Моральный вред здоровью ребенка

Предлагаем рассмотреть тему: "Моральный вред здоровью ребенка" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

Содержание

Моральный вред здоровью ребенка

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 13 ноября 2013 г. по делу N 33-7466/2013 (ключевые темы: дошкольные образовательные учреждения — нравственные страдания — размер компенсации морального вреда — нематериальные блага — травма)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 13 ноября 2013 г. по делу N 33-7466/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Кудря Т.Л,

судей Ланцовой М.В., Подвязниковой Н.А.,

с участием прокурора Липинской Е.Г.

при секретаре Гудожниковой Н.В. рассмотрела в судебном заседании 13 ноября 2013 года дело по апелляционной жалобе представителя Евтодий Е.В. — Мельничука С.А. на решение Центрального районного суда г. Омска от 02 сентября 2013 года, которым постановлено:

«Взыскать с Бюджетного дошкольного образовательного учреждения города Омска «Детский сад N » . » комбинированного вида», а при недостаточности средств — субсидиарно с департамента образования Администрации города Омска в пользу Евтодий » . » в возмещение морального вреда, причиненного здоровью несовершеннолетнего ребенка » . «, » . «., судебные расходы на оплату услуг представителя » . «., на оформление доверенности и изготовление ксерокопий документов » . «., итого » . » руб.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с Бюджетного дошкольного образовательного учреждения города Омска «Детский сад N » . » комбинированного вида» государственную пошлину в бюджет города Омска в сумме » . «».

Заслушав доклад судьи областного суда Ланцовой М.В., судебная коллегия

В процессе рассмотрения дела истец дополнила требование заявлением о возмещении судебных расходов в сумме » . «., затраченных на изготовление ксерокопий документов.

В судебном заседании истец участия не принимала, ее представитель Мельничук С.А. иск поддержал в полном объеме.

Третье лицо Евтодий В.В. ( » . «) в судебное заседание не явился, о месте и времени слушания дела извещен.

В судебном заседании представитель Детского сада Смирнова Ю.А., представитель департамента образования Администрации г. Омска Худякова А.И. иск не признали.

Представитель прокурора Центрального АО г. Омска Беглярова Е.Г. в судебном заседании полагала, что иск обоснован, факт причинения ребенку травмы в период нахождения в Детском саду нашел подтверждение в судебном заседании.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Евтодий Е.В. Мельничук С.А. просит решение суда изменить, взыскать в пользу истца сумму компенсации морального вреда в большем размере. Полагает, что судом не был учтен характер причиненных нравственных и физических страданий несовершеннолетнему: ребенок находился на лечении, испытывал физическую боль, носил гипс, не мог сам себя обслуживать, чувствовал себя неполноценным по сравнению с другими детьми, не имел возможности посещать детский сад, уроки физкультуры, не мог выполнять письменные задания в альбоме. В результате полученной травмы ребенок испытал сильнейший эмоциональный стресс, последствиями которого оказались частичная потеря сна, повышенная раздражительность и нервозность. На сегодняшний день ребенок проходит дополнительные курсы лечения по рекомендации невролога.

До начала рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции от прокурора ЦАО г. Омска поступило заявление об отказе от апелляционного представления. На основании ст. 326 ГПК РФ производство по апелляционному представлению подлежит прекращению.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте слушания дела извещены надлежащим образом ( » . «).

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения представителя истца Мельничука С.А., поддержавшего доводы жалобы, представителя БДОУ г. Омска «Детский сад N » . » комбинированного вида» Смирнову Ю.А., представителя Департамента образования Администрации г. Омска Худякову А.И., заключение прокурора Липинской Е.Г., полагавших, что основания для удовлетворения жалобы отсутствуют, судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) оснований для отмены или изменения обжалуемого решения.

Согласно ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 150 ГК РФ к нематериальным благам относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, которые неотчуждаемы и непередаваемы иным образом.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно п. 3 ст. 1073 ГК РФ с учетом разъяснений Верховного Суда РФ, изложенных в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина» от 26.01.2010 N1 в случае причинения вреда малолетним (в том числе и самому себе) в период его временного нахождения в образовательной организации (например, в детском саду, общеобразовательной школе, гимназии, лицее), медицинской организации (например, в больнице, санатории) или иной организации, осуществлявших за ним в этот период надзор, либо у лица, осуществлявшего надзор за ним на основании договора, эти организации или лицо обязаны возместить причиненный малолетним вред, если не докажут, что он возник не по их вине при осуществлении надзора.

Читайте так же:  Упрощенное производство в кассационной инстанции

В силу ст. 51 Закона РФ «Об образовании» от 10.07.1992 N3266-1 (действующего на момент возникновения правоотношений) образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников.

Пунктом 2.2 Устава БДОУ г. Омска «Детский сад N » . » комбинированного вида», утвержденного приказом директора департамента образования Администрации г. Омска от 21.09.2011 N » . «, одной из основных целей учреждения является создание оптимальных условий для охраны и укрепления здоровья, охраны жизни и укрепления физического и психического здоровья детей. Учреждение несет в установленном законом порядке ответственность за жизнь и здоровье воспитанников во время образовательного процесса (пункты 2.4, 5.3 Устава) ( » . «).

Как следует из материалов дела, » . «, » . » года рождения, является сыном Евтодий Е.В. ( » . «) и Евтодий В.В. ( » . «) ( » . «).

В соответствии с договором N » . » от 01.10.2013, заключенным между МДОУ «Детский сад N » . » комбинированного вида» и Евтодий В.В., на основании путевки департамента образования Администрации г. Омска несовершеннолетний » . » посещает МДОУ «Детский сад N » . » комбинированного вида» ( » . «).

Пунктом 1.2 договора предусмотрено, что учреждение обязуется обеспечить охрану жизни и укрепления физического и психического здоровья ребенка ( » . «).

Судом установлено, что » . » » . » в помещении детского сада была причинена травма — перелом указательного (второго) пальца правой руки (ногтевая фаланга) без смещения.

Из акта о несчастном случае с воспитанником МДОУ «Детский сад N » . » комбинированного вида» N » . » следует, что » . » в » . » часов в присутствии воспитателя » . » в игровой деятельности дети опрокинули корзину-этажерку со спортивным инвентарем, которая, упала на палец » . «. Последствиями несчастного случая явилось причинение ребенку перелома второй фаланги указательного пальца правой руки, освобождение от посещения учреждения на » . » дней. Исход несчастного случая — выздоровление, инвалидность не устанавливалась. Проведены мероприятия по устранению причин несчастного случая — закреплена этажерка, проведен инструктаж по охране жизни и здоровья детей ( » . «).

Согласно медицинским документам 30.03.2013 истец обратилась в БУЗОО «Детская городская поликлиника N » . «» в связи с травмой правой кисти несовершеннолетнего » . «.

Ребенок находился на амбулаторном лечении с диагнозом закрытый перелом фаланги П пальца правой кисти без смещения с 30.03.2013 по 20.04.2013, на сломанный палец была наложена гипсовая лангета, до 20.05.2013 освобожден от занятия физкультурой.

Факт несчастного случая, повлекшего причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, также подтверждается объяснительной директора детского сада в адрес департамента образования Администрации г. Омска от 13.03.2013 ( » . «), письменными объяснениями воспитателей » . » ( » . «), » . » ( » . «), допрошенными в суде первой инстанции в качестве свидетелей » . » (травматолог), » . » (помощник воспитателя), » . » (воспитатель), » . » (воспитатель) ( » . «).

Причинение ребенку травмы головы в результате падения шкафа не нашло своего подтверждения в судебном заседании, выводы суда в указанной части подробно мотивированы, не согласиться с ними у судебной коллегии оснований не имеется.

Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался нормами гражданского законодательства, регулирующими спорные правоотношения ( ст. 151 , 1073 Гражданского кодекса РФ), исходил из того, что получение травмы ребенком имело место в связи с его неосторожными действиями в период когда он находился под надзором детского учреждения; МДОУ «Детский сад N » . » комбинированного вида», обязанное обеспечить безопасные условия пребывания детей, соответствующий надзор за ними, не доказало то обстоятельство, что вред » . » причинен не по вине ответчика в осуществлении надзора.

При определении размера компенсации морального вреда в сумме » . » суд обоснованно принял во внимание тяжесть травмы, полученной ребенком, вследствие которой он бесспорно испытывал как физические, так и нравственные страдания; учтен малолетний возраст ребенка ( » . «) и связанные с этим нравственные переживания, страх, невозможность продолжения привычного образа жизни (не мог посещать детский сад, занятия физкультуры, выполнять задания в альбоме как другие дети и др.) в связи с наблюдением, обследованием и лечением, а также требования разумности и справедливости.

При изложенном оснований для увеличения присужденной компенсации морального вреда судебная коллегия не усматривает.

Ссылки автора жалобы на то, что в результате полученной травмы ребенок испытал сильнейший эмоциональный стресс, последствиями которого оказались частичная потеря сна, повышенная раздражительность и нервозность; на сегодняшний день ребенок проходит дополнительные курсы лечения по рекомендации невролога, сами по себе достаточным основанием к увеличению компенсации морального вреда явиться не могут, поскольку из представленных письменных доказательств, пояснений невролога в суде первой инстанции бесспорно не следует, что нарушение сна, беспокойство и раздражительность у ребенка находятся в прямой причинно-следственной связи с произошедшим несчастным случаем.

Перечисленные в апелляционной жалобе обстоятельства, а именно, что ребенок находился на лечении, испытывал физическую боль, носил гипс, не мог сам себя обслуживать, чувствовал себя неполноценным ребенком по сравнению с другими детьми, не имел возможности посещать детский сад, уроки физкультуры, не мог выполнять письменные задания в альбоме, правомерно учтены судом при определении размера компенсации морального вреда.

Иных доводов апелляционная жалоба не содержит, другими лицами, участвующими в деле, решение не обжалуется.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, определены судом верно, представленные доказательства оценены правильно в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда в соответствии со ст. 330 ГПК РФ не допущено, судебная коллегия, проверив решение суда в пределах доводов апелляционной жалобы в порядке ст. 327.1 настоящего Кодекса, не находит оснований для его отмены.

Руководствуясь ст. ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Центрального районного суда г. Омска от 02 сентября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу, — без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/118144052/

Пациенты против больниц: шесть дел о компенсации морального вреда

Ошибку нижестоящей инстанции исправил Хабаровский краевой суд в деле Ольги Власовой* (№ 2-693/2019). Её мать лечили в районной больнице, а потом она умерла от осложнений. Дочь обвиняла врачей в том, что они провели неполные исследования, поэтому мать скончалась. Экспертиза подтвердила недостатки медпомощи. Но районный суд отказал Власовой: он счёл, что она не доказала вину больницы, а также причинно-следственную связь поведения врачей и смерти матери.

С этим не согласился краевой суд. Вина ответчика действительно не доказана, согласилась апелляция. В то же время экспертиза подтвердила недостатки оказания медпомощи. И именно больница должна доказать, что провела неполное исследование не по своей вине. Поскольку это не подтверждено, то Власовой присудили компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Такой правоприменительный подход, к счастью для пациентов, сформировался в судах в последнее время, комментирует Ирина Фаст из Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × . «Если сравнивать с практикой прошлых лет, то тогда пациент всегда должен был доказывать факт нарушения его прав, что было крайне сложно», – отмечает эксперт.

Читайте так же:  Узнать задолженность для выезда за границу бесплатно

Директор «Правового медконтроля» Марина Агапочкина видит недостатки в судебном акте апелляции. Суд возложил ответственность на больницу, потому что экспертиза подтвердила недостатки оказания медпомощи. Но также должна быть установлена причинно-следственная связь между этим недостатком и смертью матери Власовой, а в судебном акте апелляции этого вывода нет, обращает внимание Агапочкина.

В России нет официальной статистики дефектов оказания медицинской помощи, но некачественная и неполная диагностика – одна из главных причин осложнений и смертности пациентов, утверждает Фаст. О том, что врачи должны выполнять все стандарты, напомнил Пензенский областной суд в деле № 33-3390/2019. В суд на больницу ФСИН подал Владимир Свиридов*. Он утверждал, что ему не назначили необходимых обследований. Первая инстанция отклонила иск. Она учла, что непроведение одного из исследований не нарушает приказ Минздрава об утверждении стандарта первичной медико-санитарной помощи при заболевании Свиридова.

Иного мнения оказалась апелляция. Она сочла, что пациенту, напротив, не назначили обследования и лечения, которые включены в минимальный объём медпомощи по его болезни. Обратного больница не доказала. Также она не опровергла свою вину. С такими выводами областной суд назначил Свиридову компенсацию в размере 50 000 руб.

Стандарты медицинской помощи предусматривают определённую частоту предоставления конкретного мероприятия (лечебного или диагностического) – от 0,1 (предоставляется 10%) – до 1 (предоставляется 100%), делится Агапочкина. «Если эксперты пришли к выводу, что ответчик не провёл диагностические мероприятия, предусмотренные стандартом с частотой предоставления «1» или «100%», то нарушение нормативного стандарта имеется», – говорит эксперт.

На это указал Челябинский областной суд в деле № 11-9861/2019. Истцы не смогли прикрепиться к одной из городских больниц из-за «превышения плановой мощности медорганизации». Также им указали, что их адрес не относится к территории обслуживания больницы. Этот отказ признал законным суд первой инстанции, который учёл перегрузку учреждения.

Но закон не даёт больнице право отказать в прикреплении, возразила апелляционная тройка судей. Также застрахованное лицо не ограничено в выборе медицинской организации. Поэтому областной суд обязал ответчика взять истцов на медицинское обслуживание и присудил им по 500 руб. компенсации морального вреда.

По этой причине Верховный суд Якутии отказал Анастасии Струковой* в выплатах с поликлиники, где лечилась её мать при жизни. Первая инстанция присудила истице ряд выплат, в том числе 120 000 руб. компенсации морального вреда, потому что экспертиза подтвердила дефекты врачебной помощи.

Но при этом ни один из них не привёл к смерти пациентки. На это обратила внимание апелляция. Это могло указывать, что неправильная медпомощь причинила вред матери Струковой, за что она могла бы получить компенсацию. Но право на компенсацию морального вреда неразрывно связано с личностью потерпевшего. Следовательно, Струкова не могла получить его по наследству. С таким обоснованием апелляция отказала в иске по делу № 33-1048/2019.

В деле № 33-8112/2019 иск подала Ирина Бородина* в интересах себя и маленького сына-инвалида. Ему ежедневно требовались инсулиновые иглы и тест-полоски, но детская поликлиника не выписывала рецепты со дня постановки на учёт. Поэтому мать покупала их сама год и два месяца, а затем решила вернуть потраченные суммы, а также компенсировать моральный вред. Первая инстанция взыскала убытки, но во втором требовании отказала. Ведь законы не предусматривают компенсаций морального вреда, если нарушается право инвалида на лекарственное обеспечение.

Но даже если в законе нет прямого указания, то это не всегда значит, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда, возразил Иркутский областной суд. Право на бесплатные медицинские изделия помогает человеку поддерживать необходимый жизненный уровень. Если оно нарушается, то это угрожает здоровью и подрывает достоинство личности, указала апелляция.

В итоге больницу обязали обеспечить ребёнка всем необходимым и взыскали компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

«Необеспечение жизненно необходимыми лекарствами создаёт реальную угрозу жизни больного, – комментирует Фаст. – Это повод взыскать компенсацию морального вреда». По словам эксперта, практика по этому вопросу сформировалась. Основные сложности подобных дел – долгая процедура доказывания, ведь в основном пациентам отказывают устно, а не письменно, рассказывает Фаст. Другой минус – низкие размеры компенсации морального вреда. «Можно судиться шесть месяцев и получить 5000 руб.», – говорит юрист.

Норму применил Хабаровский краевой суд в деле № 33-7165/2019, где общество защиты прав потребителей подало иск к частной клинике. Там провели операцию на глаза девочке Наталье Линник*, после чего у неё на лице остались шрамы. Как утверждала мать, об этом их никто не предупредил. В пользу этого говорило информационное добровольное согласие, подписанное перед операцией. Апелляция решила, что его текст «не даёт сделать однозначный вывод о том, что ответчик в доступной форме предоставил всю информацию о целях, методах медпомощи, связанных рисках, осложнениях и последствиях». С таким обоснованием тройка судей постановила взыскать с больницы 100 000 руб. компенсации морального вреда и 50 000 руб. штрафа.

Источник: http://pravo.ru/story/217005/

Моральный вред здоровью ребенка

Компенсация морального вреда несовершеннолетним

Видео (кликните для воспроизведения).

Также крайне важно отделить определение морального вреда лицам, которым он причинен, от субъективного восприятия причиненного морального вреда лицами, защищающими их и подающих от их имени исковые заявления.

Так при компенсации морального вреда несовершеннолетним в правоприменительной практике возникают ряд проблем: во-первых, неадекватный уровень самооценки по причине еще не полностью сформировавшейся личности самого несовершеннолетнего, его неполная дееспособность; во-вторых, отсутствие у несовершеннолетнего права подавать исковое заявление в защиту своих интересов.

В первом случае стоит отметить, что критерий самооценки является решающим при компенсации морального вреда конкретному несовершеннолетнему (ребенку), недееспособному лицу, так как размер компенсации определяется с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего, что регламентируется п. 2 ст. 1101 ГК РФ.

Размер компенсации морального вреда за несовершеннолетнего по общему правилу, определяют родители, точнее, тот размер, который хотят получить, поскольку размер такой компенсации определяется в России только судом. Таким образом, размер компенсации морального вреда оценивается родителями на основе присущих им индивидуальных особенностей, в том числе к ним относят и собственную самооценку, однако, не всегда совпадают индивидуальные особенности родителей и ребенка. На этом основании суду должен четко разграничивать исковые заявления родителей о компенсации морального вреда, причиненного родителям (если, к примеру, с их ребенком случилось несчастье), и исковые заявления, направленные на компенсацию морального вреда, причиненного самому ребенку.

По Гражданскому процессуальному кодексу РФ ребенок не может подавать исковое заявление до достижения возраста 18 лет, т.е. до совершеннолетия (ч. 1 ст. 37 ГПК РФ), вместо него такое заявление подают его законные представители, родители, а при отсутствии родителей — орган опеки и попечительства. В связи с этим возникает вопрос: кто будет «индивидуализировать» моральный вред, причиненный ребенку, если самостоятельно он этого сделать не может? Практика дает следующий ответ: интерпретация размера компенсации морального вреда происходит через законных представителей несовершеннолетнего, который своего мнения по данному вопросу не высказывает, хотя его мнение в некоторых гражданских делах узнать просто необходимо. Особенно это актуально для подростка, достигшего возраста 14 лет, когда он уже осознает многие вещи.

Читайте так же:  Моральный вред в рамках уголовного дела

Данное утверждение спорно, так как дети в возрасте от 14 до 18 лет способны оценивать ситуацию, в которой они находились, а именно говорить о ней как об опасной, неопасной, очень опасной. Также несовершеннолетние способны интерпретировать фразы в их адрес, как угрозу, отсутствие угрозы, оскорбление, нецензурную брань и т.д. Ситуации, когда суд отказывает в удовлетворении ходатайства, возникают по таким делам, по которым о проведении опроса несовершеннолетнего ходатайствует ответчик, поскольку это может существенно повлиять на размер взыскиваемой судом компенсации морального вреда, как правило, в сторону уменьшения. Также общеизвестным фактом является то, что многие дети в возрастном промежутке от одного года до десяти лет лишены чувства опасности. Попадая в критическую ситуацию, они не переносят той стрессовой нагрузки, характерной для взрослых, воспринимая происходящее в игровой форме. Неверным будет взыскание компенсации морального вреда, исходя из тех нравственных страданий, которые перенес родитель несовершеннолетнего, беспокоясь за жизнь ребенка, а не сам несовершеннолетний, который, мог напротив испытывать положительные эмоции.

При таких гражданских делах наиболее полную информацию об эмоциональном состоянии ребенка, пережившего стрессовую ситуацию, может предоставить эксперт-психолог, указав также в своем заключении помимо конкретных эмоций несовершеннолетнего ряд его индивидуальных особенностей, которые могут помочь при определении размера компенсации морального вреда: эмоциональная ранимость или эмоциональная устойчивость к стрессовым ситуациям, характер, темперамент. В данном случае речь идет о несовершеннолетних в возрасте от одного года до десяти лет. Как полагает Т. Будякова, применение критерия индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда в наибольшей степени отражает происходящее, если в процессе оценки степени физических и нравственных страданий применять специальные психологические, медицинские и иные познания.

Таким образом, несмотря на то что ряд авторов отказывается признать возможность применения категории морального вреда к несовершеннолетнему в силу недостаточной сформированности психики последнего, стоит отметить ,что законодатель делает акцент на учет мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста, исходя из формирования необходимого для объективной оценки опасной для жизни и здоровья ситуации, что подтверждает те точки зрения, которые отталкиваются от допустимости применения к такому специфическому субъекту как несовершеннолетний такого понятия как моральный вред.

Источник: http://voxlex.ru/civilis/grazhdanskoe-pravo/49-kompensatsiya-moralnogo-vreda-nesovershennoletnim.html

Моральный вред здоровью ребенка

С точки зрения законодательства случаи, когда ребенку причиняется вред его няней, ничем не отличаются от любых других причинений вреда гражданину, умышленно или по неосторожности.
Однако у рассматриваемой ситуации есть некоторые особенности.

— Кто может представлять интересы ребенка в суде и иных государственных органах?
— Родители ребенка (либо его усыновители) являются законными представителями ребенка во всех государственных органах и действуют от его имени и в его интересах без доверенности. Однако в случаях, когда требуется более квалифицированная помощь юриста, родители ребенка могут также обратиться к адвокату либо иному лицу, выбрав его представителем ребенка и выдав ему соответствующую доверенность. Это ни в коем случае не исключает их права присутствовать в суде или при любых других процессуальных действиях и пользоваться всеми своими правами как законного представителя.

Источник: http://www.granatmc.ru/articles/sovety_advokata_zashchita_prav_rebyenka/

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем

Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь. В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье. В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда. В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом. Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д. Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших. Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях. По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

Читайте так же:  Сроки обжалования апелляционного суда кассационный суд

Таким образом, для минимального размера компенсации:

телесные повреждения – А (сумма), легкий вред здоровью – В (сумма), средней тяжести вред здоровью – С (сумма), тяжкий вред здоровью – Д (сумма), смерть – Е (сумма).

Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы. Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию. Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена. В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше. При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

Источник: http://www.advgazeta.ru/mneniya/kompensatsiya-moralnogo-vreda-za-zhizn-i-zdorove-puti-resheniya-problem/

Постановление президиума Свердловского областного суда от 02.02.2005 по делу n 44-Г-30/2005 Взыскивая в пользу ребенка и его матери компенсацию морального вреда, суд первой инстанции признал доказанным факт причинения нравственных и физических страданий как самому ребенку, так и его матери, определив размер компенсации морального вреда в пользу каждого из них исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом требований разумности и справедливости, в соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 2 февраля 2005 г. Дело N 44-Г-30/2005

Источник: http://www.lawmix.ru/obsh/44012

Моральный вред ребенку

  • Бывшая не даёт общаться с ребёнком могу ли я подать на моральный вред.
  • Как правильно составить исковое заявление за приченение морального вреда ребёнку.
  • Платится ли гос пошлина если подавать на моральный вред при ДТП с гибелью ребенка.
  • Публикации
  • Возмещение морального вреда
  • Моральный вред
  • Компенсация морального вреда
  • Сумма морального вреда
  • Моральный вред иск суд

Советы юристов:

9.4. Согласно Определению Верховного Суда РФ от 03.02.2012 N 53-В 11-19

По смыслу п. 1 ст. 418 ГК РФ обязательство компенсировать причиненный моральный вред может быть исполнено должником, так как неразрывно связано именно с его личностью. Правопреемство в данном случае законодательством не предусмотрено.

13.1. Как наказать участкового за моральный вред?

О! Ну конечно! «Наказать», да ещё и «моральный вред»! :sm_ap:
Какое доброе желание! :sm_ay:
Легко! Достаточно предъявить иск и взыскать компенсацию морального вреда. :sm_bk:

16. Осуждена по статье 264 ч 3

Несовершеннолетний ребёнок, дали отсрочку до 27 года наказание-2 года колонии поселения.
Плюс моральный вред 900 тыс.
Выплачено 350
Сейчас вышла замуж и родила второго ребёнка.
Начальник гуфсин подал ходайтсво в суд о снятии судимости и отмене отсрочки-удовлетворили.
Сейчас назначен ещё один суд-потерпевший утверждает что я уклоняюсь от обязанностей мамы и злостно уклоняюсь от выплат.
Может ли областной суд отменить решение суда.?

Источник: http://www.9111.ru/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4_%D1%80%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D1%83/

Моральный вред здоровью

  • Какое наказание за нанесение морального вреда здоровью?
  • Какой может быть моральный ущерб за приченение вреда здоровью по неосторожности?
  • Как составить исковое заявление о моральном уцербе при тяжком вреде здоровью.
  • Сколько будет компенсация за средний вред здоровью при ДТП? Без морального вреда.
  • Как определить сумму морального ущерба при тяжком вреде здоровья после дтп.
  • Публикации
  • Возмещение морального вреда
  • Моральный вред
  • Компенсация морального вреда
  • Сумма морального вреда
  • Моральный вред иск суд

Советы юристов:

4.5. Доброго Времени суток!

Существует таблица выплат по ОСАГО, которая связана ТОЛЬКО с группой инвалидности, и не зависит от степени вреда здоровью.
Зависит от имеющихся у ВАС травм определенных органов
Удачи ВАМ! Всегда рады помочь

5.1. Надо ли проходить комиссию заново как требуют в кабинете платного медосмотра.

Можете заявить от 500 тыс. до 1 млн. рублей.

Источник: http://www.9111.ru/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4_%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D1%8E/

Ожидания и реальность: компенсация морального вреда в российских судах

Ожидания

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

Читайте так же:  Апелляционная жалоба общая юрисдикция образец

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным. В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб. Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях. Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000. При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет). Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде. Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах. В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона. Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела. Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики. Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

«Высокие цифры компенсаций – от миллиона рублей – это своего рода подвиг для судьи, особенно в регионах», – признаёт Ирина Фаст.

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб., но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб., но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»). Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии». Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст. Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

Моральный вред здоровью ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here