Моральный вред миллион рублей

Предлагаем рассмотреть тему: "Моральный вред миллион рублей" с комментариями профессионалов. Мы старались разъяснить все понятным языков и полностью раскрыть тему. Внимательно причитайте статью и, если возникнут вопросы, вы можете их задать в комментариях или напрямую дежурному консультанту.

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

Миллион рублей в качестве морального вреда

Миллион рублей в качестве морального вреда постановил взыскать со столичного парка «Дружба» в пользу 25-летней москвички Басманный районный суд. По словам девушки, которая едва не погибла под упавшим на нее «аварийным» деревом, справедливости ей пришлось добиваться около трех лет.

Как уже писал «МК», ЧП со студенткой Академии им. Скрябина Ириной Гущиной случилось в начале сентября 2015 года, когда она возвращалась домой по главной аллее парка и проходила мимо двух сухих берез. Неожиданно одна из половинок трухлявого дерева обломилась и упала прямо на голову девушке. В Боткинской больнице девушке поставили неутешительный диагноз — тяжелая закрытая черепно-мозговая травма, перелом свода черепа с переходом на основание, огромная эпидуральная гематома. «Тогда мне врачи говорили, что я выжила чудом — спас молодой организм», — рассказал «МК» Ирина, пережившая кому.

По словам девушки, после лечения она два года пыталась добиться справедливости — писала письма президенту, депутатам, но все без толку. Инцидент в парке, который находится в ведении музейно-паркового комплекса «Северное Тушино», пытались списать на несчастный случай и виновного в произошедшем даже не стали искать. В итоге в феврале 2018 года Ирина обратилась за помощью к профессиональному юристу. В гражданском иске адвокат указала сумму компенсации морального вреда в три миллиона рублей. В нее были включены траты на многочисленные реабилитации, лечение, лекарства, которые Ирина принимает по сей день.

— Мне было очень тяжело оценить моральный вред от того, что я потеряла свое здоровье, стала инвалидом, — это не стоит никаких денег, — рассказала «МК» Ирина. — Я, например, уже никогда не смогу кататься на коньках, роликах, велосипеде. Меня постоянно мучают головные боли. Мне с трудом даются поездки в метро, поездки на транспорте по неровным дорогам и много всего еще. Я постоянно принимаю определенные лекарства, прохожу реабилитации. По специальности я должна была бы заниматься зоогенетикой — у меня два красных диплома, но пока вынуждена сидеть дома. Я очень рада, что суд встал на мою сторону. Но если бы вы знали, сколько ушло сил, чтобы справедливость восторжествовала. Ведь это был не несчастный случай, как это пытались преподнести, а чья-то банальная халатность.

Возможно, теперь с учетом решения суда руководство парка будет вынуждено все-таки заняться поиском виновника, с которого нужно взыскать сумму компенсации.


Источник: http://pikabu.ru/story/million_rubley_v_kachestve_moralnogo_vreda_6300833/author

Предъявили иск о возмещении морального вреда на сумму 1 миллион рублей

Добрый день! Уточните кто в иске указан как ответчики? Данный иск могут подать в отношении водителя который управлял автомобилем и суд может его удовлетворить или отказать. В данном случае Вам необходимо подготовить подробное мотивированное письменное возражение на исковое заявление в соответсвии с ГПК РФ. Вы сможете мне прислать иск, я посмотрю и скажу более точнее[email protected]

Читайте так же:  Заявление в суд по интеллектуальным правам

Уважаемый автор темы вы к сожалению будете платить хоть и не виноваты.Единтсвенное вопрос встал в сумме. И не присудят такую сумму. Пишите возражение на такую сумму.

В силу статьи 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вредпричинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда , имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда . Независимо от вины причинителя вредаосуществляется компенсация морального вреда , если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (1100 ГК РФ).

Источник: http://www.yurist-online.net/question/139218

Россияне получают компенсации за моральный ущерб в 100 раз меньше, чем считают справедливым

Лента новостей

Все новости »

Если по мнению россиян компенсация должна быть почти 9 млн рублей, то на практике эта сумма составляет около 82 тысяч рублей

Фото: depositphotos.com —>

Россияне считают, что компенсация за боль и страдания в связи с потерей здоровья или близких должна в среднем составлять 8,77 млн рублей. К такому выводу пришли эксперты Ассоциации юристов России совместно с Финансовым университетом (исследование есть в распоряжении Business FM). На практике размер средней компенсации — около 82 тысяч рублей.

Business FM поговорила с мамой пострадавшего ребенка. Мальчик попал под машину, был в коме, остался инвалидом. Водитель скрылся с места преступления, суд признал его виновным в аварии. В качестве компенсации морального вреда запрашивали миллион рублей на ребенка и 500 тысяч рублей матери. Но присудили всего 200 тысяч и 50 тысяч рублей соответственно.

— Он был в коме, теперь вот черепно-мозговая травма открытая. Когда он из комы вышел (это было в Нижнем Новгороде), он не разговаривал, был наполовину парализован. Глаз был закрытый, сейчас открылся, но он им практически не видит ничего. Состоим на учете у психиатра, у невролога, лечение теперь пожизненное на таблетках. Заново учились ходить, говорить. Обратились в суд, изначально дело шло, страховая выплатила спустя восемь лет после травмы. В январе был приговор, потом подавали они на апелляцию в апреле. Запрашивали мы миллион на ребенка и 500 тысяч на меня. По факту суд присудил 200 тысяч ребенку и 50 тысяч мне. Я считаю, что это несправедливо. Такие люди должны наказываться больше. Если их не сажают за это, то хотя бы материально они должны ответственность какую-то нести.

— Почему через восемь лет только?

— Когда это все случилось, он был в коме. Я бегала, мне говорили: «Вы ничего не добьетесь». Нейрохирург у нас был, он мне сказал: «Занимайтесь сейчас ребенком, прекратите все суды, или вы упустите шанс и он останется у вас овощем на всю жизнь». Я мать-одиночка, бабушка с дедушкой помогали.

— Как суд объяснил, что не считает необходимым компенсировать вам потраченное на лечение? Сами документы о том, сколько стоило лечение, вы, конечно, показали?

— Сами документы я предоставляла, но там ксерокопии были. Первое время только собирали, потом уже ничего не собирали. Все эти лекарства копились коробками.

— Будете оспаривать это дальше?

— Честно говоря, просто нет сил на это на все. То, что они присудили, начали только сейчас выплачивать маленькими суммами — по 1800 рублей.

Проблема в том, что в российском законодательстве нет каких-либо нормативов по компенсации, чтобы человек мог понимать, на какую сумму в суде он может претендовать, говорит адвокат Ирина Фаст.

— За самое ценное — за жизнь, здоровье — люди, к сожалению, получают копейки. Очень сложно объяснить человеку, почему так происходит. Потому что даже мы — юристы, адвокаты — не можем понять. У суда, я думаю, тоже нет ответа на вопрос, почему именно в эту сумму они оценивают.

— Когда услуги юриста стоят дорого, компенсации сильно занижены, есть какие-то варианты апелляций?

— У нас материальный ущерб за лечение, реабилитацию по закону должен возмещаться в полном объеме, и это не моральный вред. Но у нас если что-то происходит с ребенком или с близким, кто за ним ухаживает? Близкие. Там нет никаких квитанций, договоров о том, что какие-то деньги платят. Соответственно, в суде они не могут претендовать ни на какие выплаты. Да, они теряют время свое — и рабочее, и человеческое, но это не компенсируется. Что касается морального ущерба, то, конечно, есть процедура обжалования в следующей инстанции, но на практике, к сожалению, у нас позиция вышестоящих инстанций заключается в том, что они не вмешиваются уже в решение, которое принято нижестоящей инстанцией. Иногда бывает иначе, но это происходит крайне редко.

Юристы говорят: единственное решение — сформировать конкретные критерии по суммам компенсаций. В подавляющем большинстве западных стран эти выплаты строго урегулированы. Прописаны расчеты и ориентиры, которые регулярно пересматривают и утверждают, на них могут опираться суды, когда выносят решения.

Источник: http://www.bfm.ru/news/430144

Обидный тариф

В Нижнем Новгороде электромонтер сорвался со стремянки. Падение вышло крайне неудачным: мужчина получил сложный перелом плеча, перенес несколько операций и в конечном счете утратил 30 процентов профессиональной трудоспособности. Суд счел, что работодатели должны отвечать за то, что не создали безопасных условий электромонтеру. Поэтому в пользу работника была взыскана компенсация морального вреда — пять тысяч рублей.

А в Москве сотрудники специализированного салона для груминга домашних животных во время стрижки повредили лапы мейн-куна — это такая порода кошек. Теперь животное больше не может опираться на задние конечности. В ветеринарной клинике питомцу диагностировали переломы шейки бедра, провели операцию по удалению обоих суставов.

Безусловно, грумеры в ответе за тех, кому навредили: владельцы кота по решению суда получили в качестве компенсации морального вреда десять тысяч рублей. В два раза больше, чем сорвавшийся со стремянки электрик.

Более того, компенсация за травмированного кота вышла такой же, как компенсация за гибель близкого родственника под колесами поезда. В Ростове-на-Дону суд как раз взыскал в пользу матери и брата погибшего мужчины десять тысяч рублей.

Как рассказывает председатель комиссии Ассоциации юристов России по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирина Фаст, примеры крупных взысканий, когда назначаются миллионы рублей, единичны. Они есть, но, увы, пока правовой погоды не делают.

«Согласно официальной статистике Судебного департамента при Верховном суде РФ, средний размер компенсации за жизнь и здоровье в первом полугодии 2019 года составил 84 тысячи рублей, — рассказывает Ирина Фаст. — Это означает, что крупные, миллионные, взыскания присуждаются крайне редко, а основная масса пострадавших людей получает за вред здоровью или потерю близкого от 50 тысяч до 200 тысяч рублей».

Читайте так же:  Правило получения разрешения охотничье оружие

Всего, по ее данным, в этом году компенсации получили 14 тысяч взыскателей. Разброс сумм велик. В Республике Коми девочка в ходе занятий в танцевальном коллективе получила травму позвоночника и провела в больнице двадцать один день. Руководители клуба, где все произошло, пытались доказать, что ребенок проявил неосторожность, то есть сам виноват. Суд с этим не согласился и взыскал в пользу родителей за моральные страдания пять тысяч рублей. То есть тоже в два раза меньше, чем за кота.

А медики Петропавловска-Камчатского заплатят 6 миллионов рублей родителям мальчика, который стал инвалидом из-за бездействия врачей. Родители, заметив симптомы, пытались получить помощь, но врачи не видели проблем, пока болезнь не зашла далеко.

Московский же областной суд взыскал с убийц 10 миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда вдове убитого.

Сейчас специальная комиссия Ассоциации юристов разрабатывает методику определения размера морального вреда. Идея проекта в том, чтобы дать судьям определенные ориентиры для назначения компенсаций. Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что в похожих ситуациях, например, потери близкого, не должно быть такого разброса — от копеек до миллионов.

«Руководство Верховного суда не раз высказывалось против необоснованного занижения размеров присуждаемых выплат, в том числе компенсаций морального вреда. Однако нижестоящие инстанции на эти высказывания не реагируют, ситуация по взысканиям не меняется: суммы по-прежнему разные, и в массе своей мизерные», — рассказывает Ирина Фаст.

Кстати, не так давно председатель Совета судей России Виктор Момотов заявил, что в Верховном суде будет проработан вопрос о возможности подготовки новых разъяснений по вопросу о компенсациях морального вреда. «Нельзя не отметить, что Верховный суд уделяет значительное внимание институту компенсации морального вреда, формируя единообразную судебную практику по целому ряду социально значимых категорий дел», — подчеркнул Виктор Момотов.

Какие нововведения предлагает закон о цифровом нотариате:

Источник: http://rg.ru/2019/12/26/reg-ufo/metodiku-opredeleniia-razmera-moralnogo-vreda-dorabotaiut.html

Сколько должен стоить моральный вред?

«Гражданская ответственность за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, должна быть ощутимой, а компенсация должна быть разумной и справедливой»,— заявил 11 февраля председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев.

Юрий Антонов, народный артист России, истец по делу о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 млн руб.:

— Моральный вред у нас по большому счету никогда не учитывался. В остальном мире это существенное материальное наказание, поэтому я приветствую слова Вячеслава Лебедева. Я несколько раз попадал в ситуации, когда нанесенный мне моральный вред был много важнее, чем все остальное. Оценка морального вреда должна зависеть от значимости проступка. Одного оскорбили словами, другого ударили, третьего — еще чем-то. Главное, чтобы у суда были развязаны руки, а в наших судах с «телефонным правом» это проблема. Наконец, у судьи должна быть кристально чистая совесть. Вы видели у нас такого судью? Я — нет. И суд не единственная проблема. У общества отсутствует правовая культура. Да и культура поведения, общения. Посмотрите, что происходит на дороге! Люди готовы бить друг другу морды.

Владимир Сунгоркин, главный редактор «Комсомольской правды»:

— Раз это называется «моральный вред», его и возмещать надо морально. Например, обязать приговором суда опубликовать извинение. Вот нанес я вам моральный вред, сказал: «Вы, дорогой товарищ, глупы как пробка». Вы отвечаете, что не глупы как пробка и я вам нанес моральный ущерб. Мы идем в суд, и суд решает, чтобы я, Сунгоркин, извинился перед вами в журнале «Деньги». Причем извинился правильно и красиво, сказал, что я был не прав, и т. д. Мне кажется, так должно быть. А побои и прочее не нужно втягивать в моральный ущерб. Нужно четко разделять мораль и материальные понятия. А возмещение за физический ущерб давно отработано. Сейчас очень много спекуляций на этой теме. И часто люди заявляют, что испытывают нравственные страдания. Но мы-то знаем, что человек ничего не испытывает, потому что последний раз он испытывал нравственные страдания 40 лет назад, когда у него конфету отобрали. Но пойди докажи.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2394274

Моральный ущерб. Сколько?

Ежегодно суды взыскивают миллиарды рублей в качестве компенсаций морального вреда. Однако, как полагают многие эксперты, человеческая жизнь и наши страдания явно недооценены. Более того, на практике получается широкий разброс цен: в аналогичной беде люди могут получить компенсации, отличающиеся в десятки раз. Где-то много, где-то почти ничего.

Министр юстиции России Александр Коновалов предложил подумать над установлением единых критериев при определении компенсаций, в том числе, возможно, прописать минимальные тарифы компенсации морального вреда.

«Действительно, вызывает недоумение, если не ужас, колоссальный разброс в размерах назначаемых возмещений морального вреда по более или менее одинаковым случаям в судебной практике, — отметил Александр Коновалов, выступая в Совете Федерации. — На мой взгляд, подход судов должен быть более консолидированным, единообразным. Здесь можно найти разумное, корректное решение, которое позволит свести практику к единому знаменателю. Мы считаем, что минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установить».

Свежие примеры: в Саратове водитель некоей фирмы насмерть сбил на пешеходном переходе 55-летнего мужчину. Жена погибшего подала в суд на компанию, обязанную отвечать за сотрудника, и получила 150 тысяч рублей моральной компенсации. В Тольятти примерно в это же время пожилой водитель также сбил на переходе двух 20-летних парней, один погиб, другой получил серьезные травмы. Суд обязал виновника заплатить родителям погибшего миллион рублей. Наверное, резонно поинтересоваться, почему такая разница?

Сегодня четких ориентиров нет. Каждый раз судьи решают этот вопрос отдельно, исходя из собственных представлений о цене слез. Моральный вред за гибель близкого человека могут оценить и в 5 тысяч рублей.

Это — официально зафиксированный минимум из судебной практики.

«Вопрос назрел давно: сегодня судьи при определении размера компенсации учитывают степень вины нарушителя и другие обстоятельства, — рассказал «РГ» председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — В результате суммы компенсаций морального вреда за гибель близкого человека колеблются от нескольких тысяч до 15 миллионов рублей. Причем верхняя планка — единичный случай. Зачастую назначается менее 2-х миллионов рублей».

По его мнению, необходимо не только установить минимальный размер, но и разработать некие критерии, на которые могли бы ориентироваться суды для расчета суммы возмещения морального вреда.

«Вряд ли стоит устанавливать твердые тарифы для разных случаев, так как у судей все же должна быть возможность учитывать особенности конкретной ситуации, — говорит Владимир Груздев. — Скорее всего, могут быть какие-то ориентировочные показатели, примерная шкала. В какой форме должны быть приняты такие критерии, также вопрос обсуждаемый. Ассоциация юристов России намерена провести экспертное обсуждение проблемы и подготовить предложения для законодателей».

Читайте так же:  Статистика по делам несовершеннолетних

Как утверждает адвокат Ирина Фаст, сегодня реальные размеры компенсаций морального вреда в случае смерти в 51 раз ниже научно требуемых.

«Необходимо отметить, что по некоторым категориям дел компенсация морального вреда — единственная выплата, на которую может рассчитывать потерпевший или родственник погибшего. Например, трудоспособная супруга в связи с гибелью ее супруга, родители в связи с гибелью ребенка, брат в связи с гибелью сестры и т.д., — говорит Ирина Фаст. — При определении размера компенсации морального вреда суды руководствуются, как это определено ст. 1101 Гражданского кодекса РФ, требованиями «разумности и справедливости». Такое законодательное регулирование не позволяет в должной мере обеспечить принципы равенства, разумности и справедливости и вызывает серьезные проблемы в правоприменительной практике».

По ее словам, правовые традиции складываются таким образом, что максимальные размеры компенсаций присуждаются потерпевшим от преступлений. При этом наличие статуса «жертвы преступления» не гарантирует достойного размера компенсации морального вреда.

На размер компенсаций влияет, например, как вел себя потерпевший. Одно дело, если человек мирно шел по улице и на него напали грабители. Другое, когда выпивал вместе с будущим преступником и даже затеял ссору.

«Поведение самого потерпевшего, как показывает исследование, также имеет значение при определении размера компенсаций, — говорит Ирина Фаст. — Согласно российскому законодательству отказ в возмещении вреда по некоторым категориям дел недопустим, а значит, даже если пострадавший «сам виноват», он имеет право на получение компенсации. Более снисходительно суды относятся к пострадавшим при отсутствии их вины в возникновении вреда, тем не менее размер присужденных компенсаций различается несущественно — среднее значение в пределах 20 процентов».

Некоторое время назад Финансовым университетом при правительстве РФ были проведены расчеты юридической стоимости человеческой жизни.

«При проведении расчетов использован комплексный подход, учитывающий макроэкономические расчеты, данные по доходу населения, продолжительности жизни, данные социологических исследований, — рассказывает Ирина Фаст. — Средняя «стоимость» человеческой жизни в 2017 г. (справедливого возмещения в связи с гибелью человека) составила 5,7 миллиона рублей. Средняя «стоимость» инвалидности составила 4,8 миллиона рублей».

Видео (кликните для воспроизведения).

То есть это те суммы, которые с научной точки зрения могли бы стать обоснованными компенсациями, и они в десятки раз выше тех, что реально назначаются сегодня.

Вариантов решения проблемы может быть несколько. Например, дать право правительству устанавливать правила расчета таких компенсаций, предусмотрев, что минимальный размер компенсаций не может быть, скажем, менее 20-кратной величины прожиточного минимума.

Или какие-то рекомендации для судей могут быть приняты пленумом Верховного суда России.

Источник: http://rg.ru/2019/02/25/miniust-predlozhil-vvesti-tarify-dlia-kompensacij-moralnogo-vreda.html

Практика по назначению суммы морального вреда должна поменяться

Краткое содержание:

У граждан накопилось немало вопросов к судебной системе по поводу снижения заявленной истцом суммы компенсации морального вреда. Действительно, внушительное количество законов, регулирующих эту общественно-этическую категорию дел, до сих пор не содержит порогов размера взыскиваемого ущерба, что позволяет судам произвольно назначать суммы компенсаций, без объяснений урезать требования пострадавших граждан.

Очевидно, что для справедливого правосудия необходимо срочно менять процедуру оценки юридических конфликтов. Первый шаг в данном направлении недавно сделал Верховный суд РФ.

ВС РФ предлагает пересмотреть правила игры

Предложение появилось после того, как в высшую судебную инстанцию поступил на рассмотрение спор москвички с Министерством внутренних дел России. Ведомство призвали к ответу за преступление, совершённое пьяным сотрудником, который при исполнении служебных обязанностей, как выяснилось, случайно застрелил сына заявительницы.

Виновный сотрудник уголовного розыска за убийство человека получил 1 год и 9 месяцев колонии общего режима. Мать погибшего не нашла в себе сил смириться с мягким приговором. Для неё смерть сына в одной из дежурных частей Санкт-Петербурга от руки полицейского, страдающего алкоголизмом, явилась настоящим ударом.

В порядке гражданского судопроизводства женщина подала иск о компенсации морального вреда на сумму 4 млн рублей. Она сообщила суду, что у неё на попечении осталась сирота, малолетняя дочь погибшего сына. Однако всё, что ей удалось отсудить, это 150 000 рублей. Мосгорсуд её возражения по поводу необоснованного снижения суммы компенсации не поддержал. Заняв сторону МВД, судьи отделались от заявительницы избитыми сухими формулировками, типа «размер компенсации отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Дело дошло до Верховного Суда РФ. Суд определил, что при отсутствии мотивов и обоснования нельзя было столь значительно занижать заявленную истцом сумму.

  • Нижестоящие суды не указали на обстоятельства дела, которые повлияли на появление новой цены нравственных страданий матери, существенно отличающейся от её требования.
  • Кроме этого, суды не учли степень вины работодателя, допустившего нахождение сотрудника в состоянии опьянения на службе

.

Он не только не был отстранён от исполнения служебных обязанностей, но и имел при себе табельное оружие, из которого и застрелил сына заявительницы.

ВС РФ напомнил о требованиях статей 195 и 198 ГПК РФ о необходимости соблюдения законности и обоснованности выносимых решений.

Дело направили на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Есть ли у судов возможность следовать установке ВС РФ?

Для того чтобы удовлетворять требования потерпевших о компенсации морального вреда, существует внушительная законодательная база (ст. 12, 150-152, 1099-1101 Гражданского кодекса РФ, ст. 15 Федерального закона о защите прав потребителей, ч.5 ст. 18 Федерального закона о статусе военнослужащих, ст. 237 Трудового кодекса РФ, ст. 38 Федерального закона о рекламе и др.).

Но из-за того, что степень физических и нравственных страданий оценивается судом на своё усмотрение, самостоятельно, без нормативных ограничений, то защита интересов потерпевших в нынешних условиях навряд ли кому-то может показаться полноценной и справедливой.

Среди экспертов есть мнение, что законодательная установка нижних пределов компенсаций по различным категориям дел может решить проблему. Для единства судебной практики требуется методика определения размеров морального вреда, в зависимости от степени физических и моральных страданий.

Определение Верховного суда от 26.11.2019 г. № 5-КГ 19-207 можно с уверенностью назвать переломным в сложившейся практике. Суд не просто намекнул на необоснованное занижение суммы требования при наличии доказанных обстоятельств дела. Суд указал на нарушение, заключающееся в отсутствии мотивов и обоснования тех выводов, которые побудили суд считать назначенную сумму компенсации достаточной для нивелирования страданий матери, потерявшей сына.

В России по сравнению со многими цивилизованными странами суды продолжают назначать крошечные суммы компенсаций. Если судебное сообщество откажется от пересмотра своего отношения к данному вопросу, то это лишь в очередной раз подтвердит низкий уровень развития общества и недооценку в нём личности.

Хорошего вам дня! Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми узнавать о правовых и практических аспектах жизни в России!

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Источник: http://www.9111.ru/questions/777777777784736/

Цена обиды

Вопрос о взыскании морального вреда всегда вызывает в обществе острую реакцию. Дело в том, что некой единой суммы за нервотрепку, страх, честное имя гражданина не существует. «Прайс-лист» за подобные вещи разный в разных судах. Где-то судьи моральный ущерб, нанесенный человеку, считают на тысячи рублей, а где-то и на миллионы. А еще есть ситуации, когда гражданам в удовлетворении таких требований вообще отказывают.

Читайте так же:  Ограничение дееспособности гражданина возможно в случае

Так в каких случаях можно идти в суд с иском заплатить за обиду и какие законы при этом надо знать?

Все началось с иска некой гражданки, которая пришла в суд с требованием к соседу компенсировать ей моральный вред. При рассмотрении дела выяснилось следующее: гражданка и ее сосед — собственники одного дома. И каждому принадлежит по половине. Сосед истицы сделал на своей половине ремонт. В общем, реконструкция одной половины дома привела к тому, что вторая половина оказалась в аварийном состоянии.

В cуде женщина показала вступившее в законную силу судебное решение по этому поводу. В этом решении сказано, что реконструкция половины дома признана незаконной и сосед должен возместить гражданке ущерб и устранить недостатки.

Теперь гражданка второй раз пришла в суд с рассказом, что из-за незаконных действий соседа появилась реальная угроза ее жизни и здоровью, все время ремонта она испытывала страх, волнение и «чувство безызвестности относительно своего будущего». Нанесенный ей моральный вред гражданка оценила в 52 тысячи рублей. Суд с ней согласился частично. Он оценил волнение и страх в меньшую сумму и присудил 15 тысяч рублей. Апелляция с таким расчетом согласилась. Но сосед был против и дошел до Верховного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам оба решения отменила. Она не стала возвращать дело в райсуд, а сама приняла новое решение, что бывает крайне редко. Верховный суд истице в просьбе взыскать моральный ущерб отказал. И вот как аргументировал этот отказ.

В Гражданском кодексе есть 151-я статья, в которой сказано, что если гражданину причинен моральный вред действиями, которые нарушают его неимущественные права либо посягают на принадлежащие этому человеку нематериальные блага, то суд вправе обязать заплатить за вред . Под моральным вредом закон понимает физические или нравственные страдания. Был специальный пленум Верховного суда, посвященный проблемам компенсации морального вреда. Там четко сказано — под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием и посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Под этими благами понимаются жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

К моральному вреду так же относятся действия, нарушающие личные, неимущественные права гражданина. Это право на пользование своим именем, право авторства и прочие права по закону об охране прав интеллектуальной деятельности.

По разъяснениям Верховного суда, моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родных, невозможностью продолжать общественную жизнь, потерей работы, раскрытие личных, врачебных или семейных тайн. К моральному ущербу так же относится распространение информации, которая не соответствует действительности, фактов, порочащих честь и деловую репутацию гражданина, временное ограничение каких-то его прав. Туда же законом отнесена физическая боль, связанная с причиненным увечьем или заболеванием, которое развилось из-за моральных страданий.

В общем, из Гражданского кодекса и постановления пленума Верховного суда можно сделать вывод, что моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, или посягает на принадлежащие ему личные нематериальные блага. В нашем случае основанием для компенсации морального вреда названы истицей действия соседа по незаконной перепланировке половины дома. Из-за этого часть дома истицы приведена в непригодное для жизни состояние. В переводе на юридический язык, основания иска — повреждение общего имущества. А у нас по гражданскому и жилищному законодательству компенсация морального вреда, причиненная нарушением имущественных прав на жилье, — не предусмотрена.

Источник: http://rg.ru/2015/11/10/vs.html

Реальные суммы морального вреда

Советы юристов:

Да это возможно.

4.1. Здравствуйте!
Размер компенсации морального вреда указывайте в иск. заявл. Тот, на который Вы считаете, что испытали моральные и нравственные страдания. Все подкрепляйте доказательствами. Чем более обоснованна сумма — тем больше шансов, что суд присудит больше.
Больше, чем указанная сумма в исковом — суд точно не присудит, поэтому указывайте по-максимуму, а то, что суды часто снижают — от этого никуда не деться. Но больше, чем укажите — не присудят.

За помощью в составлении документов (претензий, жалоб, исковых заявлений и др.) и за более подробной консультацией Вы можете обратиться к выбранному Вами юристу на сайте.
Всего доброго!

7.1. Здравствуйте. На какую реальную сумму я могу расчитывать за сломанный нос и синяки на лбу и щеке для примирения? И что грозит обидчику в суде (помимо судимости) расходы на адвоката, судебные издержки, штраф в пользу государства, физический и моральный вред – какая срадняя сумма исходя из практики?

12.3. Добрый день! Сумма морального вреда составит не более 1000 рублей. Подавайте исковое заявление о защите прав потребителя.

Берегите себя.
С уважением Сармина Е.А.

Источник: http://www.9111.ru/%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4/%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%81%D1%83%D0%BC%D0%BC%D1%8B_%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0/

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России — гроши

ПРЕМИЯ ЗА СУТЯЖНИЧЕСТВО

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек. В 1992 году бабуля купила кофе в « Макдональдс », а потом случайно пролила его на себя в машине. Кипяток всего-то обжог ей ноги, но пожилая миссис дело так не оставила. Выкатила иск за моральный ущерб на $2,9 млн, утверждая, что «Макдональдс» пренебрегает здоровьем клиентов, продавая слишком горячий кофе. Удивительно, но суд… встал на ее сторону. Потом юристы крупнейшего фаст-фуда подсуетились и компенсацию снизили. Но она все равно осталась солидной — $600 тыс. Случай стал символом американской системы правосудия. И с 2002 по 2007 год в США даже присуждалась премия им. Стеллы Либек «За самый нелепый судебный иск».

Моральный ущерб: на Западе присуждают миллионы, а в России — гроши. Почему так?

В России такая история невозможна. Однако, к сожалению, наши суды и по вполне обоснованным претензиям в компенсации морального вреда отказывают или назначают неприличные копейки. Несколько лет назад было громкое дело против «Седьмого континента»: сеть продавала под своей маркой козинаки, зараженные личинками насекомых. Когда покупатель открыл упаковку, из нее вылетели мотыльки. Тогда суд оценил моральный вред в 10 тыс. руб. По возмещению морального вреда потребителю это очень высокая компенсация – обычно, порядка 1 тыс. руб.

— Я работала завучем в сельской школе 15 лет. За несколько дней до начала учебного года меня уволили, буквально одним днем — рассказывает читательница « КП » Татьяна, — Подала на школу в суд, разбирались 3 месяца. В итоге – по суду в должности меня восстановили. Присудили минимальную компенсацию за время вынужденного прогула. Но моральный вред оценили в 500 руб. А я за это время чуть не с ума не сошла.

«КП» решила разобраться, почему страдания россиянина оценивают значительно дешевле моральных потрясений американца или европейца?

Самый нелепый судебный иск в истории подала 79-летняя американка Стелла Либек Фото: EAST NEWS

СУММЫ ОТ БАЛДЫ

Моральный вред в системе российского правосудия — понятие субъективное. Даже в гражданском кодексе у него весьма расплывчатая трактовка: «Нравственные или физические страдания от посягательства на жизнь, здоровье, честь и достоинство, деловую репутацию и личные неимущественные права». Со здоровьем еще более или менее понятно. Но как оценить нравственные страдания?

Читайте так же:  Последний день обжалования решения суда

Этот философский вопрос пытались решить почти 30 лет. Но ответа так и не нашли. Поэтому всю глубину страданий суд определяет практически на глаз. По-умному «с учетом требований разумности и справедливости». Что это значит – одной Фемиде известно.

Сегодня в России не существует никакой формулы при расчетах морального вреда. Никаких минимальных и максимальных пределов. А поскольку у нас не действует прецедентное право, то в похожих историях суд имеет право назначать совершенно разные суммы. Например, за оскорбление в публичном месте компенсация была и 2 тыс., и 10 тыс., и 100 тыс. рублей. Последний вариант, правда, про публичных персон. Конкретнее – по иску Елены Ваенги к журналу «Собеседник». Журналисты публично заподозрили, что она – вампир.

ПОСТРАДАЛ — ОБОСНУЙ

Мало того, что моральный вред нужно оценить, так его еще и поди докажи.

— Для суда мало что заранее установлено и определено. Все нуждается в доказательствах — в этом и есть состязание. А получается, что выходит человек и говорит: « Вы же понимаете, я очень переживаю». А судья не понимает. А если и понимает, не имеет право вложить это понимание в свой вердикт, — говорит Андрей Некрасов , адвокат, старший преподаватель РАНХиГС. — И как обосновывать свои материальные притязания за моральный вред никто не может договориться.

Как доказать, что ты страдал? Не физически, нет. Душевно! Заплаканные фото и платочки суд вряд ли примет к рассмотрению. Дневники в стиле Достоевского писать? Показания свидетелей, которые утешали? По словам Некрасова, единственный путь –психологическая экспертиза. Мало того, что это недешевое удовольствие – от 15 тыс. рублей. Так еще и пойди-найди специалиста, который возьмется.

— Психологов у нас много. Тех, кто умеет работать с бумагами, оформлять их для суда – почти нет. А тех, кто готов взять на себя ответственность – еще меньше, — рассказывает Некрасов. – Но это касается дел, где человек действительно испытал серьезное потрясение. А если брать ситуации, например, с защитой прав потребителей? У человека айфон сломался, какая тут может быть психологическая экспертиза? Суммы присуждают абсолютно с потолка.

ГОСУДАРСТВО ПРИКРЫВАЕТ СЕБЯ

С другой стороны, с потолка можно же присуждать и крупные суммы. Но, по данным компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» (ФБК), средняя компенсация за моральный вред в России – 1,7 тыс. руб. «Цена страдания» в нашей стране в десятки раз ниже, чем за рубежом. Юристы называют несколько причин.

— Если опасения, что государству придется раскошеливаться на немалые суммы. Ведь оно тоже часто может выступать ответчиком. Неправильное назначение пенсий или предоставление госуслуг, медпомощи, образования. Если начнется практика крупных исков, государству тоже придется платить, — говорит Игорь Николаев , ди ректор Института стратегического анализа ФБК. – Но это нормально. Государство такой же субъект отношений. Если в результате действия госслужащих нанесен ущерб, нужно оплачивать его в полной мере.

Другая причина – странная жалостливость российских судов. Считается, что компенсация не должна быть чересчур обременительна для «вредителя». При рассмотрении дел судьи учитывают платежеспособность человека или компании. В США или Европе такого нет. Гражданин там может разорить чью-то фирму или семью одним иском. Поэтому таких исков там боятся, как чумы.

— Как только начнут присуждать разумные суммы, сразу же во много раз возрастет количество поданных исков. В США в судах многих штатов самое большое количество рассматриваемых дел — как раз о компенсации морального вреда, — предлагает свою версию Елена Заварская , юрист компании The Lawers. — Учитывая перегруженность наших судей, они просто не готовы справиться с наплывом.

Есть и менее очевидные причины. Юристы-правозащитники рассказывали «КП», что иски о моральном вреде – индикатор морального здоровья общества. Эдакий показатель развития правовой системы. Если дать возможность людям бороться за свои потребительские права, то отсюда рукой подать до борьбы за права гражданские. А это государству совсем не выгодно.

СКОЛЬКО МОЖНО ПОЛУЧИТЬ?

Мы опросили более десятка практикующих юристов и выяснили сложившийся сегодня примерный прейскурант.

— Моральный вред семье после смерти родственника по чьей-то вине – около 1 млн руб*. Такую сумму обычно получают от государства семьи погибших в авиакатастрофах, терактах, трагических случаях. Это служит ориентиром для юристов при подаче других исков.

— Моральный вред при причинении вреда здоровью. От 500 тыс. до 1 млн. руб. при серьезном ущербе. Но это когда человек фактически остался инвалидом. От 50 тыс. до 100 тыс. руб. в случае средней тяжести. Неправильно поставленный смертельный диагноз – около 100 тыс. рублей. Разглашение медицинской тайны – столько же.

— Трудовые споры. Тут все очень индивидуально. Незаконное увольнение – 1-2 тыс. руб. Производственная травма – около 10 тыс. руб. Максимальная сумма ущерба, которую называли – 35 тыс. руб. за отказ в приеме на работу на основании расовой принадлежности кандидата.

— Незаконное уголовное преследование – до 50 тыс. руб.

— Защита прав потребителей — до 10 тыс. руб. по любому нарушению.

*Здесь и далее суммы могут существенно отличаться в зависимости от конкретной ситуации и региона.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

А КАК У НИХ?

Австрия

Конкретные суммы в законах не прописаны. Однако есть ставки компенсаций в случае телесных повреждений – в зависимости от тяжести от 100 до 300 евро за каждый день восстановления здоровья. Самая крупная сумма компенсации с 2001 года – 217 тыс. евро

Германия

Конкретные суммы также не определены. Но в законе сказано, что судьи должны ориентироваться на размер компенсации по ранее рассмотренным похожим ситуациям. Максимальная сумма компенсации с 2001 года – 600 тыс. евро

Великобритания

С 1994 года действует минимальная «тарифная сетка» за причинение морального вреда. Компенсация зависит от времени страдания. Под страданием понимают – снижение трудоспособности, разрыв социальных связей, депрессию и даже потерю сексуальной активности. Если это длится до 16 недель, то сумма от 1 тыс. фунтов стерлингов. До 26 недель – от 4 тыс. Более 26 недель – от 7,5 тыс. Постоянно – от 20 тыс. фунтов.

Франция

Установлено фиксированное значение в случае утраты трудоспособности – 600 евро в месяц. В остальных случаях, размер определяет суд в зависимости от степени тяжести ущерба и возраста потерпевшего.

США

Подход к компенсации сильно различается в зависимости от конкретного штата. Фиксированных сумм тоже нет – все отдано также на принцип «разумности и справедливости». Разброс компенсаций весьма велик . $200 – мужчина травмирован при ДТП (ссадина на пальце, растяжение шеи, головные боли и появление проблем с памятью) и $10,5 млн – работница завода по переработке ядерного топлива получила облучение плутонием.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.kp.ru/daily/26897.7/3941665/

Моральный вред миллион рублей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here