Презюмируемый моральный вред

Предлагаем рассмотреть тему: "Презюмируемый моральный вред" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Актуальные вопросы механизма определения размера компенсации морального вреда в Республике Беларусь

Дата публикации: 24.09.2018 2018-09-24

Статья просмотрена: 119 раз

Библиографическое описание:

Костюченко Е. А. Актуальные вопросы механизма определения размера компенсации морального вреда в Республике Беларусь // Молодой ученый. — 2018. — №38. — С. 125-127. — URL https://moluch.ru/archive/224/52753/ (дата обращения: 11.02.2020).

Анализируется один из проблемных аспектов гражданского законодательства — механизм определения размера компенсации морального вреда. Предпринята попытка определить наиболее эффективный и справедливый механизм определения размера компенсации, а также обосновать данную позицию.

Ключевые слова: моральный вред, компенсация морального вреда, методика компенсации морального вреда, размер компенсации, базисный уровень размера компенсации, действительный моральный вред, минимальный размер оплаты труда.

Вопрос определения размера компенсации морального вреда в Республике Беларусь является весьма спорным и противоречивым. Законодательство на современном этапе не содержит универсальных норм, которыми должны руководствоваться судьи при определении размера компенсации морального вреда. Принадлежность к романо-германской правовой семье предполагает, что источником права является нормативный правовой акт и содержащиеся в нем правовые нормы. Соответственно, внутреннее убеждение судьи никак не может использоваться при определении размера компенсации как основополагающий метод расчета.

Результатом отсутствия должной регламентации механизма определения размера компенсации является отсутствие единой судебной практики в сфере данного вопроса. Судьи вынуждены исходя из своего собственного правопонимания, убеждений и жизненного опыта определять размер денежной компенсации морального вреда. Соответственно, предлагая законодательную регламентацию данного вопроса, необходимо выработать некие критерии, т. е. механизм определения размера компенсации.

В целом, в науке выделяют два подхода к определению размера компенсации морального вреда: прецедентный и нормативный [1, c. 31]. В Республике Беларусь прецедентный подход не может стать основой методики, в виду того, что юридический прецедент не является источником права. Нормативный подход предполагает закрепление в законодательстве определенного механизма расчета компенсации [1, c. 31]. Данный подход, на наш взгляд, может стать благоприятной и эффективной базой для создания единой методики. Важно иметь в виду, что для установления методики расчета компенсации морального вреда в Республике Беларусь, необходимо провести комплекс исследований по этому вопросу, и выбрать наиболее подходящую методику для имеющейся правовой системы.

Самая известная методика определения размера компенсации морального вреда — это методика российского профессора А. М. Эрделевского. Важно отметить, что данная методика не применяется на практике, но существуют подобные аналоги в Великобритании, Германии и иных странах. Соответственно, мы полагаем, что ориентируясь на опыт других стран имеет место рассмотреть методику А. М. Эрделевского.

Данная методика предполагает, что наиболее жесткой мерой ответственности, применяемой государством за нарушение закона, является уголовное наказание, поэтому можно предположить, что соотношение максимальных санкций норм особенной части Уголовного кодекса наиболее объективно отражает соотносительную значимость охраняемых этими нормами благ. А. М. Эрделевский полагает, что необходимо применять эти соотношения для определения соразмерности компенсаций «презюмированного морального вреда».

Читайте так же:  Жалоба на прокурора района в прокуратуру области

Под «презюмируемым моральным вредом» А. М. Эрделевский понимает страдания, которые не может не испытывать нормально реагирующий на совершенные в отношении него противоправные деяния человек [2, c. 178]. Предлагаемый базисный уровень размера компенсации определяется применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, и составляет 720 минимальных размеров оплаты труда (далее — МРОТ). 720 МРОТ — заработок физического лица за 10 лет при размере месячного заработка 6 МРОТ (средний заработок физического лица). На основе этого базисного уровня и упомянутых выше соотношений максимальных санкций норм Уголовного кодекса, А. М. Эределевским была предложена таблица размеров компенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам нарушений прав человека. Некоторые примеры приведены ниже в таблице:

Размеры компенсации презюмируемого морального вреда

Источник: http://moluch.ru/archive/224/52753/

Таблица 1. Основные нормы действующего законодательства по возмещению морального вреда

Защита чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц

ст.2,21,23 Конституции РФ

ст.151,1100 ГК РФ

Постановление Пленума ВС РФ от 24.12.2005 г. №3

Постановление Верховного суда от 27.06.2013 г. №21

Опубликование сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, средствами массовой информации

ст. 152 ГК РФ, ст.62 ФЗ «О средствах массовой информации»

Нарушены авторские права

ст.15 ФЗ «Об авторском праве и смежных правах»

Клевета и оскорбление

ст. 129,130 УК РФ

Незаконными действиями правоохранительных органов

ст.37 УПК РФ, ч.2 ст.152, ст.1100 ГК РФ,

Постановление Верховного суда от 27.06.2013 г. №21

Источником повышенной опасности

ст.1100,1064,1079,1100 ГК РФ

Членам семьи умершего

Честь, достоинство и деловая репутация кандидата на выборах

Защита прав потребителей

Защита прав туристов

ст.15,18,29 ФЗ «О защите прав потребителей», Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17

ст. 6 ФЗ «О туристической деятельности»

ст.3, 89,394 ТК РФ

Нарушение прав военнослужащих

ст.18 ФЗ «О статусе военнослужащих»

Нарушение обязанностей нотариуса хранить в тайне сведения о гражданах

ст. 16 Основ законодательства РФ от 11.02.1993 г. №4462-1 «О нотариате»

Нарушение банками обязанностей сохранять тайну в отношении счетов и вкладов клиентов

ст. 26 ФЗ от 02.12.1990 г. №395-1 «О банках и банковской деятельности»

Разглашению информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и т.п.

ст. 30, 35, 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья

ст. 14 ФЗ 22.12.1995 г. №4180-1 «О трансплантации органов и тканей»

Право на адвокатскую тайну установлено, запрещающей адвокату

ст. 6 ФЗ №63- от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

Клевета и оскорбление

ст.129, 130 УК РФ

Таблица 2. Размеры компенсации презюмируемого морального вреда

Размер компенсации презюмируемого морального вреда

Причинение тяжкого вреда здоровью

То же, совершенное с особой жестокостью, издевательствами или мучениями

Причинение средней тяжести вреда здоровью

То же, совершенное с особой жестокостью, издевательствами или мучениями

Источник: http://studbooks.net/2413226/pravo/tablitsa_osnovnye_normy_deystvuyuschego_zakonodatelstva_vozmescheniyu_moralnogo_vreda

Презюмируемый моральный вред

моральный вред компенсация гражданский

В настоящее время в материальном законе отсутствует единый метод оценки размера компенсации морального вреда. А.М. Эрделевский пишет: «Проблема отсутствия точно сформулированных критерием и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение». Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — С. 201.

На наш взгляд, трудности определения размера компенсации морального вреда определяются тем, что моральный вред не имеет стоимостного эквивалента.

Проанализируем установленные ГК РФ критерии оценки размера компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 151 и 1101 ГК РФ, при определении размера компенсации морального вреда судом должны учитываться следующие критерии:

— степень вины нарушителя;

— степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред;

— характер причиненных потерпевшему нравственных и физических страданий, который должен оцениваться с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

— требования разумности и справедливости;

— иные заслуживающие внимания обстоятельства.

В случае противоречия между критериями оценки размера компенсации морального вреда установленными в ст. 151 и 1101 ГК РФ, следует руководствоваться ст. 1101 ГК РФ, поскольку она является более поздней нормой по сравнению со ст. 151 ГК РФ и представляет собой специальную норму, устанавливающую правила определения размера компенсации морального вреда. Ст. 1099 ГК РФ указывает на то, что размер компенсации морального вреда должен определятся по правилам, предусмотренным ст. 151 и 1101 ГК РФ. Рассмотрим критерии оценки размера компенсации, содержащиеся в обеих этих нормах.

Одним из критериев выступает степень вины причинителя вреда в тех случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Ст. 1100 ГК РФ закрепляет перечень случаев, при которых вина не является основанием ответственности.

Следующие критериями — степень и характер нравственных и физических страданий потерпевшего, которые должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. В качестве одного из таких обстоятельств законодатель предписывает учитывать степень нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

А.М. Эрделевский считает что, под степенью страданий следует понимать их глубину. Она в основном зависит от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и от степени умаления этого блага. Глубину (степень) страданий могут повышать или понижать индивидуальные особенности потерпевшего. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — С. 203..

Индивидуальные особенности потерпевшего по смыслу ст. 151, 1101 ГК РФ представляют собой подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать способами, предусмотренными процессуальным законодательством, и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) нравственных или физических страданий и при определении соответствующего размера компенсации.

Необходимым критерием оценки размера компенсации морального вреда выступает средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред для определённого вида правонарушения.

Презюмируемый моральный вред представляет собой страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний» человек «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния. Презюмируемый моральный вред отображает оценку противоправного деяния.

Перейдём к рассмотрению критерия «характер нравственных и физических страданий». На наш взгляд, под характером страданий в данном случае следует понимать вид страданий. Под видами нравственных страданий можно понимать горе, страх, унижение, беспокойство, стыд и другие негативные эмоции. Под видами физических страданий — удушье, боль, зуд, головокружение, тошноту и другие болезненные ощущения.

По мнению А.М. Эрделевского, «учитывать» характер физических страданий можно, лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые могут оказаться сопряжены с ними (например, ощущение удушья может сопровождаться такой негативной эмоцией как страх за свою жизнь). Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — С. 206. Поэтому, на наш взгляд, для определения размера компенсации морального вреда следует учитывать не вид физических или нравственных страданий, а, определяющие величину морального вреда, характер и значимость для человека тех нематериальных благ, которым причинён вред.

Читайте так же:  Апелляция на решение краевого суда
Видео (кликните для воспроизведения).

При определении размера компенсации морального вреда следует учитывать не любые фактические обстоятельства, при которых был причинён моральный вред, а только те из них, которые могут повлиять на определение размера компенсации, и заслуживают внимания. Они дифференцируются в зависимости от вида неимущественных благ, затронутых правонарушением.

Требование разумности и справедливости, на наш взгляд, следует рассматривать как обращённое к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений размеров компенсации морального вреда присуждаемых по разным делам.

В результате учёта вышерассмотренных критериев (за исключением требований разумности и справедливости, оказывающихся заранее учтёнными при применении этого метода) итоговый размер компенсации при рассмотрении конкретного дела может как уменьшаться, так и увеличиваться по сравнению с размером компенсации презюмируемого морального вреда, образуя размер компенсации действительного морального вреда. При этом, на наш взгляд, размер компенсации действительного морального вреда не должен превышать размер компенсации презюмируемого морального вреда более чем в четыре раза. Это позволяет зафиксировать максимальный уровень размера компенсации применительно к отдельным видам правонарушений. Размер компенсации действительного морального вреда может неограниченно отклоняться в сторону уменьшения от размера компенсации презюмируемого морального вреда, вплоть до полного отказа в компенсации морального вреда.

Представляется необходимым упомянуть ещё два критерия оценки размера компенсации морального вреда:

— степень вины потерпевшего;

— имущественное положение причинителя вреда.

Использование этих критериев осуществляется на основании ст. 1083 ГК РФ, которая применяется к возмещению любых видов вреда, в том числе и морально.

Степень вины потерпевшего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавшей увеличению вреда или его возникновению, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда. Имущественное положение причинителя вреда выступает как факультативный критерий, применение которого судом не обязательно. Суд вправе проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера компенсации подлежащей выплате.

Для облегчения учёта вышеназванных критериев при определении размера компенсации действительного морального вреда, А.М. Эрделевский рекомендует применять следующую формулу, объединяющую все эти критерии:

D — размер компенсации действительного морального вреда;

d — размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv — степень вины причинителя вреда, при этом 0 ? fv ? 1;

i — коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 ? i ? 2;

c — коэффициент учёта заслуживающих внимания фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 ? c ? 2;

fs — степень вины потерпевшего, при этом 0 ? fs ? 1.

D, d — damage (ущерб); f — fault (вина); v — violator (причинитель вреда, нарушитель); i — individual (индивидуальный); c — circumstances (обстоятельства); s — survivor (потерпевший).

Из приведённой выше формулы видно, что максимальный размер компенсации действительного морального вреда равен четырёхкратному размеру компенсации презюмируемого морального вреда.

Используя данную формулу можно сделать следующие допущения относительно степени вины причинителя вреда:

fv = 0,25 — при наличии простой неосторожности;

fv = 0,5 — при наличии грубой неосторожности;

fv = 0,75 — при наличии косвенного умысла;

fv = 1,0 — при наличии прямого умысла.

Степень вины потерпевшего должна приниматься равной 1 при наличии любого вида умысла потерпевшего, что тождественно отказу в компенсации морального вреда (п. 1 ст. 1083 ГК РФ). В случаях, когда ответственность за причинение морального вреда наступает независимо от вины причинителя, то есть при отсутствии вины причинителя вреда, исходя из требований разумности и справедливости, целесообразно бы было вместо коэффициента fv включать в формулу постоянный коэффициент 0,1.

В рассматриваемую нами формулу возможно включить коэффициент учёта имущественного положения причинителя морального вреда:

Где, р (property — имущество) — коэффициент учёта имущественного положения причинителя вреда, который, на наш взгляд, должен быть помещён в пределы от 0,5 до 1 (0,5 ? р ? 1).

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что в настоящее время в материальном законе отсутствует единый метод оценки размера компенсации морального вреда.

В каждом конкретном случае размер компенсации морального вреда должен определяется судом с учётом следующих критериев:

— степень вины нарушителя в случаях, когда вина является основанием для компенсации причинённого вреда;

— степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред;

— характер причиненных потерпевшему нравственных и физических страданий, который должен оцениваться с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

— требования разумности и справедливости;

— иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Источник: http://studbooks.net/1110076/pravo/metodika_opredeleniya_razmera_kompensatsii_moralnogo_vreda

Адвокат добился десятикратного увеличения присужденной оправданному компенсации морального вреда

Член Совета АП Ленинградской области Руслан Айдамиров рассказал «АГ», как ему удалось добиться десятикратного увеличения размера присужденной его оправданному доверителю компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование

Как ранее писала «АГ», в ноябре 2015 г. В. Никандров и Р. Мустаков, будучи в состоянии опьянения, а также Сергей Вилошкин, находясь в лесу недалеко от деревни Ольеши Ленинградской области, нанесли А. Ершову удары ногами и руками, а также не менее 12 ударов ножом в грудь, спину и шею. Вследствие кровопотери от полученных ранений Ершов умер на месте. После этого все трое спрятали труп в лесу. При этом суд установил, что ножом погибшего били только Никандров и Мустаков. Виновным в совершении преступления никто из них себя не признавал.

В марте 2017 г. по итогам рассмотрения дела в Ленинградском областном суде с участием присяжных заседателей Мустаков и Никандров были признаны виновными в убийстве и приговорены к 12 и 8 годам лишения свободы соответственно. Вилошкина, которого защищал Руслан Айдамиров, присяжные оправдали: за ним было признано право на реабилитацию.

Взыскание компенсации морального вреда: первая инстанция

В январе 2018 г. Сергей Вилошкин обратился в Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском о взыскании с Минфина России компенсации морального вреда в 1 млн руб. и судебных расходов в 10 тыс. руб.

В обоснование требований он указал, что в отношении него СУ СК России по Ленинградской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В феврале 2016 г. в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в июне того же года он был освобожден под подписку о невыезде, а в марте 2017 г. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Читайте так же:  Приказ по родовым сертификатам 701

Сергей Вилошкин отметил, что незаконными действиями должностных лиц, осуществлявших уголовное преследование, ему был причинен моральный вред, поскольку на момент привлечения к ответственности он учился в техникуме, ранее к ответственности не привлекался, а кроме того, не достиг совершеннолетия.

Также он указал, что продолжительность производства по уголовному делу составила около полутора лет, в течение которых он пребывал в постоянном нервном напряжении, испытывая страх за свое будущее, обиду, возмущение из-за незаконного привлечения к уголовной ответственности. Истец добавил, что испытывал чувство подавленности из-за того, что были опорочены его честное имя и репутация. Кроме того, ему не были принесены извинения от имени государства.

Адвокат Вилошкина Руслан Айдамиров в суде исковые требования поддержал. Представитель Минфина в свою очередь посчитала размер заявленной компенсации завышенным. Представитель СК, возражая против удовлетворения иска, указала, что Следственное управление признает право истца на реабилитацию, но тот обязан доказать обстоятельства, на которые он ссылается, а они представлены не были.

В судебном заседании в качестве свидетеля была заслушана мать реабилитированного. Она отметила, что сын находился в упадке – переживал, нервничал, его лицо было постоянно опухшим и оттекшим, возникли проблемы с приемом пищи.

При вынесении решения суд принял во внимание обстоятельства обвинения истца, его несовершеннолетний возраст на момент привлечения к уголовной ответственности, данные о личности и конкретные обстоятельства дела. «Вместе с тем довод об ухудшении состояния здоровья Вилошкина С.Ю. во время уголовного преследования суд находит несостоятельным, так как в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ достоверных доказательств того, что состояние здоровья ухудшилось в связи с осуществлением предварительного расследования и судебного следствия, суду не представлено», – отметила первая инстанция.

Также суд сослался на п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 г. № 17, в котором указано, что при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями данного лица, и иные заслуживающие внимания обстоятельства (продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и т.д.), а также требования разумности и справедливости.

«Таким образом, факт причинения нравственных страданий истцу, незаконно подвергшемуся уголовному преследованию, не нуждается в подтверждении дополнительными доказательствами», – подчеркнул суд. Руководствуясь положениями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, первая инстанция взыскала с Минфина в пользу реабилитированного компенсацию морального вреда в размере 30 тыс. руб. и расходы на оплату услуг представителя – 10 тыс. руб.

Апелляция поддержала решение первой инстанции

Не согласившись с решением, Сергей Вилошкин обжаловал его в апелляцию. В жалобе он просил взыскать компенсацию морального вреда в заявленном им размере. Кроме того, от Руслана Айдамирова поступило ходатайство о взыскании судебных расходов в размере 30 тыс. руб., понесенных его доверителем на оплату услуг представителя в апелляционной инстанции.

Представитель Минфина вновь просил отменить решение суда как незаконное в связи с нарушением норм процессуального права, полагая, что истцом не представлено доказательств причинения ему нравственных страданий.

Заслушав стороны, Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отметила, что размер компенсации морального вреда в 30 тыс. руб. установлен судом в соответствии с требованиями законодательства. Она указала, что системное толкование положений ст. 1070 и 1100 ГК свидетельствует о том, что законодатель презюмирует причинение лицу морального вреда самим фактом незаконного уголовного преследования. Доказыванию в данном случае подлежит лишь размер компенсации.

Суд отметил, что доводы апелляционных жалоб не содержат данных, которые не были бы проверены первой инстанцией при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для его разрешения, или сведений, опровергающих выводы суда, и не могут являться основанием к отмене или изменению решения. Кроме того, при рассмотрении дела нижестоящий суд не допустил нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права.

Также апелляционная инстанция указала, что согласно п. 11, 12, 13 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Суд подчеркнул, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Таким образом, судебная коллегия взыскала в пользу истца с Минфина 5 тыс. руб. Решение первой инстанции было оставлено без изменений.

Истец посчитал присужденную сумму несправедливой

Обжалуя решение в Президиум Санкт-Петербургского городского суда, Сергей Вилошкин указал, что по итогам судебных разбирательств, после вычета судебных расходов, за полтора года, из которых он свыше 4 месяцев провел под стражей, ему присудили 5 тыс. руб.

Заявитель подчеркнул, что привлечение к уголовной ответственности и заключение под стражу неизбежно причиняют стресс и страдания всякому законопослушному человеку. В данном случае его страдания были усилены многократно вследствие юного возраста, разлуки с родителями, отсутствия жизненного опыта и навыков общения в криминальной среде, а также осознанием того, что лишения он претерпевает, будучи невиновным.

Сергей Вилошкин добавил, что живет в небольшом поселке, где сведения о том, что он обвиняется в убийстве, сразу стали известны жителям, среди которых большое количество людей, мыслящих консервативно, и полагающих, что правоохранители не ошибаются. Вплоть до вынесения приговора он испытывал подавленность от того, что были опорочены его честное имя и репутация.

В кассационной жалобе заявитель сослался на определение Санкт-Петербургского городского суда от 4 декабря 2017 г. по делу № 33-26009/2017, которым в пользу истицы было взыскано 250 тыс. руб., притом что она ни дня не провела под стражей.

Сергей Вилошкин попросил изменить решение, взыскав с Минфина 1 млн руб. компенсации морального вреда и 40 тыс. руб. процессуальных издержек.

Вынося постановление, Президиум Санкт-Петербургского городского суда указал, что нельзя согласиться с тем, что ухудшение здоровья Сергея Вилошкина не связано с осуществлением предварительного и судебного следствия.

Кассация отметила, что в п. 8 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 разъяснено, что размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может зависеть от размера возмещенных материальных требований.

Кроме того, суд сослался на ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентную практику ЕСПЧ, согласно которым понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе между родителями и совершеннолетними детьми. «Однако судами первой и апелляционной инстанций нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и разъяснения вышеприведенного постановления Пленума при разрешении спора применены не были», – подчеркивается в постановлении.

Читайте так же:  Имею разрешение на травматическое оружие

Также в п. 2 и 4 Постановления № 10 разъясняется, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Кассационная инстанция также указала, что суды при определении размера компенсации не приняли во внимание личность истца, который ранее не привлекался к уголовной ответственности, являлся добропорядочным членом общества, учился в техникуме, в связи с чем незаконное привлечение его к ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей явились существенным психотравмирующим фактором.

В итоге апелляционное определение в части взыскания в пользу заявителя компенсации морального вреда в 30 тыс. руб. было отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Повторное рассмотрение в апелляции и мнение адвоката

31 января при повторном рассмотрении дела Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отметила, что, указывая на неправомерное длительное содержание под арестом и ненадлежащие условия содержания, истец апеллировал к международной практике, однако нормы Конвенции в совокупности с положениями ст. 151 ГК применены не были.

В итоге суд определил с учетом практики ЕСПЧ взыскать в пользу заявителя компенсацию из расчета 2000 руб. за сутки содержания под стражей, а также 200 руб. за сутки подписки о невыезде и надлежащем поведении, что составило 300 тыс. руб.

В комментарии «АГ» Руслан Айдамиров с сожалением отметил, что сложившаяся практика не позволяет предположить, какое решение примет суд. «Несмотря на то что человек полгода незаконно находился в СИЗО, а потом год под подпиской о невыезде, добиться справедливости удалось только в Президиуме Санкт-Петербургского городского суда», – указал он.

Адвокат добавил, что его доверитель доволен присужденной компенсацией, поэтому апелляционное определение обжаловано не будет. «За период, пока шел судебный процесс, он успел отслужить в армии. Присужденная сумма будет хорошим подспорьем, чтобы начать сознательную жизнь», – заключил он.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-desyatikratnogo-uvelicheniya-prisuzhdennoy-opravdannomu-kompensatsii-moralnogo-vreda/

37817 (Моральный вред и его компенсация), страница 3

Описание файла

Видео (кликните для воспроизведения).

Документ из архива «Моральный вред и его компенсация», который расположен в категории «рефераты». Всё это находится в предмете «гражданское право и процесс» из раздела «Студенческие работы», которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе «рефераты, доклады и презентации», в предмете «гражданское право и процесс» в общих файлах.

Онлайн просмотр документа «37817»

Текст 3 страницы из документа «37817»

Вновь обращаясь к ст. 151, 1101 ГК РФ, рассмотрим вопрос, что должен принять во внимание суд при определении размера компенсации морального вреда?

Размер возмещения презюмируемого морального вреда.

Характер и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

Степень вины нарушителя, если вина является основанием ответственности.

Иные, заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе фактические обстоятельства, при которых вред был причинен.

Требования разумности и справедливости.

В статьях 151, 1101 ГК РФ прямо не указано на учет размера компенсации презюмируемого морального вреда или какого-либо аналогичного понятия. Однако такой вывод следует из предписания суду учитывать характер и степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также учитывать требования разумности и справедливости. Эти оказываются учтены при создании шкалы размеров компенсации презюмируемого морального вреда, и выработанный из этой шкалы размер компенсации для конкретного правонарушителя уже содержит в себе учет этих требований. Закон не раскрывает, какие именно обстоятельства могут быть учтены судом в качестве заслуживающих внимания. В судебной практике выработаны рекомендации для некоторых случаев причинения морального вреда 0 .

Компенсация морального вреда и посягательств на жизнь

Конституция РФ ставит право каждого человека на первое место среди основных прав и свобод человека гражданина, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения 0 . Хотя в нормах Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию несомненно является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому по рождению прав. Это подтверждается Конституцией РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровье и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье 0 . Жизнь и здоровье входит в перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ 0 . Право человека на охрану здоровья является по своему содержанию самостоятельным личным неимущественным правом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на здоровье обеспечивается различными отраслями права 0 .

Среди нарушений права лица на здоровье одним из наиболее опасных является причинение тяжкого вреда здоровью. В связи с этим презюмируемый моральный вред при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями для потерпевшего, принимается за относительную единицу 0 . Причем для цели компенсации морального вреда совершенно необязательно чтобы причинение тяжких телесных повреждений было преступным, достаточно чтобы оно было противоправным и виновным (кроме случаев, когда вина не входит в состав оснований ответственности за причинение морального вреда).

Виды тяжкого вреда здоровью достаточно разнородны и могут сопровождаться разными обстоятельствами. Так, при причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, физические и нравственные страдания могут быть незначительными (например, повреждение крупного кровеносного сосуда при своевременно оказанной медицинской помощи может не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут выразиться в кратковременных переживаниях в виде страха за свою жизнь, испытанного до устранения непосредственной угрозы жизни). Эти обстоятельства должны быть учтены судом при определении размера возмещения морального вреда. В данном случае суд использует коэффициент учета конкретных обстоятельств «C» и установит его меньшим единицы.

В случае прерывания беременности подлежит учету способность к последующему деторождению. Если эта способность сохраняется, то коэффициент учета конкретных обстоятельств может быть принят равным единице, если эта способность нарушена и может быть восстановлена лишь путем лечения, то – «1.5», а если эта способность утрачена, то коэффициент «C» — 2 (при отсутствии других детей). В случае прерывания беременности сильное влияние на размер компенсации морального вреда может оказать коэффициент учета индивидуальных особенностей. Обязательным условием ответственности является наличие причинной связи между прерыванием беременности и причиненным здоровью вредом 0 .

Если причинение тяжкого вреда здоровью совершено с особой жестокостью, мучениями или издевательством над потерпевшим, то коэффициент учета фактических обстоятельств должен быть принят близким к 2. При этом под особой жестокостью понимается применение к потерпевшему в процессе причинения тяжкого вреда здоровью пыток или других действий, причинявших потерпевшему особые страдания, а также причинение тяжкого вреда здоровью в присутствии близких потерпевшему лиц. Мучения — это действия, вызывающие особо сильные негативные переживания у потерпевшего (страх, унижение, беспомощность, горе и т.д.).

Аналогичный подход может быть применен при причинении других, более легких видов вреда здоровью.

Пункт ст. 89 Закона РСФСР об охране окружающей природной среды позволяет не исчерпывающе установить круг заслуживающих внимания обстоятельств при определении размера компенсации морального вреда, причиненного неблагоприятным воздействием на здоровье окружающей природной среды: степень утраты трудоспособности потерпевшего, упущенные профессиональные возможности, необходимость изменения места жительства и образа жизни, профессии, невозможность иметь детей или риск рождения детей с врожденной патологией.

В случае смерти потерпевшего у третьих лиц может возникнуть право на возмещение морального вреда, причиненного смертью потерпевшего. Круг лиц, имеющих право на возмещение такого вреда, не может быть необоснованно широким. Такой круг лиц ограничивается родственниками первой и второй степени и членами семьи потерпевшего. В данном случае не имеет место какое-либо правопреемство в отношении права на возмещение морального вреда. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, моральный вред, причиненный гражданину, компенсируется, если он причинен действиями, нарушающими неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Поэтому необходимо определить, какие права родственников и членов семьи нарушаются при смерти потерпевшего. Поскольку здоровье понимается как состояние полного психического и физического благополучия, то несомненно, что психическое благополучие родственника или члена семьи нарушается, то есть нарушается его право на здоровье. Нарушается также неимущественное право на обладание родственными и семейными связями. Нарушение этих видов прав и порождает право на компенсацию морального вреда. Под членом семьи понимается лицо, которое совместно проживало и всю общее хозяйство с потерпевшим 0 .

Эрделевский приводит следующие выдержки из ряда судебных решений и сообщений в прессе по конкретным делам: «Дело 5. Н. обратилась в суд с заявлением, в котором просит взыскать с ответчика материальный ущерб, складывающийся из расходов, связанных с похоронами ее мужа, умершего в результате травмы, полученной на работе у ответчика… Кроме того, Н. просит взыскать 10 млн. рублей в качестве возмещения морального ущерба… Суд считает возможным согласится с требованием истицы по возмещению морального вреда в размере 10 млн. руб… Суд согласился с утверждением истицы о том, что ей и близким родственникам смертью мужа (отца) причинены нравственные страдания. Предъявленная сумма, по мнению суда, соразмерна. Суд учел материальное положение сторон при разрешении указанного требования…» 0

«Дело 7. В ходе рассмотренного уголовного дела по обвинению К. в нарушении правил безопасности движения, повлекшим смерть потерпевшего, родители потерпевшего предъявили гражданский иск о компенсации морального вреда. Суд учел, что погибший был единственным сыном у родителей, которые в силу возраста не смогут больше иметь детей, что им причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны сына, и присудил компенсацию морального вреда в размере 40 млн. руб.» 0 .

Из этих решений видно, что суды пассивно следуют за притязаниями истцов в отношении размера компенсации. Причем относительно решения по делу 5 следует заметить, что, поскольку родственники не были соистцами по делу, их нравственные страдания правового значения для решения не имели, а учет материального положения сторон, произведенный судом, не соответствовал требованиям ст. 458 ГК РСФСР, так как эта норма допускала учет лишь материального положения причинителя вреда и только в случае, если таковым является гражданин 0 .

Презюмируемый же моральный вред в случае смерти потерпевшего равен презюмируемому моральному вреду при причинении средней тяжести вреда здоровью, на коэффициент индивидуальных особенностей может оказать влияние специфика отношений конкретного родственника или члена семьи к потерпевшему. Установление факта неприязненных отношений между членом семьи и потерпевшим, либо отсутствие тесных контактов между потерпевшим и его родственником могут явиться основанием для снижения величины коэффициента учета фактических обстоятельств «C». Коэффициент учета фактических обстоятельств должен принять максимальное значение, если смерть произошла в присутствии вышеуказанных лиц. На этот же коэффициент влияют такие обстоятельства, как степень родства, длительность совместного проживания – для членов семьи, способность к созданию в последующем аналогичных родственных или семейных связей. Важно подчеркнуть, что каждый из указанных лиц будет иметь самостоятельное право на компенсацию морального вреда.

Такой же подход применяется в случае причинения потерпевшему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. В этом случае презюмируемый моральный вред, причиняемый близким потерпевшего, может быть принят равным презюмируемому моральному вреду при причинении легкого вреда здоровью, а при причинении средней тяжести вреда здоровью – соответственно презюмируемому моральному вреду при нанесении побоев 0 .

2.2 Компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию

Право на честь и достоинство является одним из основных естественных прав личности. «Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности» 0 . Гражданин вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением 0 . Для защиты чести, достоинства и деловой репутации путем компенсации морального вреда должны применяемые правила ст. 151 1099-1101 ГК РФ. Существенной особенностью применения института компенсации морального вреда для защиты чести, достоинства или деловой репутации является отсутствие вины распространителя сведений среди необходимых условий ответственности за причинение морального вреда (ст. 1100 ГК РФ). В связи с этим в формуле определения размера компенсации коэффициент вины причинителя вреда fv можно либо вообще не применяться, либо должен быть равен единице 0 .

В настоящее время часто появляются публикации в прессе, сообщения в средствах массовой информации, содержащие различного рода сведения о лидерах политических партий, руководящих работниках органов власти и управления, депутатах и т.д. Эти публикации нередко порождают предъявление исков к средствам массовой информации. При рассмотрении таких исков большое внимание надо уделять вопросу о воне потерпевшего. Зачастую оказывается, что политики сами сообщают в своих выступлениях те сведения, которые ложаться в основу публикаций, по поводу которых предъявляется требование об опровержении и компенсации морального вреда. В таких действиях истца должно признаваться наличие грубой неосторожности, так как истец, делая заявление для публичного сведения, должен и может предвидеть связанные с такими заявлениями последствия.

Умаление деловой репутации гражданина не имеет каких-либо принципиальных особенностей с точки зрения определение размера возмещения морального вреда.

Источник: http://studizba.com/files/show/doc/96603-3-37817.html

Поделитесь ссылкой пожалуйста:
Читайте так же:  Подать жалобу в президиум верховного суда
Презюмируемый моральный вред
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here