Применение последствий ничтожной сделки исковая давность

Предлагаем рассмотреть тему: "Применение последствий ничтожной сделки исковая давность" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Срок исковой давности при ничтожной сделке – по справедливости или по закону?

Гражданская коллегия Верховного суда решила, что срок исковой давности по реституционным требованиям при признании сделки недействительной начинает течь не с момента начала ее исполнения, а по общему правилукогда истец узнал о нарушении своих прав. Не все юристы с таким выводом согласны.

В 2004 году два физлица купили у ООО «Русский мех» помещения в Калуге. Затем часть они перепродали ООО «Доминиум». В 2013 году первоначальная сделка купли-продажи была признана недействительной (спорное имущество выбыло из владения общества «Русский мех» помимо его воли, установили суды), а компанию «Доминиум» обязали вернуть имущество.

После этого правопреемник покупателей Борис Белозубов* взыскивал в суде «реституционный платеж» – рыночную стоимость помещений. Суды в иске ему отказали. Во-первых, по их мнению, не доказаны затраты на улучшение недвижимости, а во-вторых – и это основное – был пропущен срок исковой давности.

Вопрос исковой давности по реституционным требованиям и стал главной темой в определении гражданской коллегии Верховного суда, куда спор дошел по жалобе Белозубова. Суды исчисляли его с момента исполнения ничтожной сделки, то есть с 2004 года. Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года с начала ее исполнения.

В Верховном суде с этим не согласились. Положения ГК, на которые ссылались суды, «не регулируют вопрос о сроках предъявления требований о возврате денежных средств, уплаченных по сделке покупателем, в том случае, когда в пользу продавца спорное имущество истребовано от третьего лицапоследующего приобретателя этого имущества», говорится в определении ВС. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца уплаченное им по сделке как неосновательное обогащение.

Поэтому, уверены судьи ВС, применять в этом деле нужно п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 ГК, согласно которым срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Спорная сделка была признана ничтожной в 2012 году, а решение о виндикации имущества суд вынес в 2014 году. «Поскольку иск был заявлен в пределах трехлетнего срока с момента признания судами сделки ничтожной и виндикации спорного имущества, то вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности следует признать противоречащим действующему законодательству», – резюмировал ВС и отправил спор на новое рассмотрение в апелляцию.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Мнение юристов

Павлу Ивченкову, руководителю арбитражной практики АБ «Деловой фарватер», позиция ВС кажется «достаточно обоснованной и разумной». «ВС дал истцу возможность вновь отстоять свою позицию и привести аргументированные доводы, – говорит Ивченков. – Иной вывод противоречил бы основным началам действующего гражданского законодательства».

Иного мнения Сергей Морозов, юрист «Хренов и партнеры». П. 1 ст. 181 ГК прямо устанавливает специальные сроки на предъявление сторонами сделки требования о применении последствий ее ничтожности – три года с момента начала ее исполнения. Как предполагает юрист, «истинным мотивом» решения ВС является «кажущаяся несправедливость ситуации» – на момент признания сделки ничтожной (2013 г.) ее сторона уже лишилась возможности требовать возврата исполненного по ней (сделка была в 2004 г., следовательно, срок исковой давности истек в 2007 г.). «Разумеется, на практике далеко не всегда пороки сделки, влекущие ее ничтожность, очевидны», – говорит Морозов. Поэтому, по его словам, чтобы правильно решить это дело, суду нужно было сделать следующее – установить, когда о ничтожности сделки узнал истец (в момент заключения сделки или в момент констатации ее ничтожности судом).

Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры», с решением ВС в целом согласна. Однако, по ее словам, «неполное изложение ВС правовых позиций может вызвать трудности при новом рассмотрении дела в нижестоящих инстанциях». Как поясняет юрист, ВС не отразил вопрос о размере взыскиваемых денежных средств, а кроме того, не совсем ясно определил момент начала течения срока исковой давности (сослался и на дату признания сделки недействительной, и на дату виндикации). «Полагаю, что срок исковой давности подлежит исчислению с момента виндикации, поскольку именно тогда собственнику возвращается имущество и в то же время у него продолжают оставаться денежные средства, полученные по недействительной сделке», – считает Чернобель.

*имена и фамилии изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/review/view/138921/

Судебная практика ВАС РФ ст. 181 ГК: сроки исковой давности по недействительным сделкам

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

1. Общие позиции о сроках исковой давности по недействительным сделкам (ст. 181 ГК РФ)

1.1. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым ст. 181 ГК РФ
1.1.1. Правила о перерыве течения срока исковой давности при предъявлении иска распространяются в отношении срока исковой давности по недействительным сделкам (позиция КС РФ)
1.1.2. Положения о сроке исковой давности по недействительным сделкам применяются к требованию о признании брачного договора недействительным (позиция ВС РФ)

Читайте так же:  Общий срок исковой давности в фрг составляет

2. Позиции о сроке исковой давности по ничтожным сделкам (п. 1 ст. 181 ГК РФ)

3. Позиции о сроке исковой давности по оспоримым сделкам (п. 2 ст. 181 ГК РФ)

Источник: http://pgu.guru/sudebnaya-praktika-vas-rf-st-181-gk-sroki-iskovoj-davnosti-po-nedejstvitel-ny-m-sdelkam/

Применение последствий ничтожной сделки исковая давность

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 октября 2007 г. N Ф08-6775/07 «Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Квалифицирующим признаком дарения служит отсутствие какого бы то ни было встречного удовлетворения» (извлечение)

ООО «Горизонт» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ИП Муксунову С.С. (далее — предприниматель) о признании недействительным договора от 19.12.02 купли-продажи — доли целого 2-этажного здания магазина с пристройкой и подвалом общей площадью 632, 59 кв. м, находящегося по адресу: г. Элиста, ул. Ю. Клыкова, 146, заключенного между обществом и Муксуновым С.С.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия.

Решением от 02.05.07, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.07.07, спорный договор от 19.12.02 купли-продажи — доли целого 2-этажного здания магазина с пристройкой и подвалом признан недействительным (ничтожным). Суд признал недействительной запись от 19.12.02 о государственной регистрации права собственности Муксунова С.С. на — доли 2-этажного здания магазина N 08:01:8/2002:6973. Суды установили, что — доли здания магазина продана ответчику по спорному договору по цене в 110 раз меньше его рыночной стоимости, в связи с чем пришли к выводу о нарушении сделкой принципа эквивалентности гражданско-правовых отношений. Суды отметили, что продажей имущества по заниженной цене стороны прикрыли договор дарения, что в силу пункта 4 статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо в отношениях между коммерческими организациями.

В кассационной жалобе Муксунов С.С. просит отменить решение и постановление и отказать обществу в иске. По мнению заявителя, вывод судов о том, что спорный договор прикрывает сделку дарения, неправомерен. Воля сторон спорной сделки была направлена на создание правовых последствий, соответствующих сделке купле-продаже здания. Стоимость спорного имущества в размере 5 тыс. рублей определена сторонами с учетом пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации. В оспариваемой сделке ответчик выступал не как предприниматель, а как физическое лицо, что следует из преамбулы и пункта 8 спорного договора. Положения статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат запрета дарения между коммерческой организацией и физическим лицом. Вывод судов о том, что исковая давность не пропущена ввиду неисполнения сделки, опровергается материалами дела. Об исполнении сторонами договора свидетельствует тот факт, что в 2003 г. ответчик произвел ремонт здания на сумму 1 310 475 рублей.

В отзыве на кассационную жалобу истец просит оставить судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.

В судебном заседании представитель заявителя повторил доводы жалобы, представитель истца — доводы отзыва.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и выслушав представителей сторон, считает, что судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Как видно из материалов дела, 11.12.02 общество и Муксунов С.С. заключили договор купли-продажи — доли 2-х этажного здания магазина с пристройкой и подвалом общей площадью 632,59 кв. м, расположенного по адресу: г. Элиста, ул. Клыкова, 146. Цена — доли по условию пункта 2.1 договора составила 5 тыс. рублей. Муксунов С.С. зарегистрировал переход к нему права собственности на — долю указанного объекта недвижимости, что подтверждено свидетельством о государственной регистрации права от 19.12.02 (л. д. 22).

Общество, полагая, что договор купли-продажи от 11.12.02 противоречит требованиям статей 423 и пункту 4 статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилось с иском о признании его ничтожным в арбитражный суд.

При рассмотрении спора суды правильно установили, что сделка совершена между истцом и предпринимателем. Данный вывод подтвержден имеющейся в деле копией свидетельства о регистрации Муксунова С.С. в качестве предпринимателя, справкой налогового органа, а также пояснениями ответчика о приобретении здания для последующей сдачи его в аренду. Поэтому довод о том, что объект недвижимости приобретался Муксуновым С.С. как физическим лицом, правомерно отклонен судами.

Возражая против иска, ответчик заявил о пропуске срока исковой давности, указав, что сделка совершена в ноябре 2002 года, переход права собственности к покупателю зарегистрирован 19.12.02. Иск подан 09.02.05. Суды сочли этот вывод необоснованным, сославшись на неисполнение сторонами сделки.

Данный вывод не соответствует имеющимся в деле доказательствам.

Иск заявлен о признании недействительным договора купли-продажи по мотиву его ничтожности (несоответствия пункту 4 статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 32 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» требования о признании ничтожной сделки недействительной могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Читайте так же:  Судебно стоматологическая экспертиза

В деле имеются материалы, свидетельствующие о том, что стороны начали исполнение сделки: документы, подтверждающие осуществление покупателем ремонта здания магазина (л. д. 153 — 154), показания свидетеля Андрюшкиной Г.Б, заявления истца от 11.12.02 в регистрирующий орган об отсутствии финансовых претензий к покупателю и просьбой осуществить государственную регистрацию перехода права собственности на предмет сделки, свидетельство о праве собственности ответчика на долю в спорном здании, выданное 19.12.02. (л. д. 22).

Суды эти действия не оценили, не указали, по каким основаниям эти доказательства исполнения сделки не приняты во внимание.

При новом рассмотрении дела суду следует проверить довод о пропуске срока исковой давности по заявленному требованию, оценив предоставленные в дело доказательства исполнения сделки по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Если суд сделает вывод о том, что срок исковой давности не пропущен, необходимо учесть следующее.

Суды установили, что — доля спорного здания была продана по заниженной цене, поскольку балансовая стоимость спорного 2-этажного здания магазина по состоянию на 01.10.02 составила 528 тыс. рублей (л. д. 10-16). Считая, что сделка в части, непокрытой уплаченной за него ценой стоимости доли здания, является разновидностью дарения, что в силу пункта 4 статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо между коммерческими организациями, суды признали ее недействительной (ничтожной) по этому основанию.

Согласно пункту 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

В силу пункта 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации квалифицирующим признаком дарения служит отсутствие какого бы то ни было встречного удовлетворения. Поэтому сделка в неоплаченной части может быть признана дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение истца (продавца) передать долю здания в качестве дара.

Однако суды эти обстоятельства не установили; не оценили предоставленные ответчиком доказательства внесения им денежных средств в ремонт здания; не выяснили, осуществлялся ли ремонт всего здания (то есть, не компенсируется ли таким образом стоимость проданной доли и не свидетельствует ли это об отсутствии намерения истца одарить ответчика) или только проданной части.

Кассационная инстанция считает необходимым отметить, что обстоятельства оценки договора подлежат выяснению только в случае, если суд сделает вывод об отсутствии оснований для применения правил пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку судебные акты приняты по неполно выясненным обстоятельствам, выводы судов противоречат имеющимся в деле доказательствам, решение и апелляционное постановление подлежат отмене с направлением дела в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 274, 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

решение от 02.05.07 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.07.07 по делу N А22-155-07/4-20 отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 октября 2007 г. N Ф08-6775/07 «Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Квалифицирующим признаком дарения служит отсутствие какого бы то ни было встречного удовлетворения»

Видео (кликните для воспроизведения).

Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве

Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника

Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилии лиц, присутствовавших в судебном заседании

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/22031314/

Статья 181 ГК РФ. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарии к ст. 181 ГК РФ

1. Статья устанавливает специальные сроки исковой давности (см. п. 1 ст. 197 ГК и коммент. к ней) по требованиям, связанным с недействительностью сделок, проводя различие между сделками ничтожными (п. 1 статьи) и оспоримыми (п. 2 статьи).

2. Для ничтожных сделок срок давности в интересах правопорядка существенно увеличен по сравнению с общим сроком в три года (ст. 196 ГК) и начинает течь, когда началось исполнение такой сделки. Не имеет значения, кем из участников ничтожной сделки исполнение было начато и было ли оно завершено. Возможны случаи, когда исполнение было начато не участником ничтожной сделки, а третьим лицом по заданию участника сделки. Субъективный фактор — знание о начале исполнения — правового значения не имеет.

3. Для оспоримых сделок срок давности, напротив, является сокращенным по сравнению с общим сроком и начинает течь в зависимости от вида оспоримой сделки.

4. К срокам исковой давности по недействительным сделкам применяются в силу прямого указания п. 2 ст. 197 ГК общие правила о давности, содержащиеся в ст. ст. 195, 198 — 207 ГК, в том числе о приостановлении срока давности (ст. 202), перерыве ее течения (ст. 203) и восстановлении давности (ст. 205).

Применение в данном случае правил ст. 200 ГК о начале течения срока давности исключается, поскольку в ст. 181 установлены по этому вопросу иные правила.

Читайте так же:  Суд отказал в истребовании доказательств

Источник: http://rulaws.ru/gk-rf-chast-1/Razdel-I/Glava-9/paragraph-2/Statya-181/

Статья 181. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарий к ст. 181 ГК РФ

1. В своей первоначальной редакции, действовавшей с 1 января 1995 г. по 25 июля 2005 г., комментируемая статья устанавливала специальные сроки исковой давности: для требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки — 10 лет, а для требования о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности — 1 год.

Причины, по которым законодатель столь различно подходил к установлению сроков заявления требования по оспоримым и ничтожным сделкам на первый взгляд легко объяснимы и оправданны. Ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их судом таковыми, а лежащие в основе их недействительности дефекты, как правило, неустранимы и нарушают публичный интерес. Кроме того, многие из ничтожных сделок социально опасны. Поэтому необходим достаточно длительный срок, в течение которого могут быть устранены последствия, связанные с их ничтожностью.

В отличие от них оспоримые сделки нарушают интересы только участников этих сделок и поэтому считаются действительными, если не будут оспорены одним из участников. Интересы гражданского оборота требуют, чтобы возможность этого была предельно ограничена во времени. Вместе с тем у потерпевшего должно быть достаточное время для защиты своих интересов, нарушенных оспоримой сделкой. По мнению законодателя, годичный срок является для этого вполне достаточным.

Однако, учитывая известную произвольность в отнесении недействительных сделок к числу оспоримых и ничтожных (подробнее об этом см. коммент. к ст. 166 ГК), установление по отношению к ним таких различных по продолжительности сроков давности вряд ли было оправданным.

Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», принятым по инициативе Президента РФ, комментируемая статья изложена в новой редакции. Главным новшеством стал отказ от специального (10-летнего) срока давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Кроме того, комментируемая статья ныне сформулирована более корректно, так как ранее создавалось впечатление, что с истечением исковой давности лицо лишается самого права на предъявление иска.

2. Установленный ст. 181 (в редакции ФЗ от 21 июля 2005 г.) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу ФЗ от 21 июля 2005 г. Последний вступил в силу со дня его официального опубликования в «Российской газете» от 26 июля 2005 г. Это означает, что если до 26 июля 2005 г. прошло более трех лет с момента начала течения исковой давности по требованию о применении последствий не действительности ничтожной сделки, данное требование должно считаться задавненным, однако лишь при условии, что иск не был заявлен. Напротив, если соответствующий иск был предъявлен до 26 июля 2005 г., хотя и не был на эту дату рассмотрен судом по существу, производство по нему должно продолжаться в общем порядке.

3. Комментируемая статья по-разному определяет не только продолжительность, но и начало течения исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

В первом случае давность начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки. Это означает, что в данном случае не действует общее правило ст. 200 ГК о том, что давность течет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Кроме того, закон в этом плане не придает значения тому, когда была совершена сделка. Наконец, если не началось исполнение ничтожной сделки, не началось и течение исковой давности для требования о применении последствий ее недействительности.

Во втором случае, напротив, в основном действует общее правило о начале течения исковой давности, т.е. ее начало привязано к субъективному моменту — дню, когда истец узнал или должен был узнать об основаниях для признания сделки недействительной. Лишь для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, годичный срок исчисляется со дня их прекращения, т.е. с момента, когда угроза миновала, насилие прекратилось и т.п.

4. Статья 181 в своей новой редакции вновь оставляет открытым вопрос о сроке давности для требования о признании ничтожной сделки недействительной. В настоящее время теоретически возможны два варианта ответа на него, а именно что:

а) давность по данному требованию является такой же, что и по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, т.е. три года. Данное решение базируется на близости рассматриваемых требований и, как следствие, необходимости одинакового подхода к сроку их заявления, а также на том, что в этом случае применяется общий срок исковой давности, составляющий три года;

б) требование о признании сделки ничтожной может быть заявлено независимо от времени ее совершения и исполнения. Иными словами, на это требование не распространяется исковая давность. Данный вывод представляется наиболее оправданным с теоретической точки зрения, поскольку требование о признании сделки ничтожной представляет собой установительное притязание, которое по самой своей природе не подвержено какой-либо давности (подробнее об этом см. коммент. к ст. 208 ГК).

Читайте так же:  Нормативно правовое регулирование судебного делопроизводства

Судебная практика по статье 181 ГК РФ

Руководствуясь статьями 181, 195, 196, 200 Гражданского кодекса, судебные инстанции признали не пропущенным срок исковой давности по заявленным требованиям, указав, что Компания с июня 2012 года узнала или должна была узнать о неисполнении органом местного самоуправления возникшего в результате устной договоренности (сделки) обязательства, а с соответствующим иском обратилась 20.05.2014.

Ссылаясь на положения Закона N 57-ФЗ, статей 166, 168, 181, 195, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), суды отказали в удовлетворении заявленных требований по основанию пропуска срока исковой давности.
При этом суды исходили из того, что Управление Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю (далее — Управление) согласовывало по отдельности оспариваемые сделки, следовательно, истец как уполномоченный контролирующий орган должен был узнать о начале их исполнения в 2011 году и вправе был предъявить требования о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности в пределах установленного пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса срока, который на момент обращения в арбитражный суд (13.04.2017) истек.

Отказывая в удовлетворении требований, суды апелляционной и кассационной инстанции, руководствуясь пунктом 2 статьи 181, статьями 195, 199, 200 Гражданского кодекса, также обоснованно пришли к выводу, что истцами пропущен срок обжалования сделок, поскольку участники должны были узнать об их совершении с нарушением порядка одобрения не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором были совершены оспариваемые сделки, а Компания со дня совершения оспариваемых сделок.

Разрешая спор, суды применили трехлетний срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскав проценты только за трехлетний период, предшествующий дню обращения в суд с рассматриваемым иском.
При этом суды сочли, что требование о взыскании процентов не является дополнительным по отношению к требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки, и на этом основании отклонили доводы банка о применении в рассматриваемом случае годичного срока исковой давности.

Повторно рассмотрев дело, суд апелляционной инстанции установил, что о заключении оспариваемого договора департамент, осуществляющий функции от имени единственного акционера предприятия, должен был узнать не позднее 17.10.2008 — даты утверждения передаточного акта от 01.08.2008, содержащего сведения о договоре, и исчисляемый в силу действующей в момент заключения договора редакции пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации с этой даты срок исковой давности на момент обращения в арбитражный суд с рассматриваемым иском истек.

Таким образом, суды отказали в иске в части признании этих сделок недействительными как сделок с заинтересованностью, заключенных с нарушением порядка, предусмотренного для заключения подобных сделок, признав, что срок исковой давности, установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации по данному требованию, истцом пропущен. Оснований для иных выводов не имеется, поскольку выводы судов обоснованы установленными по настоящему делу обстоятельствами и нормами законодательства и соответствуют сложившейся судебно-арбитражной практике рассмотрения данной категории дел.

Разрешая обособленный спор, суды руководствовались статьями 181, 195, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 61.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и обоснованно указали на пропуск кредиторами срока исковой давности по заявленному требованию, что в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истцом пропущен трехлетний срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ), о применении которого заявлено ответчиком до принятия решения по делу. Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абзац 2 пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отменяя решение суда первой инстанции, руководствуясь при этом статьями 166, 168, 181, 432, 740, 743, 763, 766 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе), апелляционный суд исходил из обоснованности материально-правового требования, заявленного в пределах срока исковой давности, отсутствия установленных Законом о контрактной системе оснований для внесения изменений в спорный контракт, касающихся его существенных условий, а также несоответствия оспариваемой сделки требованиям закона и ее ничтожности.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, руководствовался положениями статьи 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», статей 181. — 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о злоупотреблении правом при принятии обжалуемых решений совета директоров общества и их противоречия основам правопорядка или нравственности.

Возражения заявителя, касающиеся пропуска конкурсным управляющим срока исковой давности, установленного частью 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и отклонены как несостоятельные с подробным изложением мотивов отклонения.
На основании изложенного и руководствуясь статьей 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

Источник: http://gkrfkod.ru/statja-181/

Срок исковой давности по признании сделки недействительной

Признание сделок недействительными – довольно распространенная процедура в российской и мировой юридической практике. Анализ судебной практики показывает, что в современной России растет количество судебных споров о недействительности договоров и сделок, в том числе рассматриваемых в арбитражных судах.

С одной стороны, внушительное количество недействительных сделок представляет собой определенную опасность для общества и рыночных отношений, тем более, что к недействительности сделки часто апеллируют субъекты гражданского права, пытающиеся уклониться от исполнения возложенных на них обязательств, ссылаясь на то, что сделка якобы была недействительной. С другой стороны, возможность признания сделки недействительной позволяет защитить гражданские права лиц, чьи охраняемые законом интересы нарушаются в результате такой сделки. В отечественной юридической литературе существует достаточно обширное количество работ, посвященных анализу как недействительных сделок в целом, так и такого важного института законодательства, как исковая давность. Ряд исследователей обращает внимание на большое количество противоречий в применении исковой давности в гражданском процессе.

Читайте так же:  Граждане которым запрещен выезд за границу

Например, в Гражданском кодексе РФ хаотично употребляются понятия «недействительность» и «ничтожность» сделки, причем наблюдается пересечение данных понятий. Конституция РФ гарантирует гражданам РФ право на судебную защиту. Субъекты гражданского права должны иметь возможность добиться отмены незаконной сделки даже спустя определенное время после ее заключения, для чего в законодательстве и фигурирует понятие исковой давности. Статья 195 Гражданского кодекса РФ определяет исковую давность как «срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено».

Исковая давность, по мнению ряда исследователей, имеет как материально-правовую, так и процессуальную природу. Хотя первостепенное значение отводится материально-правовой составляющей исковой давности, процессуальные аспекты также имеют очень большое значение. Несмотря на гарантированное право на судебную защиту, для стабильности гражданского оборота оспаривание сделок должно иметь некоторые временные ограничения, которые обеспечиваются институтом исковой давности. Определение сроков исковой давности – очень сложная и многогранная проблема, что и объясняет актуальность ее исследования для отечественной юридической науки. Перед тем, как обратиться непосредственно к рассмотрению данного вопроса, необходимо отметить, что недействительные сделки согласно российскому законодательству разделяются на ничтожные и оспоримые.

Квалификация ничтожных сделок не представляет особой сложности, равным образом, как и исковой срок давности. Поскольку ничтожная сделка недействительна априори, срок давности по ничтожным сделкам исчисляется с момента их совершения, вне зависимости от иных субъективных факторов. Главными критериями ничтожности сделки являются, во-первых, нарушение этой сделкой существующих в законодательстве запретов, а во-вторых, подпадание под нормативно-правовые акты, указывающие ничтожность данных сделок.

Соответственно, судебные дела в отношении ничтожных сделок рассматриваются, в том числе, и по правилам особого производства. Более сложным представляется определение исковой давности в оспоримых сделках. Согласно ст. 166 ГК РФ недействительность оспоримой сделки признается судом в том случае, если данная сделка нарушает гражданские права оспаривающего ее лица. Именно противоречие правам и законным интересам третьих лиц позволяет провозгласить сделку недействительной. Статья 181 ГК РФ предусматривает различные сроки исковой давности для ничтожных и оспоримых сделок. Для ничтожных сделок срок исковой давности составляет три года, тогда как для оспоримых – всего один год.

Течение срока давности по оспоримой сделке исчисляется с того момента, как были осуществлены действия, под влиянием которых лицо согласилось на заключение оспоримой сделки, либо с момента осведомления лица, опротестовывающего сделку, о том, что она может быть признана недействительной. Для того чтобы был установлен срок исковой давности, суд должен определить, является ли сделка оспоримой или ничтожной. Мы согласны с точкой зрения Б.Х. Габоева, который разделяет ничтожные и оспоримые сделки в зависимости от основания недействительности. Заключение ничтожных сделок нарушает общественную волю, выраженную законодательно, а оспоримых сделок – волю определенного лица.

В некоторых случаях заявление о пропуске срока исковой давности может рассматриваться как недобросовестное действие, что повлечет отказ суда от удовлетворения данного требования. Определение исковой давности по оспоримым сделкам на практике сталкивается с целым рядом проблем. Во-первых, это препятствия для защиты интересов лиц, не знавших или не имевших возможности знать о нарушении их гражданских прав в результате сделки. Такая ситуация становится возможной благодаря использованию объективного критерия исковой давности. Исправление существующей ситуации возможно посредством совершенствования гражданского законодательства за счет ограничения применения объективного критерия исковой давности для названной выше категории лиц. Объективный критерий исковой давности должен применяться в отношении лиц, осведомленных (или имевших возможность осведомления) о нарушении своих прав и охраняемых законом интересов в процессе совершения сделки.

Соответственно, исковая давность в отношении лиц, не имевших возможности узнать о нарушении их гражданских прав, должна наступать лишь после того, как эти лица узнали о произошедших нарушениях или о проведении нарушившей их права сделки. Во-вторых, в действующем Гражданском кодексе РФ недостаточно проработан вопрос о восстановлении пропущенных сроков исковой давности при рассмотрении оспоримых сделок. В результате даже при наличии очевидных обстоятельств, препятствовавших своевременному обращению лица, чьи права были нарушены, в суд, в случае пропуска сроков исковой давности законные права и интересы лица оказываются незащищенными. В настоящее время ст. 205 ГК РФ допускает восстановление исковой давности в случае признания причины пропуска срока исковой давности уважительной. К уважительным причинам относятся тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность истца и т. д. Уважительными причины пропуска срока исковой давности признаются в том случае, если они имели место в течение последних шести месяцев срока давности.

Очевидно, что данная норма препятствует защите прав граждан в целом ряде споров о недействительности сделок. Поэтому целесообразным представляются пересмотр и корректировка данной нормы посредством внесения изменений в статью 205 Гражданского кодекса РФ, в первую очередь, в сторону большей конкретизации обстоятельств, позволяющих восстановить срок исковой давности. Вместе с тем целесообразно все же ввести максимально возможный срок восстановления исковой давности, что позволит осуществлять более эффективное регулирование гражданского оборота.

Еще один важный момент – возможность применения исковой давности третьими лицами, не являющимися участниками спора. До недавнего времени такая возможность исключалась, пока не было принято Постановление Пленума Верховного Суда от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В нем подчеркивается, что заявление о пропуске срока исковой давности может сделать третье лицо, но в том случае, если удовлетворение иска к ответчику влечет за собой перспективу предъявления ответчиком регрессивного требования или требования о возмещении убытков к третьему лицу. Но и это решение является проблематичным, поскольку: 1) в случае определенных действий должника исковая давность к третьему лицу возобновится; 2) усложняется положение истца, поскольку право третьего лица заявлять об исковой давности может войти в противоречие с защитой его прав и интересов. Таким образом, видятся необходимыми пересмотр данной меры и принятие нормы, в большей степени отвечающей интересам сторон.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advokatorium.com/ru/articles/srok_iskovoj_davnosti_po_priznanii_sdelki_nedejstvitelnoj

Применение последствий ничтожной сделки исковая давность
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here