объяснительный подход). Оговоримся, что в термине «объяснительный» главным является не вопрос «почему», не причины поведения, а вопрос «как» — важно, каким образом нарушена структура регуляции поведения.

3.1.2. Уровневый анализ поведения и деятельности

Конечная цель судебно-психологического исследования — анализ регуляции поведения и деятельности подэкспертного лица (обвиняемого, свидетеля, потерпевшего) -требует системного рассмотрения иерархической структуры регуляции поведения и деятельности. В современной психологии существует множество подходов к изучению мотивации поведения, но в качестве наиболее обобщенной схемы можно взять схему поведения, разработанную в рамках криминальной психологии [4] и отражающую наиболее значимые звенья генеза поведения. Первым этапом и одновременно высшим звеном мотивации поведения является формирование личности с определенной социальной ориентацией. Главные ценности личности, ее социальные установки задают основное направление формирования актуальной ситуативной мотивации, однако не предопределяют однозначно содержания конкретных мотивов поведения и планирования поступков.

Читайте так же:  Прощение долга по мировому соглашению налоговый учет

Между «ядром» личности и поступком существует статистическая связь с достаточно высокой вероятностью, но наблюдаемая не всегда, не во всех случаях.

Следующий уровень — формирование у человека конкретной мотивации. В возникновении и выборе конкретных мотивов деятельности важнейшим личностным фактором выступает умение и способность адекватно соотносить ее субъективные моменты с объективно существующими требованиями, связями и отношениями окружающей действительности и имеющейся ситуации. Последнее неизбежно предполагает наличие у субъекта адекватного целостного образа

ситуации, в которой осуществляется деятельность. На основе данного образа происходит выбор конкретных актуальных мотивов и целей деятельности, построение схем поведения.

Между мотивацией и поступком лежит еще одно звено — планирование и принятие решения. В основе этого этапа формирования поведения лежит психологический процесс целеполагания, т.е. выбора и постановки целей, на достижение которых будет направлен поступок. Одна из основных личностных структур, участвующих в целеполагании, — это самооценка. При планировании человек должен оценить свои возможности и способности, необходимые для достижения цели, и соотнести их с объективными условиями ситуации.

Последний этап — процесс реализации принятого решения, выбор способа достижения цели. На каждом этапе происходит субъективная оценка как функция самосознания, с одной стороны, и осознания окружающей действительности — с другой. На основе соотнесения этих оценок осуществляется личностный контроль формирования каждого этапа мотивации поведения и соответствующая результатам контроля коррекция каждого иерархического звена формирования поведения.

3.1.3. Взаимодействие личностных и ситуационных факторов

Объектом исследования эксперта-психолога является психическая деятельность подэкспертного лица в юридически значимых ситуациях. В судебной экспертизе в преобладающем большинстве случаев следственные органы и суд интересуют не особенности психики человека вообще, а их функционирование в конкретных ситуацияхнапример, у обвиняемого или подсудимого в ситуации совершения правонарушения, у свидетелей — в ситуациях совершения преступления, в следственной ситуации и в ситуации судебного разбирательства. Это требует от эксперта обязательного учета влияния на психическую деятельность не только личностных факторов, но и различных ситуационных переменных.

обусловливающих нарушения и особенности когнитивных процессов и смысловой оценки, необходимо в рамках личностных переменных учитывать возрастные особенности и психические расстройства человека. Основные элементы психологически адекватного понятия взаимодействия личности и ситуации сформулированы Д. Магнуссоном и Н. Эндлером:

• актуальное поведение — функция непрерывного многонаправленного взаимодействия или обратной связи между индивидом и ситуацией, в которую он включен;

• в этом процессе человек является активным деятелем, преследующим свои цели;

• существенными признаками личностных переменных взаимодействия являются когнитивные и мотивационные факторы;

• решающим аспектом ситуационного фактора является то психологическое значение, которое ситуация имеет для человека (цит. по [10]).

3.1.4. Единство сознания и деятельности

Сознание — это отношение к миру со знанием его объективных закономерностей, включающее в себя категорию активности и охватывающее эмоционально-ценностный аспект, соотнесение своих действий с нравственно-этическими ценностями и правовыми нормами, отражение смысловой оценки последствий своих действий, т.е. оно является высшим регулятором деятельности. Это обстоятельство отражено в уголовном праве: каждый юридический критерий, исследуемый экспертом-психологом, представлен не только в психологических понятиях, но состоит из двух частей, характеризующих способность, во-первых, к адекватному осознанию окружающей действительности и самосознанию, во-вторых — к полноценной произвольной регуляции своих действий. Так, при экспертизе потерпевших необходимо исследовать как способность к пониманию характера и значения действий виновного лица, совершившего сексуальное насилие, так и способность оказать ему осознанное сопротивление; у свидетеля важно установить не только его способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, но и способность давать о них правильные показания. Эти примеры показывают обязательность учета и принципа единства сознания и деятельности при проведении конкретных судебно-психологических экспертиз.

Важно учитывать, что если способность к адекватному осознанию себя и окружающего в интересующей следствие или суд ситуации нарушена, то нарушена бывает и произвольная регуляция своих действий, поскольку действие всегда реализует цель — а цель является осознанным образом предвосхищаемого результата действия. Но если структуры сознания в рассматриваемой ситуации сохранны, необходимо отдельно анализировать звено регуляции поведения или деятельности, которое может быть расстроено и при полном осознании своих действий.

3.1.5. Принцип развития

Достаточно очевидно, что при экспертном исследовании психологу, чтобы полноценно ответить на вопросы судебно-следственных органов, необходимо изучать не только актуальную психическую деятельность человека в юридически значимой ситуации, но и проанализировать становление психических особенностей человека в его макродинамике — по существу в каждой отдельной экспертизе без глубокого исследования «психологической биографии» человека невозможно провести полноценное экспертное исследование. Изучение психики подэкспертного лица в его динамике позволяет понять становление его ценностных ориентации, мотивационного строения личности, его характера и темперамента, дает возможность выявить уровень развития и особенности отдельных психических процессов — смыслового восприятия, памяти, внимания, мышления и т.п.

В то же время чрезвычайно важно учитывать и «микродинамику» психической деятельности в конкретно разворачивающейся ситуации. Юридически значимые ситуации не бывают одномоментными — они всегда занимают более или менее длительный промежуток времени с изменяющимися окружающими условиями. Понимание мотивации поведения как непрерывного взаимодействия личностных и ситуационных факторов диктует необходимость анализа полной динамики психических процессов в интересующий суд и следствие промежуток времени. Часто именно типичность подобной динамики и позволяет точно квалифицировать психическое состояние подэкспертного лица, как это происходит, к примеру, при диагностике аффекта.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studfile.net/preview/7688967/page:7/

Проблема судебно психологической экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here