Постановление пленума верховного суда определение

Предлагаем рассмотреть тему: "Постановление пленума верховного суда определение" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации

В соответствии со ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» Верховный Суд РСФСР «изучает и обобщает судебную практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства РСФСР, возникающим при рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение».

Хотя данная норма не отменена, некоторые ученые и практические работники полагают, что она вступила в противоречие с положением ст. 120 Конституции Российской Федерации о том, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону», и поэтому должна действовать лишь в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и Федеральному конституционному закону «О судебной системе в Российской Федерации».

Иными словами, предлагается исходить из того, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения действующего законодательства не могут быть обязательными для судов при рассмотрении ими конкретных дел и материалов.

В этой связи представляется необходимым определиться по вопросу о роли содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснений и их значении для практики федеральных судов общей юрисдикции.

По нашему мнению, значимость этих разъяснений отмечена в Конституции Российской Федерации, а именно: в ст. 126 наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ указано на его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

То обстоятельство, что в отличие от содержания ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в ст. 126 Конституции Российской Федерации не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, на наш взгляд, ни в коей мере не означает, что их можно игнорировать. Напротив, толкование текста ст. 126 Конституции дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия, перечисленные в этой статье.

Роль и значение разъяснений Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на следующих примерах.

В принятой 12 декабря 1993 г. Конституции Российской Федерации закреплено, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23). Кроме того, Конституцией гарантированы неприкосновенность жилища, а также то, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).

Эти новые для отечественного законодательства положения, установившие судебный контроль за действиями, нарушающими конституционные права граждан, безусловно вызвали трудности у судов при практическом их применении.

Во избежание разнобоя в применении указанных норм Конституции Пленум Верховного Суда РФ принял 24 декабря 1993 г. Постановление N 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации», в котором дал ряд разъяснений и тем самым ответил на множество поступавших из судов вопросов.

В частности, Пленумом разъяснено, что материалы, подтверждающие необходимость ограничения прав, указанных в ст. ст. 23 и 25 Конституции, предоставляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», принятым Государственной Думой 5 июля 1995 г. По результатам рассмотрения материалов судьей выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

Разъяснено также, что в случае, если судья не дал разрешения на проведение указанных действий, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.

Это постановление Пленума, сыгравшее важную роль в стабилизации практики судов по рассмотрению названных выше материалов, действует и в настоящее время, оказывая помощь судьям в правильном применении законодательства.

Другой пример. В связи с принятием Конституции Российской Федерации в практике разрешения конкретных судебных дел возник вопрос о том, как быть, если суд придет к выводу о противоречии подлежащего применению закона Конституции.

Ответ на этот и ряд других вопросов был дан в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». В нем, в частности, обращено внимание судов на то, что согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, применяет Конституцию, когда придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей, либо когда федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, противоречит соответствующим ее положениям.

В качестве примера действенной помощи судам в правильном толковании и применении закона, которую оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, можно сослаться также на его постановление от 29 сентября 1994 г. N 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в редакции постановления Пленума от 25 октября 1996 г. N 10). В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г. (нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Читайте так же:  Восстановление пропущенного срока исполнительного производства

Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Как видно из приведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, их цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи представляется, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникают вопросы о том, была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики и к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В пользу позиции об обязательности для судов разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики уместно привести и такой довод.

До принятия Пленумом постановлений с разъяснениями по конкретной категории дел проводится большая работа по изучению данных судебной статистики и сбору необходимых материалов как непосредственно в Верховном Суде РФ, так и в нижестоящих судах с выездом на места судей Верховного Суда РФ. Наряду с этим запрашиваются справки по результатам обобщения судебной практики из Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов. При этом акцентируется внимание на возникающих у судов вопросах по применению законодательства и на ошибках, допускаемых при разрешении конкретной категории дел.

Полученные материалы обобщаются и с привлечением специалистов соответствующих министерств и ведомств, а также ученых-правоведов разрабатывается первоначальный вариант проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ с разъяснениями по наиболее важным вопросам, от решения которых зависит качество осуществления правосудия по той или иной категории судебных дел. Данный проект рассылается в нижестоящие суды для получения отзывов на него. Кроме того, тот же проект постановления обсуждается в судебных коллегиях Верховного Суда РФ, а также на заседании Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ, после чего он дорабатывается с учетомпоступивших поправок.

В процессе этой работы приходится часто уточнять содержание разъяснений, что, в свою очередь, приводит к необходимости подготовки новых вариантов проекта. Затем он выносится на Пленум, где заслушиваются и обсуждаются позиции практических работников и ученых по каждому пункту проекта постановления. На этом же заседании Пленума образуется редакционная комиссия из числа его членов и иных участников обсуждения, которая дорабатывает проект с учетом высказанных предложений и замечаний и выносит его на Пленум для голосования.

Принятию этого документа предшествуют выступления Министра юстиции Российской Федерации, Генерального прокурора Российской Федерации и членов Пленума по существу доработанного проекта постановления, и лишь после этого он принимается путем голосования, причем по каждому его пункту.

Приведенный далеко не полный перечень вопросов, разрешаемых в ходе подготовки и принятия постановления Пленума, свидетельствует, на наш взгляд, не только о значимости содержащихся в нем разъяснений, но и подтверждает вывод о необходимости обязательного их учета при разрешении конкретных судебных дел.

Нельзя не отметить и то, что значение разъяснений Пленума как эффективного средства оказания помощи судам в правильном применении законов все более возрастает ввиду существенного изменения и дополнения действующего законодательства, а также принятия Гражданского кодекса Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской Федерации и других федеральных законов.

Следует подчеркнуть, что, хотя отдельные положения постановлений Пленума имеют характер не разъяснений, а рекомендаций соответствующим судам (например, усилить надзор за правильным применением законодательства нижестоящими судами либо повысить внимание к выявлению и устранению причин правонарушений и условий, способствовавших их совершению, и т. д.), такого рода рекомендации также обязательны для судов, поскольку в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации на Верховный Суд РФ возложена обязанность по осуществлению судебного надзора за деятельностью судов общей юрисдикции.

В тесной связи с изложенным находится также вопрос о правовом характере разъяснений Верховного Суда РФ.

Учитывая уже упоминавшуюся конституционную норму о возложении на Верховный Суд РФ обязанности по даче разъяснений по вопросам судебной практики, полагаем, что эти разъяснения можно расценить как своего рода судебный прецедент.

В пользу такого вывода говорит прежде всего то, что в постановлении Пленума по применению законодательства сконцентрированы в обобщенном виде выработанные многолетней судебной практикой подходы к разрешению вопросов, возникающих при рассмотрении определенной категории гражданских либо уголовных дел, основанные на опыте и знании многих судей, других практикующих юристов и ученых, облекаемые в конечном счете в форму конкретных разъяснений. В этом их принципиальное отличие от научно-практического комментария к той или иной правовой норме, который дается одним либо группой ученых и зиждется, как правило, на собственном видении пути разрешения возникшей правовой проблемы.

Таким образом, можно констатировать, что содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента и являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений.

Как свидетельствует практика рассмотрения дел в кассационной и надзорной инстанциях, игнорирование разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по применению федерального законодательства неминуемо приводит к постановлению ошибочных судебных решений.

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. В. ДЕМИДОВ

Источник: http://www.zhurnalsudya.ru/precedent/scientific_works/333/

О ПОСТАНОВЛЕНИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ

Грось Л.А., доктор юридических наук, заведующая кафедрой гражданского процессуального права Хабаровской государственной академии экономики и права.

Наделение Верховного Суда Российской Федерации конституционным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ), установление особого порядка их подготовки и принятия дает основание для вывода об обязательности их учета при разрешении конкретных гражданских дел с целью обеспечения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права. Иными словами, постановления Пленума Верховного Суда РФ являются актами официального, обязательного для конкретных правоприменителей разъяснения (толкования) правовых норм.

Читайте так же:  Нужен хороший юрист по гражданским делам

В литературе по конституционному праву, всем отраслям процессуального права, а также отраслям материального права вопрос о правовом значении и роли разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обсуждается активно, и мнения колеблются от утверждений об их нормативном характере до отрицания их обязательности.

Никакие судебные акты, включая постановления Пленума Верховного Суда РФ, не являются нормативными правовыми актами. Суд — носитель государственной власти, компетенция которого состоит в применении права, а не создании правовых норм. Не меняет сути судебных актов и то, что к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов отнесены дела об оспаривании нормативных правовых актов в силу их несоответствия закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Положительное решение суда по такому делу по вступлении в законную силу «влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящих его содержание» (п. 3 ст. 253 ГПК РФ). Такое решение является своеобразным актом применения права, которое состоит в сравнительном анализе норм правовых актов различной юридической силы.

Несомненно, что достаточно часто Верховный Суд РФ не ограничивается разъяснением (толкованием) норм материального и процессуального права, в том числе в части применения аналогии закона и права, но и восполняет пробелы и разрешает противоречия в законодательстве (акты Верховного Суда РФ в этой части в литературе называют «правоположениями»), что ненормально. Восполнять пробелы и устранять противоречия в законодательстве должны те, кто творит право. Суд, применяя его, ориентируется на положения ст. 6 ГК РФ: если нет нормы, регулирующей спорное отношение, и невозможно использовать аналогию закона, права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Ни Верховный Суд РФ, ни тем более суды других звеньев судебной системы не являются органами, в компетенцию которых входит правотворчество. Разъяснения Верховного Суда РФ о применении норм материального и процессуального права при рассмотрении гражданских дел тем не менее обязательны для нижестоящих судов.

Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении», признав одновременно утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 сентября 1973 г. с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума позже. В Постановление от 19 декабря 2003 года включены многие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 26 сентября 1973 г. с последующими изменениями. С комментарием Постановления от 26 сентября 1973 г. с последующими изменениями выступила в 1999 году Мария Сумбатовна Шакарян (см.: Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. М., 1999. С. 491 — 502). Многие положения из действующего Постановления вызывают замечания, вопросы и предложения, которыми хочется поделиться с коллегами.

1. Разъясняя суть судебного решения и предъявляемые к нему требования, Пленум Верховного Суда РФ не указал того, что решениями являются акты судов не только первой инстанции. Ими являются апелляционные решения и определения кассационной и надзорной инстанций, вынесенные в соответствии с абз. 3 ст. 328, абз. 4 ст. 361, п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ). К ним в равной степени относятся разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении «О судебном решении». Исключение составляют определения судов надзорной инстанции, вынесенные в порядке п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, — они не обладают качеством преюдициальности фактов, так как факты в надзорном производстве не устанавливаются. Другие свойства вступившего в законную силу решения, в том числе недопустимость оспаривания в другом гражданском процессе установленных судом надзорной инстанции правоотношений (ч. 2 ст. 209 ГПК), в полной мере принадлежат определениям, вынесенным в порядке п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ. Применяя п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК, суд надзорной инстанции по сути оставляет без изменения мотивировочную часть решения, апелляционного решения, определения суда кассационной инстанции, принятого в соответствии с абз. 4 ст. 361 ГПК РФ, — о доказательствах и фактах, ими установленных.

Перечень федеральных законов, устанавливающих их приоритет над равными законами, можно продолжить: Гражданский кодекс, Трудовой кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и т.д. Интересно, что, ссылаясь на принцип законности, «закрепленный в уголовно-процессуальном праве», формальным выражением которого является УПК РФ, Конституционный Суд в том же Постановлении признал неконституционность ч. 6 ст. 234 УПК РФ. Возникает вопрос: если бы был принят ФЗ РФ, отменивший норму ч. 6 ст. 234 УПК РФ, и при этом не были бы внесены соответствующие изменения в УПК РФ, такой закон не действовал бы? До недавнего времени имела место коллизия между нормами УК и УПК РФ в части определения тяжести преступлений, по которым возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон: в ст. 76 УК РФ были названы преступления небольшой тяжести, в ст. 25 УПК РФ — небольшой или средней тяжести. Несомненна уголовно-правовая отраслевая принадлежность этой нормы, однако суды применяли ее в редакции ст. 25 УПК РФ. Только в декабре 2003 года соответствующее ей изменение было внесено в УК РФ.

Признав в Постановлении от 29 июня приоритет норм кодифицированных нормативных правовых актов над одноотраслевыми нормами, содержащимися в других федеральных законах, Конституционный Суд установил правовую норму, что не входит в его компетенцию.

Введение такой «надотраслевой» нормы, по мнению практических юристов, облегчило бы процесс правопримения. Однако это только на первый взгляд. На вопрос, почему они до внесения изменений в ст. 76 УК РФ применяли норму ст. 25 УПК РФ, юристы-практики отвечают: норма УПК РФ в большей мере защищала интересы лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в его пользу следовало толковать коллизию.

3. В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ произошла подмена понятий: обстоятельства, не нуждающиеся в доказывании, сами являются фактами, а не средствами их подтверждения. Исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов, — выводы о правах и обязанностях заинтересованных лиц, указания на которые содержатся в диспозициях и санкциях правовых норм. Исходя из содержания ст. 362 — 364 ГПК РФ, эти выводы характеризуют процесс правоприменения с точки зрения толкования норм, что охватывается в конечном итоге понятием законности судебного решения.

В принципе, обоснованность судебного решения как требование к его содержанию можно выделять лишь условно, необоснованное решение всегда незаконно. Установление фактических обстоятельств дела является стадией применения норм материального и гражданского процессуального права. На этой стадии применяются нормы права в части их гипотез, а в случаях рассмотрения исков о присуждении и заявлений в связи с нарушением прав и свобод субъектов права — и диспозиций норм права. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, таким образом, — частный случай неправильного применения норм материального или процессуального права. Судебное решение, вынесенное с таким дефектом, незаконно.

Читайте так же:  Повестка в суд 1988

4. В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ подтверждено признание прецедента в качестве источника правового регулирования общественных отношений в России — речь о нем идет в подпункте «в» указанного пункта Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Для судов России является обязательным толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в конкретном деле. Возникновение однотипной правовой ситуации должно повлечь разрешение, соответствующее толкованию, данному Европейским судом по рассмотренному им делу. Ранее Верховный Суд РФ указал на это в Постановлении Пленума «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации». В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.lawmix.ru/comm/2532

Юридическая сила постановлений Пленума Верховного суда

Полномочия Верховного суда РФ по разъяснению вопросов судебной практики

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ одним из полномочий Верховного суда РФ (далее — ВС РФ) является разъяснение вопросов судебной практики. Указанное полномочие также обозначено в ч. 4 ст. 19 закона «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 № 1-ФКЗ. Согласно данной норме разъяснения даются для единообразия в применении законодательных актов.

При этом как таковое изучение и обобщение практики, подготовка предложений по совершенствованию регулирования не являются исключительной прерогативой именно ВС РФ. Так, согласно абз. 4, 5 ст. 26 закона «Об арбитражных судах в РФ» от 28.04.1995 № 1-ФКЗ указанное полномочие также осуществляют арбитражные суды округов. Пп. 4, 5 ст. 33.3 рассматриваемого закона относит эти вопросы и к ведению апелляционных судов, а пп. 5, 6 ст. 36 — к функциям судов субъектов РФ.

Отличительной особенностью деятельности ВС РФ является то, что результат обобщения им практики заключается в даче разъяснений о единообразном применении законов в РФ (п. 1 ч. 7 закона «О ВС РФ» от 05.02.2014 № 3-ФКЗ, далее — закон № 3-ФКЗ).

П. 1 ч. 3 ст. 5 закона № 3-ФКЗ относит указанные вопросы к прерогативе Пленума ВС РФ. Поэтому важно определение юридической силы постановлений Пленума Верховного суда РФ (далее — ППл; под ППл в тексте статьи подразумеваются ППл ВС РФ, пока не обозначено иное), а также значение постановлений Пленума Верховного суда РФ для развития правового регулирования и практики судов.

Согласно ч. 1 ст. 5 закона № 3-ФКЗ Пленум включает руководство и судей ВС РФ.

Обязательность постановлений Пленума Верховного суда РФ: ключевые моменты

Однозначной позиции по вопросу об обязательности постановлений Пленума Верховного суда РФ в доктрине и практике не имеется. Противники обязательности ППл, как правило, ссылаются на непрецедентный характер российского права и положения ст. 120 Конституции РФ, согласно которой судьи подчиняются исключительно законодательству РФ.

Вместе с тем в пользу обязательности ППл, помимо установленных действующим правовым регулированием полномочий ВС РФ давать разъяснения, свидетельствуют, в частности, следующие обстоятельства:

  • определением ВС РФ от 04.04.2003 № ГКПИ2003-371 было указано, что суды не могут проверять законность ППл относительно разъяснений практики;
  • формулировки о том, что ППл представляют собой правовое регулирование, встречаются в актах Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), в частности в п. 44 постановления ЕСПЧ по делу «Бакланов против РФ» от 09.06.2005 (жалоба № 68443/01).

О юридической силе актов высшего органа конституционной юстиции читайте в наших материалах по ссылкам:

Порядок принятия постановлений Пленума

Порядок принятия постановлений Пленума Верховного суда РФ предполагает соблюдение следующих правил:

  • для того чтобы акты Пленума были приняты правомочно, необходимо, чтобы на заседании присутствовали не менее 2/3 судей ВС РФ (ч. 4 ст. 5 закона № 3-ФКЗ);
  • из числа присутствующих не менее ½ должны проголосовать за принятие ППл (ч. 5 ст. 5 закона № 3-ФКЗ);
  • ППл подписывают 2 должностных лица: председатель ВС РФ и секретарь Пленума (ч. 5 ст. 5 закона № 3-ФКЗ);
  • Пленум созывается как минимум раз в квартал (абз. 1 п. 3.1.1 Регламента ВС РФ, утв. ППл от 07.08. 2014 № 2, далее — Регламент);
  • участники Пленума должны быть заблаговременно извещены о вопросах, которые будут рассматриваться (абз. 1 п. 3.1.1 Регламента);
  • выносить вопросы на заседание Пленума управомочен председатель ВС РФ (абз. 2 п. 3.1.1 Регламента);
  • если поступили предложения и замечания, то для того, чтобы продолжить работу над проектом ППл, может быть создана редакционная комиссия (абз. 3 п. 3.1.1 Регламента);
  • согласно абз. 7 п. 3.1.1 Регламента секретарь Пленума как участвует в подготовке проектов ППл, так и работает в составе редкомиссии;
  • окончательная редакционная проверка текстов принятых ППл также осуществляется секретарем (абз. 7 п. 3.1.1 Регламента).

ВАЖНО! Официальными источниками опубликования ППл являются:

  1. Официальный сайт ВС РФ. С ППл можно ознакомиться по ссылке: Постановления Пленума.
  2. Бюллетень ВС РФ (абз. 7 п. 3.1.1 Регламента).

Гражданское процессуальное законодательство о постановлениях Пленума

Согласно ч. 1 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) вступившие в силу судебные акты пересматриваются:

  • по вновь открывшимся обстоятельствам;
  • новым обстоятельствам.

Согласно ч. 2 ст. 392 ГПК РФ разница между пересмотром по вновь открывшимся и по новым обстоятельствам в том, что первая группа обстоятельств существовала на момент принятия обжалуемого акта, в то время как вторая группа возникла уже впоследствии и существенна для рассмотрения дела надлежащим образом.

В соответствии с п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ пересмотр дела по новым обстоятельствам возможен, в частности, при определении (изменении) практики применения нормы в ППл. Помимо ППл, о возможности пересмотра по новым обстоятельствам свидетельствуют следующие акты ВС РФ:

  • определение или изменение практики применения норм права, данное в постановлении Президиума ВС РФ по данному делу;
  • разъяснение Президиума ВС РФ, но данное уже при надзорном рассмотрении иного дела.

ВАЖНО! Согласно п. 7 ст. 395 ГПК РФ день опубликования ППл является днем начала исчисления срока для подачи заявления о пересмотре дела ПНО.

При этом если судами не учтены ППл, то указанное является основанием для направления дела на новое рассмотрение (определение ВС РФ от 19.12.2017 № 80-КГ17-13).

Читайте так же:  Значение исковой давности в гражданском праве

О проекте изменений процессуального законодательства по вопросу о пересмотре судебных актов читайте в нашей статье по ссылке: «Меняются правила пересмотра дел по новым обстоятельствам в ГПК и КАС РФ (законопроект)».

Арбитражное процессуальное законодательство о постановлениях Пленума

П. 5 ч. 3 ст. 311 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) содержит аналогичное ГПК РФ правило о том, что ППл являются основаниями для пересмотра дела ПНО. Вместе с тем в п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ сделано существенное уточнение: пересмотр возможен, если в акте ВС РФ прямо указано об этом.

Важно! Определения судебных коллегий ВС РФ, в отличие от ППл, не являются основаниями для пересмотра ПНО (постановление АС ЗСО от 05.06.2018 № Ф04-5335/2016 по делу № А46-111/2016).

Положения АПК РФ подчеркивают роль актов высшей судебной инстанции в принятии решений судами. Так, согласно абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ мотивировочная часть судебных решений может содержать ссылки на ППл, причем как ВС РФ, так и Высшего арбитражного суда РФ (далее — ВАС РФ), которые сохранили силу. Аналогичное правило применяется к ссылкам на акты Президиумов ВС и ВАС.

Важно! Согласно п. 11 ППл ВАС РФ «О применении положений АПК РФ при пересмотре…» от 30.06.2011 № 52 (далее — ППл № 52), если ППл не содержит оговорки об обратной силе, то оно не является основанием для пересмотра дела ПНО. Вместе с тем в силу абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ суды применяют такие ППл и ссылаются на них после их опубликования.

В п. 11 ППл № 52 также указывается, что ППл, принятые до данного ППл и содержащие фразы об обязательности данного ими толкования норм и его применении к разрешению аналогичных дел, могут стать основаниями для пересмотра дел ПНО согласно п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

Значение постановлений Пленума для гражданского права

Среди разъяснений о применении гражданского права можно выделить, например, следующие:

  • ППл даны разъяснения об оспаривании сделок (ППл Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»;
  • Относительно ст. 24 ГК РФ об обращении взыскания на имущество должника ППл разъяснило, что соответствующие правила применяются без разграничения имущества гражданина как физлица или частного предпринимателя (п. 55 ППл ВС РФ «О применении судами законодательства…» от 17.11.2015 № 50).
  • В отношении положений ГК РФ относительно исчисления сроков исковой давности ППл разъяснено, в частности, что при предъявлении иска ликвидационной комиссией от имени компании к контрагентам, имеющим перед компанией задолженность, давность исчисляется с момента, когда о нарушении стало известно компании, а не комиссии (п. 3 ППл ВС РФ«О некоторых вопросах…» от 29.09.2015 № 43).

Подробнее о ППл по отдельным аспектам гражданско-правового регулирования читайте в наших статьях по ссылкам:

Значение постановлений Пленума для административного права

Применительно к административному праву отметим, в частности, следующие ППл и закрепленные в них правовые позиции:

  • Относительно применения такого вида наказания, как конфискация, ППл ВАС РФ было разъяснено, что данная мера ответственности не может применяться, если при рассмотрении дела установлено что собственником соответствующего имущества привлекаемое к ответственности лицо не является (п. 15.2 ППл ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 02.06.2004 № 10).
  • ВС РФ разъясняет вопросы разграничения ряда составов административных правонарушений от смежных преступлений. Так, отмечается, что возникновение пожара свидетельствует о составе преступления, в то время как ненаступление такого последствия позволяет ограничиться применением ст. 8.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее —КоАП РФ) о неосторожном обращении с огнем в лесах (ППл «О применении судами законодательства об ответственности…» от 18.10.2012 № 21).
  • Относительно применения гл. 12 КоАП РФ об ответственности в области дорожного движения в ППл разъяснено, что водитель — это лицо, управляющее транспортом, независимо от наличия прав на эти действия, в том числе водителем признается обучающийся вождению гражданин (п. 1 ППл «О некоторых вопросах, возникающих у судов…» от 24.10.2006 № 18).

О ППл по вопросам административного судопроизводства читайте в нашем материале «Пленум ВС РФ принял постановление о мерах процессуального принуждения по КАС РФ».

Значение постановлений Пленума для других отраслей права

ППл разъясняют применение различных отраслей законодательства, например:

  • Об электронном документообороте в судах — ППл «О некоторых вопросах применения законодательства…» от 26.12.2017 № 57. Помимо прочего, разъяснено, что смысл уголовно-процессуального законодательства предполагает возможность подачи в электронном виде документов, связанных с исполнением актов судов (п. 3 данного ППл).
  • О занятости на микропредприятиях — ППл «О применении судами законодательства…» от 29.05.2018 № 15. В ППл, в частности, разъяснено, что сотрудники микропредприятий вправе обращаться за защитой непосредственно в суд без необходимости соблюдения каких-либо досудебных процедур (п. 11 рассматриваемого ППл).
  • О судах присяжных — ППл «О применении судами некоторых положений…» от 13.02.2018 № 5. ВС РФ уточняет, помимо прочего, что утверждение запасных списков кандидатов в присяжные высшим органом исполнительной власти региона не требуется (п. 5 рассматриваемого ППл).

О позициях, изложенных в ППл по отдельным отраслям права, читайте в наших статьях по ссылкам:

Обзор отдельных постановлений Пленума за 2019 год

В 2019 году был издан ряд Постановлений Пленума ВС РФ, посвященных, в частности, следующим вопросам:

  • от 09.07.2019 № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации»;
  • от 25.06.2019 № 18 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации»;
  • от 28.05.2019 № 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации»;
  • от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»;
  • от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» ;
  • от 26.11.2019 № 49 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза» .

Итак, в настоящей статье было приведено правовое обоснование относительно юридической силы ППл ВС РФ, а также действующих ППл ВАС РФ, приведены примеры, иллюстрирующие значение ППл для развития различных отраслей права.

Читайте так же:  Черный список выезда за границу

Источник: http://rusjurist.ru/sudebnaya_praktika/yuridicheskaya_sila_postanovlenij_plenuma_verhovnogo_suda/

Постановления Пленума Верховного суда

Данные постановления не могут являться нормативными актами, законом и подзаконными актами, определяются статусом ВС РФ, закрепленным в Конституции РФ и федеральном законодательстве (de jure) и в судебной практике (de facto).

Что такое постановление Пленума Верховного Суда РФ

Постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее также — ППВС РФ) – являются «абстрактным» мнением Пленума Верховного суда РФ (толкование закона) формирующегося при Верховном суде РФ по разъяснению судьям и прокурорам порядка применения и толкования закона при принятии судебного или иного решения, основываются на кратком обобщении практики Верховного Суда и нижестоящих судов, и не являются источниками права.

Но они заполняя правовой вакуум, существенным образом влияют на правоотношения и процессуальную деятельность, тем самым фактически являются источником законодательства (также как и решения Конституционного Суда).

С учетом образования и фактических знаний большинства членов государственной думы, постановления Пленума единственная возможность покрытия правового вакуума.

Статус постановлений пленумов

Действующее законодательство не устанавливает точного статуса ППВС. Статья 126 Конституции РФ закрепляет, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики». С одной стороны, данное положение устанавливает конституционный статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ (акты, содержащие разъяснения по вопросам судеб- ной практики). С другой стороны, Конституция РФ четко не устанавливает, являются ли ППВС юридически обязательными документами. Последний момент стал предметом споров в процессе подготовки проекта Конституции РФ 1993 г.

В то же время законодательство о Высшем Арбитражном Суде РФ прямо указывает на обязательный статус постановлений Пленума этого суда. Несмотря на то что ст. 127 Конституции РФ подобна ст. 126 Конституции РФ, последующее законодательство четко устанавливает обязательность постановлений Пленума ВАС РФ.

Часть 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФК «Об арбитражных судах в РФ» 29 гласит:

«По вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации».

Более того, законодатель прямо предоставляет полномочие ссылаться на постановления Пленума ВАС РФ. Параграф 4 п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ закрепляет:

«В мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики».

Отличие постановления от решений выносимые ППВС РФ

Председатель Верховного Суда СССР В. И. Теребилов отличал решения, выносимые Пленумом Верховного Суда по конкретному делу, от постановлений Пленума. Если решения по конкретным делам являются обязательными лишь в отношении сторон по данному делу, то ППВС «обязательны не только для разрешения конкретного уголовного или гражданского дела, но и для других дел, где применяется соответствующая норма. В связи с тем, что пленарное заседание дает разъяснения правовых норм, которыми должны руководствоваться все суды при отправлении правосудия, данные разъяснения также являются юридически обязательными для органов следствия и всех тех, кто участвует в судебных разбирательствах».

Большинство споров в юридической доктрине велось по вопросу, имеют ли ППВС обязательную силу и могут ли они называться «прецедентами».

Содержание и форма ППВС как носителей новых норм права.

Издаваемые Пленумом Верховного Суда постановления аналогичны по форме актам, которые бесспорно являются юридически обязательными, когда издаются Правительством и другими органами исполнительной власти. Официально ППВС содержат толкование смысла законов «на основании и во исполнение законов», так же как это делают обычные подзаконные нормативные акты.

Юристы признали, что Постановление Пленума Верховного суда РФ могжет содержать новые нормы права, заполняющие пробелы в законах или изменяющие закон.

Подводя итог, можно выделить определенные причины, не позволяющие признавать обязательный характер за постановлениями Пленума ВС РФ:

  1. отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер;
  2. неимение Пленумом ВС РФ права нормотворчества;
  3. отсутствие возможности противостоять незаконным постановлениям Пленума ВС РФ (т.е. их нельзя обжаловать или проверить на соответствие Конституции РФ).

Пленум верховного суда сформировавший постановление, являются обязательным. Здесь необходимо оговориться, что мы рассматриваем обязательность, которая по своему содержанию не совпадает с общеобязательностью. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права.

Иными словами, свойство общеобязательности применимо к нормам права, которые действуют в отношении неопределенного круга лиц, а судебная практика имеет ограниченный субъектный состав своего воздействия и прежде всего адресована нижестоящим судам, поэтому применительно к постановлениям Пленума ВС РФ мы будем использовать понятие «обязательность».

Практика применения и позиция Судейского сообщества

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС.

Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права.

Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России. Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Позиция ЕСЧП по данному вопросу

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека. Так, в деле «Бакланов против России» заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР (далее — ППВС СССР). Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий».

Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://malina-group.com/postanovleniya-plenuma-verkhovnogo-suda/

Постановление пленума верховного суда определение
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here