Отказ в удовлетворении морального вреда

Предлагаем рассмотреть тему: "Отказ в удовлетворении морального вреда" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Отказ в удовлетворении морального вреда

г.Норильск 28 ноября 2012 года

Норильский городской суд Красноярского края

в составе председательствующего судьи Андриишин Д.В.,

при секретаре судебного заседания Узяковой З.А.,

с участием истицы Ивановой Н.А.,

представителей ответчика Елисеевой А.В., Гизатуллиной А.Р.

прокурора Бусловской Л.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ивановой Н.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» о взыскании компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

В судебном заседании истица Ивановой Н.А. настаивала на исковых требованиях по вышеизложенным основаниям, привела аналогичные доводы, дополнительно пояснив, что в ДД.ММ.ГГГГ познакомилась с Б.Л., работавшей уборщицей 1-го этажа общежития ООО «Три моря». В конце ДД.ММ.ГГГГ Б.Л. сообщила, что в ДД.ММ.ГГГГ ей необходимо на время выехать из , но ее не отпускают с работы, поскольку требуют найти замену на время отсутствия. ДД.ММ.ГГГГ Б.Л. представила Ивановой Н.А. в качестве своей замены администратору ООО «Три моря» Джихану. Ивановой Н.А. отдала Джихану копию паспорта. Иных документов у нее не требовали. Джихан сказал приступать к работе. ДД.ММ.ГГГГ истица получила по ведомости 8 000 рублей за отработанное время с 01 по ДД.ММ.ГГГГ. Последний рабочий день Ивановой Н.А. отработала ДД.ММ.ГГГГ. Заявление о приеме на работу и об увольнении Ивановой Н.А. не писала. В помещении теплоцентра, где произошел несчастный случай, хранился рабочий инвентарь уборщиц. Инцидент с Джиханом произошел 28-ДД.ММ.ГГГГ.

Читайте так же:  Раздел имущества судебные издержки

Представитель ответчика ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» Гизатуллина А.Р., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, поддержала доводы представителя Елисеевой А.В.

Прокурор – старший помощник прокурора Бусловская Л.А. полагала исковые требования необоснованными, ссылаясь на отсутствие вины ответчика в причинении вреда здоровью и, как следствие, отсутствие оснований гражданско-правовой ответственности ответчика в виде компенсации морального вреда.

Оценив доводы участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, заключение прокурора, суд полагает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ (глава 59) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст.1099 Гражданского кодекса РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 ГК РФ.

Статьей 151 Гражданского кодекса РФ установлено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Нравственные и физические страдания в связи с повреждением здоровья образуют моральный вред.

Судом установлено, что теплоцентр, где по утверждению истицы ДД.ММ.ГГГГ по вине ответчика причинен вред ее здоровью, расположен на первом этаже трехэтажного здания бытового помещения, находящегося на объекте строительства Спортивно-развлекательный комплекс «Арена-Норильск» по адресу:

Указанное бытовое помещение (именуемое сторонами общежитие) используется ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» для проживания и удовлетворения бытовых нужд работников, привлеченных к строительству СРК «Арена-Норильск» (л.д.39-48).

В этой связи обязанность по надлежащему содержанию, обеспечивающему безопасность эксплуатации (использования) помещений общежития, в том числе технических помещений, к которым относится теплоцентр, возлагается на ответчика, что не оспаривалось его представителями.

Обеспечение режима ограниченного доступа к техническим помещениям также возлагается на ответчика.

ДД.ММ.ГГГГ истица на период временного отсутствия состоящей в штате ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» уборщика производственных и служебных помещений (уборщицы) Б.Л., в порядке временной замены последней, осуществленной с разрешения администратора ответчика, выполняла обязанности уборщицы помещений первого этажа вышеуказанного общежития, что подтверждается пояснениями сторон.

Исходя из общих оснований ответственности за причинение вреда (Глава 59, ст.1064 ГК РФ) основанием для возмещения вреда, в том числе морального, является совокупность ряда условий: противоправность действия (бездействия) причнителя; причинная связь между действием (бездействием) и причинением вреда; вина причинителя.

Противоправность действия (бездействия) как условие возникновения ответственности за причиненный вред выражается в нарушении причинителем вреда и нормы права, и одновременно субъективного права потерпевшего.

С учетом приведенных истицей оснований иска, по настоящему делу противоправность действий (бездействия) и вина ответчика могла бы выражаться в непринятии мер по надлежащему (безопасному) содержанию помещений общежития.

При этом наличие либо отсутствие между истицей и ответчиком трудовых отношений само по себе не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о наличии либо отсутствии оснований гражданско-правовой ответственности ответчика компенсировать вред, в случае его причинения в результате ненадлежащего (небезопасного) состояния помещений общежития.

Согласно ст.56 Гражданского процессуального кодекса РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце 2 пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Исходя из оснований иска, вышеприведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, истице надлежало представить доказательства того, что вред ее здоровью, повлекший нравственные и физические страдания, причинен в результате ненадлежащего (небезопасного) состояния пола в теплоцентре общежития, т.е. при обстоятельствах, изложенных в исковом заявлении, — деревянная табуретка, на которую истица присела ДД.ММ.ГГГГ, провалилась в одно из отверстий в полу, прикрытом листами фанеры, после чего истица упала назад спиной.

Таких доказательств истицей не представлено, а ее доводы об обстоятельствах повреждения здоровья носят голословный характер.

В частности свидетель Г.Н., допрошенная по ходатайству истицы, пояснила, что поскольку ДД.ММ.ГГГГ подключали отопление, Глухова вместе с Ивановой Н.А., которая в период с 03 по 08 сентября мыла полы вместо уборщицы Баевой, после обеда зашли погреться в теплоцентр, находящийся на первом этаже общежития. Иванова взяла с собой скамеечку. Г.Н. не видела, как Иванова садилась на скамейку, так как повернулась к ней спиной. Повернувшись на шум, Г.Н. увидела, что Иванова лежит на левом боку рядом со скамейкой (полусидя), при этом вскриков не слышала. В это время скамейка ровно стояла на полу, в пол не проваливалась. На полу, который покрыт фанерой, повреждений либо отверстий не было. Г.Н. помогла Ивановой подняться с пола, после чего они вышли из теплоцентра и продолжили работу. Иванова после падения со скамейки и когда они в 18 часов 30 минут вместе с Г.Н. уходили домой, на боли в груди либо в голове не жаловалась, говорила про давление. В связи с падением Иванова в медпункт не обращалась. Скамейка, с которой упала Иванова, вместо ножек имеет по бокам сплошные доски с небольшими выемками внизу. Высота скамейки около 30 сантиметров. На следующий день Иванова также не жаловались на боли в связи с падением, говорила о давлении.

У суда нет оснований ставить под сомнения вышеприведенные показания, поскольку свидетель Г.Н. была допрошена по ходатайству истицы, какие-либо обстоятельства, которые указывали бы на заинтересованность Г.Н. в исходя дела, неблагоприятном для истицы, либо в искажении фактов не в пользу истицы, самой истицей не приведены и судом не установлены.

Доводы истицы о том, что о произошедшем она сразу сообщила в пояснительной записке администратору ответчика, ничем не подтверждаются.

Пояснительная записка, представленная истицей в материалы дела, не имеет отметок о принятии ее копии кем-либо из работников ответчика.

Кроме того, в опровержении доводов истицы об обстоятельствах причинения вреда, служит то обстоятельство, что при первичном обращении за медицинской помощью в травмпункт ДД.ММ.ГГГГ (спустя 10 дней после рассматриваемого случая) истица относительно обстоятельств травмы пояснила дежурному врачу, что ДД.ММ.ГГГГ упала дома ударилась грудной клеткой справа, при этом жаловалась на боли в груди, что подтверждается исследованной в судебном заседании карточкой травматика и показаниями свидетеля Х.Е. (врача-травматолога — заведующего травматологическим отделением).

Читайте так же:  Восстановление инн при утере через мфц

О том, что травма была получена не 8, а ДД.ММ.ГГГГ в теплоцентре спортивного комплекса, истица пояснила врачу на приеме ДД.ММ.ГГГГ.

Также указанной карточкой травматика и показаниями свидетеля Х.Е. подтверждается, что на рентгенограммах от ДД.ММ.ГГГГ выявлен консолидированный (сросшийся) перелом с 5 по 11 ребер справа, который (перелом) является застарелым и не мог образоваться ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно показаниям врача-травматолога Х.Е. перелом ребер консолидируется (срастается) в течение двух-трех месяцев.

В этой связи у истицы был диагностирован посттравматический перихондрит – воспаление оболочки ребра, сопровождающееся выраженным болевым синдромом.

Изложенное опровергает доводы истицы о том, что последствием ее падения в теплоцентре общежития явился перелом ребер.

Таким образом, истицей не доказано и судом не установлено противоправных действий (бездействия) ответчика, которые находились бы в причинно-следственной связи с причинением вреда здоровью истицы, также не установлено вины ответчика в причинении вреда.

Нормативные положения, в силу которых в данной ситуации на ответчика, не являющегося причинителем вреда, могла бы возлагаться обязанность по возмещению вреда, отсутствуют.

При изложенных обстоятельствах суд полагает необходимым в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В связи с тем, что решение состоялось не в пользу истицы, ее судебные расходы (почтовые услуги, набор и распечатка, ксерокопирование) взысканию с ответчика не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

В удовлетворении исковых требований Ивановой Н.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда через Норильский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья Д.В. Андриишин

Решение в окончательной форме принято 03 декабря 2012 года.

Источник: http://eliseeva-rostov.ru/document/0/0/158/

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

Видео (кликните для воспроизведения).

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Ожидания и реальность: компенсация морального вреда в российских судах

Ожидания

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Читайте так же:  Автоматизированные информационные технологии в судебном делопроизводстве

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным. В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб. Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях. Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000. При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде. Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах. В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона. Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела. Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики. Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

«Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах», – признаёт Ирина Фаст.

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб., но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб., но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»). Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии». Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст. Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Читайте так же:  Компенсация морального вреда пациенту

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

ВС: нарушение прав потребителя презюмирует обязанность компенсировать моральный вред

Судом установлено, что 15 ноября 2015 г. между покупателем и продавцом заключен договор купли-продажи портативного персонального компьютера, гарантийный срок 12 месяцев. 21 ноября 2015 г. П. направила в адрес общества, являющегося импортером указанного товара на территории РФ, претензию с просьбой возвратить стоимость приобретенного компьютера, ссылаясь на наличие в нем дефектов, препятствующих его использованию по назначению. 22 декабря 2015 г. импортер отказался принимать товар и направил П. ответ с предложением обратиться к продавцу.

Исходя из преамбулы, п. 6 ст. 5, пп. 1, 3, 5 ст. 18 закона о защите прав потребителей, покупатель вправе, обратившись к импортеру, потребовать возврата стоимости технически сложного товара в случае обнаружения в нем недостатков в течение 15 дней со дня передачи его потребителю (в случае обнаружения существенных недостатков – по истечении указанного срока) при условии возврата товара ненадлежащего качества импортеру, на котором лежит обязанность по приему такого товара у потребителя.

Надлежащее исполнение импортером этой обязанности предполагает разъяснение потребителю порядка возврата товара импортеру и организацию приемки товара у потребителя.

При этом судом апелляционной инстанции не были учтены положения пп. 5, 6 ст. 13, ст. 22, п. 1 ст. 23 закона о защите прав потребителей.

Кроме того, отказывая в удовлетворении требования истца о компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции не учел, что в силу ст. 15 закона о защите прав потребителей моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Источник: http://legal.report/vs-narushenie-prav-potrebitelya-prezyumiruet-obyazannost-kompensirovat-moralnyj-vred/

Отказ в возмещении убытков и компенсации морального вреда по мотиву злоупотребления правом

Не нашла ничего подобного ни в статьях цивилистов, ни в судебной практике. Буду признательна за подсказки для апелляционной жалобы.

Вкратце. Вред и убытки реальные, под сомнение ни ответчиком, ни судом не ставились. Противоправность действий ответчика установлена в другом деле. В иске — ссылка на него.

Но! В решении по настоящему делу — ни слова о вреде истцу и противоправности действий ответчика. Вся мотивировка — воспроизведение доводов представителя ответчика: вася сказал, что петя сказал, что вова сказал, что истец должен был сделать то-то, но не сделал. Поэтому — злоупотребил правом. Если бы истец взял на себя это «то-то» (обязанность ответчика), все было бы хорошо.

Суд находит требования истца не подлежащими удовлетворению, потому как — злоупотребление правом. Доводы ответчика подтверждаются мнением васи.

Каким правом злоупотребил истец — не сказано. В какой форме — не сказано. Из чего вытекает обязанность истца выполнять обязанность ответчика и потакать вымогательству — не сказано. Сведений о фактах, за искл. относящихся к делу, представленных истцом, — никаких. Все решение зиждется на оценочных категориях предполагаемых фактов, как истец хотел навредить ответчику, не беря на себя его обязательство (возложенное на ответчика судом, кстати). Заодно суд «установил», что истец мог бы подсуетиться и выполнить требование ответчика.

В общем, намеки на вину (умысел) истца и отсутствие вины ответчика, который предупреждал, что навредит. Но поскольку это не доказывалось, и доказано быть не может, ссылок на соответствующие нормы в решении нет. Суд применил только одну, козырную — ст.10 ГК.

И эффектная вишенка на торте: истец не представил доказательств, что ответчик причинил ему нравственные страдания (доказательства — мед. документация из неврологического отделения стационара, куда истец загремел на скорой на 2 недели с головной болью непосредственно после нарушения его нематериальных благ). Приговора суду не представлено.

Теперь доказательством нравственных страданий является приговор, оказывается.

Там состав самоуправства налицо, но прокурорские предпочитают, чтобы существенность вреда была сначала установлена в гражданском деле. Казалось бы, пустяк. Но нет — куда деликту тягаться со злоупотреблением!

— возможен ли (есть ли прецеденты или теории) отказ в защите права на возмещение убытков на основании ст.10 (санкция ч.2 наоборот)?

— возможен ли отказ в защите права по мотиву злоупотребления другими правами (какими — судом не конкретизировано, но правом на возмещение убытков очевидно злоупотребить нельзя)?

— все же, допустим ли отказ в праве или только в защите? Ведь отказ в иске в данном случае — отказ в праве собственности на утраченное имущество без возможности реализовать это право другим способом.

— коллегия прогнозируемо проигнорирует все доводы жалобы, перепишет текст решения с комментарием «суд соглашается». В кассации сошлются на » доводы жалобы направлены на переценку доказательств и вытекают из неправильного толкования норм материального права». Усматривается ли какой прием против лома в данной ситуации, при изложенных вводных? Не хотелось бы пространно и нудно комментировать собачий бред, изложенный в решении, отмечая нарушения. На что сделать упор, чтобы хоть шанс был? Отсутствие защищенных судом ценностей, прав и охраняемых законом интересов ответчика (ч.3 ст.55 КРФ)? Отсутствие признаков злоупотребления, сформулированных ст.10 и высшими судами? Или отсечь эту белиберду как не относящуюся к предмету и основаниям иска?

Источник: http://zakon.ru/discussion/2018/07/04/otkaz_v_vozmeschenii_ubytkov_i_kompensacii_moralnogo_vreda_po_motivu_zloupotrebleniya_pravom

​ВС просит судей не урезать без причин компенсации морального вреда

Как отмечает ВС в разделе, посвященном разрешению споров, возникающих вследствие причинения вреда, в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано на основании того, что невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений. Сам факт причинения таких повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда. Привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является при этом обязательным условием для удовлетворения такого иска.

С. 1953 года рождения обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что ей были нанесены побои А. 1988 года рождения, являющейся ее соседкой по коммунальной квартире. В связи с причинением ей физических и нравственных страданий истец просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением суда иск удовлетворен частично, с А. в пользу С. взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

Читайте так же:  Ходатайство в апелляционный суд о вызове свидетелей

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что каких-либо материалов, подтверждающих факт уголовного либо административного преследования А. или обращение истца в правоохранительные органы и принятие каких-либо мер в отношении ответчика, истцом не представлено.

В обоснование отказа в иске суд апелляционной инстанции указал, что материалы дела не содержат доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что причинителем вреда в том объеме, который указывает истец, является ответчик.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала указанные выводы суда апелляционной инстанции сделанными с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В п. 24 постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 г. №29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что при рассмотрении кассационных жалоб, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства (ч. 2 ст. 390 ГПК РФ). Вместе с тем, если судом кассационной инстанции будет установлено, что судами первой и (или) апелляционной инстанций допущены нарушения норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера (например, судебное постановление в нарушение требований ст. 60 ГПК РФ основано на недопустимых доказательствах), суд учитывает эти обстоятельства при вынесении кассационного постановления (определения).

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ч. 1). Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч. 4).

Частью 4 ст. 198 данного кодекса установлено, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Согласно ч. 1 ст. 195 этого же кодекса решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59–61 и 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного суда РФ следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Результаты оценки доказательств суд должен указать в мотивировочной части судебного постановления, в том числе доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства или отдает предпочтение одним доказательствам перед другими.

Данные требования в силу ч. 1 ст. 328 ГПК РФ распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Как следует из материалов дела и судебных постановлений, выводы суда первой инстанции основаны на непосредственном исследовании доказательств, в том числе объяснений сторон и показаний свидетеля. Выводы суда об оценке доказательств изложены в решении суда.

Суд апелляционной инстанции по материалам дела сделал прямо противоположный вывод о недоказанности факта причинения ответчиком телесных повреждений истцу. При этом в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного суда РФ суд апелляционной инстанции не привел никакого обоснования тому, почему он отверг приведенные судом первой инстанции доказательства, в частности медицинские документы, подтверждающие факт наличия травм, ушибов, ссадин, и показания свидетеля, прямо указавшего на нанесение ударов истцу ответчиком.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ также признала ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что невозможность установить точный объем телесных повреждений, их характер и степень является основанием для отказа в иске о компенсации морального вреда.

В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Видео (кликните для воспроизведения).

По аналогии с данным разъяснением объем причиненных телесных повреждений, их характер и степень тяжести для разрешения спора о взыскании компенсации морального вреда тоже должны быть доказаны с разумной степенью достоверности, невозможность установления точного количества, характера и степени телесных повреждений не может являться основанием для отказа в иске о возмещении морального вреда.

Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности не разрешался, суд апелляционной инстанции не учел, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности законом не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.


Указанные выше требования закона и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного суда РФ, не были учтены судом апелляционной инстанции при разрешении данного спора, что повлекло вынесение незаконного судебного акта об отказе в иске (определение № 78-КГ17-30).


Источник: http://legal.report/vs-prosit-sudej-ne-urezat-bez-prichin-kompensacii-moralnogo-vreda/
Отказ в удовлетворении морального вреда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here